«Так исторически сложилось, что защитников у пенсионных фондов нет»
Фото: НЛУ

«Так исторически сложилось, что защитников у пенсионных фондов нет»

Дмитрий Александров
глава Национальной лиги управляющих
8649

Как нужно поменять модель инвестирования средств негосударственных пенсионных фондов, почему у них нет мощных лоббистов во власти и стоит ли вообще верить в будущее российской пенсионной системы, в интервью порталу Банки.ру рассказал глава Национальной лиги управляющих Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ.

— Когда и как в России появились негосударственные пенсионные фонды?

— История НПФ началась в 90-е годы прошлого века. Они были аналогами страховых компаний при предприятиях и использовались в интересах этих организаций, часто для вывода средств и организации различных зарплатных проектов. Насчитывалось их несколько сотен.

— А кто их тогда регулировал?

— Изначально они были предоставлены сами себе, а потом появилась Инспекция по пенсионным фондам при Министерстве труда. Она была расформирована при очередной реформе, вместо нее создали Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг, которая потом стала Федеральной службой по финансовым рынкам, а в прошлом году была присоединена к Центробанку. В начале 2000-х годов президент Путин задался вопросом, что делать с пенсионной системой. Наши эксперты начали ездить по миру, смотреть опыт латиноамериканских стран, Европы и Северной Америки. В итоге, исходя из того, что население у нас по уровню дохода и величины ВВП на душу относительно богатое, решили перенять опыт Чили. Тогда эта страна была хедлайнером пенсионной системы в целом, накопив в фондах достаточно большие средства, которые сильно изменили инфраструктуру государства.

Реформа изначально подразумевала, что Пенсионный фонд Российской Федерации будет иметь два счета: один распределительный, другой персональный, накопительный. А управлять этими деньгами будут управляющие компании. Считалось, что Пенсионный фонд будет администратором. Сейчас, по сути, ПФР является одним из учетчиков, наравне с НПФ, которые ведут реестр, а управляющая компания https://www.banki.ru/wikibank/images/wiki_link.gif инвестирует. Негосударственные пенсионные фонды в их нынешнем виде появились в начале 2000-х годов, и до 2008-го на них никто особо не обращал внимания.

В 2008 году, во-первых, случился кризис, а во-вторых, вступил в силу закон о софинансировании, который подразумевает, что застрахованные лица могут увеличить накопительную часть своей трудовой пенсии за счет собственных добровольных страховых взносов и взносов государства. Тогда начали появляться первые пенсионные фонды, нацеленные на средства пенсионных накоплений. Дальше больше. Фонды стали привлекать людей в большом количестве. Появились агенты, специализирующиеся на привлечении застрахованных лиц в НПФ. Потом в дело вступили банки, которые при оформлении кредита предлагают подписать заявление о переходе в банковский пенсионный фонд. Соответственно, начали расти банковские пенсионные фонды, которые есть у многих крупных банков. К 1 января 2014 года в негосударственных пенсионных фондах оказалось сосредоточено порядка 800 миллиардов рублей пенсионных резервов. Это та сумма, которая сформировалась еще до 2008 года. Она незначительно меняется вместе с биржевым индексом, но новых взносов поступает меньше, чем до кризиса. И примерно столько же средств пенсионных накоплений.

— Куда в основном инвестируются средства НПФ?

— Деньги в руках фондов достаточно большие, инвестируются они в основном в банковские депозиты и государственные долговые бумаги, а также в очень ограниченный список ценных бумаг класса А-1 на российской фондовой бирже. Туда не входили «Газпром», «Роснефть», РЖД. Иными словами, пенсионные фонды практически не могут диверсифицированно инвестировать в Россию. Модель инвестирования надо пересматривать. Можно пойти либо по пути Чили и создать бенчмарк (эталонный список объектов инвестиций. — Прим. ред.), в который будет входить, например, 40% акций России, 20% акций Евросоюза, 20% облигаций России, 10% облигаций Китая, 5% денежных средств, паи паевых фондов и прямые инвестиции. И инвестировать в рамках этого бенчмарка. Можно пойти по пути Швейцарии и инвестировать в бумаги, в зависимости от срока, остающегося до выхода на пенсию конкретных участников фонда. Иными словами, чем меньше срок до пенсии, тем более консервативным должен быть портфель. Это называется мандатным управлением. Третий вариант — Филиппины, где государство само выбирает список бумаг, в которые можно инвестировать, и ограничивает их на одного эмитента. На мой взгляд, нам больше всего подходит швейцарская модель.

— Каким, по вашим ожиданиям, будет сектор НПФ после комплексной проверки их устойчивости Центробанком?

— Сейчас у нас насчитывается около 120 пенсионных фондов. Пенсионный фонд — это дорогой бизнес, который требует существенного вложения денег. Уже несколько лет наблюдается тенденция к уменьшению числа НПФ преимущественно за счет слияний. Этот процесс продолжился бы, если бы не недавний мораторий ЦБ. Сейчас очень велики риски того, что мораторий продлится неограниченное количество времени. Такие опасения существуют у многих участников рынка. Сложилась очень странная ситуация с софинансированием, когда средства клиентов НПФ уходят в распределительную часть. В принципе, можно идти в Конституционный суд, ведь нарушаются права граждан. Скорее всего, в ближайшем будущем у нас будут несколько десятков крупных управляющих компаний и несколько десятков крупных негосударственных пенсионных фондов. Сейчас такая картина уже практически вырисовывается: топ-10 НПФ в России — это 90% пенсионных резервов и 90% пенсионных накоплений. В принципе, даже если сейчас оставить десять компаний, то рынок сохранится.

В общем, это правильные и нужные действия ЦБ. Но тут картина такая, как с отзывом лицензий в банковском секторе: можно было бы не рубить сплеча, не вводить этот мораторий, не замораживать средства, а планомерно осуществлять реформирование.

— Чем в основном сейчас заняты НПФ?

— Государство посчитало, что НПФ должны уйти от некоммерческой организационной формы. Так как в этом случае их собственник не несет ответственности, но по сути они являются коммерческими организациями, которые привлекают денежные средства для распоряжения ими с целью получения прибыли. На реорганизацию и акционирование фондам дается два года — 2014-й и 2015-й.

ЦБ выпускает требование, в котором говорится, какой форме и структуре должен соответствовать НПФ. В этом документе должно быть прописаны особенности риск-менеджмента, количество работников, обладающих соответствующей компетенцией, требования к программному обеспечению и т. д. Фонд смотрит, соответствует ли он данным параметрам. Если соответствует, то после того, как совет пенсионного фонда принимает решение о своем акционировании, о том, кто у него будет собственником, он отправляет об этом письмо в ЦБ. Затем Банк России совместно с Агентством по страхованию вкладов приходит проверять организацию и всех контрагентов. И если все в порядке, то НПФ вступает сначала в АСВ, а потом в систему пенсионных накоплений.

— Будет ли АСВ страховать Пенсионный фонд России?

— Да, правительство посчитало, что ПФР точно такой же участник рынка, как и обычный пенсионный фонд. Представляете, какое у нас мощное АСВ!

— А зачем страховать ПФР, если с ним, по идее, все равно ничего не случится?

— С ним, скорее всего, ничего не случится. Но в ПФР может прийти клиент из коммерческого пенсионного фонда, который инвестировал эти средства не совсем эффективно. И есть перечень случаев, когда АСВ обязано довести сумму до определенного номинала.

— Говорят, что НПФ практически не банкротятся…

— У нас они действительно не банкротятся, потому что сливаются с другими НПФ. Кроме того, российская пенсионная система молодая и, соответственно, еще не наступил период массовых выплат пенсий.

— Сколько в России фондов, которые существуют сами по себе, без управляющей компании?

— Существует несколько мелких фондов без управляющих компаний, в основном же все организации изначально создавались в рамках финансово-промышленных либо банковских групп и никогда не жили отдельной жизнью.

— Будет ли рентабельным бизнес негосударственных пенсионных фондов, если сейчас социологические опросы показывают, что 51% граждан держат средства в ПФР и не верят НПФ?

— Это нормально. Во всем мире пенсионная система консервативна. Людям нужны десятилетия, чтобы просто узнать о принципе работы негосударственных фондов.

— А что, на ваш взгляд, будет с теми людьми, которые решили остаться в ПФР?

— Если экономическая ситуация в стране будет ухудшаться, то они ничего не получат. Если говорить про пенсионные накопления, то процесс превращения накопительной части в распределительную несет необратимые последствия. В перспективе пенсионный возраст, скорее всего, будет повышен. Нужно признать как должное то, что в нашем ПФР дыра в триллион рублей, которая продолжит расти, а послевоенное поколение только начинает массово выходить на пенсию. Сейчас пока активно работают и платят налоги люди, рожденные в 80-х годах прошлого века, Россия имеет самую выгодную демографическую ситуацию. Но не успеем оглянуться, как на работу выйдут люди 1990-х и 2000-х, когда наблюдалась демографическая яма. Тогда дефицит бюджета ПФР станет непомерной ношей для государственных финансов.

— Вы все-таки советуете людям сделать выбор в пользу негосударственного пенсионного фонда?

— Все зависит от того, насколько вы разумный человек, который думает о своем будущем и занимается личным финансовым планированием. Дальше нужно грамотно подойти к выбору НПФ, в том числе поинтересоваться его управляющими компаниями и предыдущей доходностью. Если он грамотно инвестирует средства, то в НПФ можно верить. Вообще, одна из основных проблем рынка — нехватка опытных рисковиков и управляющих для управления средствами.

— Как обстоит дело с лоббированием интересов пенсионных фондов во власти?

— В целом могу сказать, что лоббирование у НПФ слабое. Мне кажется, что самое сильное лоббирование в России — у нефтяных компаний, банков, затем у страховых компаний.

— А каковые сейчас основные законодательные потребности у негосударственных пенсионных фондов?

— Основные потребности — это понять процесс акционирования и пройти чистилище АСВ и ЦБ. На рынке считают, что после всего этого в России останется около 40—50 фондов. То есть сектор сократится примерно в два раза. Так уж сложилось, что НПФ не смогли найти способ эффективного саморегулирования. Зачастую рынкам нужны решения сверху. Как обычно, в России мы полагаемся на государство, на регулятор, в данном случае — на Банк России https://www.banki.ru/wikibank/images/wiki_link.gif. Посмотрим, как ему удастся проверить сектор пенсионных фондов, не убив при этом бизнес. Так или иначе, через два года рынок окажется в совершенно ином состоянии. Я удивляюсь, почему взялись так жестко именно за НПФ, а не за страховые компании, например? Ведь у них-то бизнес намного более рискованный, а от этого угроза банкротства куда выше. Но, как я сказал, у страховых компаний лобби сильнее, и они вряд ли допустят над собой такие издевательства.

— Почему же таких защитников не сформировалось у НПФ?

— Так сложилось исторически. У банков и страховых компаний получилось создать качественное лобби, которое умеет доносить информацию до нужных инстанций и взаимодействовать с ними. А у рынка коллективных инвестиций не получилось. И это проблема.

— Насколько законно полупринудительное привлечение сотрудников РЖД, «Газпрома» к фондам этих компаний? И можно ли этого как-то избежать?

— В Швейцарии, Германии, США происходит то же самое. Это нормально. В некоторых компаниях в развитых странах отказ человека вступать в определенный пенсионный фонд может быть неформальной причиной для отказа в приеме на работу. Единственный путь поменять НПФ во многих странах — обратиться к руководству компании с коллективной просьбой.

— Что дает закон, запрещающий менять фонд раньше, чем раз в пять лет?

— С момента поступления ваших денег в пенсионный фонд начинается отсчет времени до пенсии. Каждый год вас информируют о зачисленной сумме. Для того чтобы сменить свой НПФ досрочно, вы должны подать свое заявление за год; если на обычных основаниях, то за пять лет. Например, если вы написали заявление о переходе 17 мая 2016 года, то 17 мая 2021 года вы переходите из НПФ в ПФР или другой НПФ, при этом ваши взносы не должны уменьшиться. А если они вдруг уменьшились, то НПФ обязан вам дополнить недостаток до номинала, с которым вы к нему пришли. Если он этого не может сделать, то в дело вступает АСВ, а НПФ, соответственно, банкротится.

— Будут ли дифференцированы отчисления негосударственных фондов в АСВ?

— ЦБ предложил дифференцированные отчисления в зависимости от инвестиционной стратегии. Еще регулятор предложил так называемую пожарную меру: если в АСВ деньги закончатся, то участники системы будут платить ставку, умноженную на два, в течение двух лет. В целом отчисления не станут большой нагрузкой для фондов.

Беседовала Юлия ТИТОВА, Banki.ru