«Скорее всего, через два года в Россию придут китайские игроки»
Фото: Банк Интеза

«Скорее всего, через два года в Россию придут китайские игроки»

Антонио Фаллико
председатель совета директоров банка «Интеза»
8516

С профессором Антонио ФАЛЛИКО, председателем совета директоров банка «Интеза» в России, обозреватель портала Банки.ру поговорила о перспективах нашей банковской системы, об амбициозных планах кредитной организации по покупке крупного банка, о папе Франциске I и о том, каких русских писателей проще понимать иностранцу.

— На чем построен бизнес банка «Интеза» в России?

— Мы — универсальный банк, поэтому развиваем все сегменты бизнеса. Но основное внимание уделяем направлению малого и среднего бизнеса, а также корпоративному сегменту. Ретейловое направление в банке предусматривает в том числе обслуживание состоятельных клиентов и услуги private banking.

— Если посмотреть структуру вашего кредитного портфеля, основная его доля приходится на кредиты корпоративным клиентам…

— Да, кредиты представителям малого и среднего бизнеса (МСБ) и корпоративным клиентам — это основа нашего бизнеса. Необходимо отметить, что в сегменте корпоративных клиентов у нас большая часть кредитов связана с SME (Small and Medium enterprises) и в целом структура примерно такова: 64% — SME, 31% — корпоративный бизнес, 5% — ретейл. Совокупный кредитный портфель банка на 31 декабря 2013 года, по данным МСФО, составил 57 миллиардов рублей.

— Вы не заинтересованы в увеличении доли розничных клиентов?

— Безусловно, мы планируем постепенно повышать долю ретейла в нашей структуре, но это не будет осуществляться агрессивно. В наших планах — довести долю розничных клиентов до 10% в течение ближайших трех лет.

— В пассивах вашего банка доля депозитов физических лиц не очень велика. Сейчас вклады граждан в банке «Интеза» составляют почти 5 миллиардов рублей, а средства предприятий и организаций — 19,8 миллиарда. Есть ли планы по росту розничного депозитного портфеля?

— Мы постоянно работаем над диверсификацией нашей пассивной базы. Надеемся в этом году увеличить портфель депозитов физлиц на 25%.

— На сколько вы планируете увеличить общий депозитный и кредитный портфель в этом году?

— Мы реалисты и предпочитаем органический рост. Поэтому планируем нарастить объем обоих портфелей на 10%. Тем не менее мы не исключаем неорганический рост за счет приобретения крупного банка в России и уже несколько лет подыскиваем подходящую кандидатуру. Это должен быть универсальный банк, сконцентрированный на обслуживании корпоративных клиентов. Но в настоящее время мы не ведем ни с кем переговоров.

— Кого банк «Интеза» считает основными конкурентами на российском рынке?

— В ретейловом сегменте это ЮниКредит Банк и Райффайзенбанк, в сегменте малого и среднего бизнеса — Сбербанк, в работе с крупными корпоративными клиентами — Deutsche Bank и ВЭБ. С нашими конкурентами мы поддерживаем хорошие отношения. Нам часто приходится вместе финансировать крупные объекты, тем самым диверсифицируя свои риски. Так что могу сказать, что в России есть место для всех.

— Просрочка по общему кредитному портфелю банка сейчас составляет порядка 10%. Будете ли вы снижать этот показатель?

— Естественно, мы считаем, что просрочка в размере 10% от портфеля — это достаточно высокий уровень. Но, к сожалению, это результат финансового кризиса 2007—2009 годов. Поэтому избавиться от такого «наследства» не так просто, как кажется на первый взгляд. Однако продавать портфель проблемных кредитов мы пока не планируем: большие кредиты пытаемся вернуть сами, маленькие — отдаем на аутсорсинг.

Мы реально смотрим на вещи и надеемся снизить уровень просрочки до 8%. Кредиты, попавшие в разряд просроченных, полностью обеспечены залогом, однако потребуется некоторое время, чтобы продать активы, оставленные банку в качестве гарантий. К слову, новые продукты банка имеют намного более низкий уровень просрочки в силу консервативной стратегии кредитования, которой придерживается банк.

— У банка не самые высокие показатели по прибыли. Получение прибыли не является вашей главной целью?

— Наша прибыль по МФСО за 2013 год составила 179 миллионов рублей, что значительно меньше, чем в 2012-м, когда прибыль превысила миллиард рублей. Основные факторы, повлиявшие на финансовый результат 2013 года, — снижение чистых процентных доходов банка и более высокий уровень резервов по ссудной задолженности (в 2013 году они практически в два раза превысили показатель 2012-го).

Стабильно высокая прибыль возможна только при стабильной ситуации на финансовых рынках и стабильно растущей экономике, в противном случае это, скорее, временные удачи с высоким риском. Я полагаю, что 2014 и 2015 годы будут не самыми простыми для мировой экономики. Исходя из этого, мы предпочитаем наращивать наши общие резервы вместо прибыли.

— Какую роль банк «Интеза» играет в развитии российско-итальянских отношений?

— Группа Intesa Sanpaolo обслуживает более половины торгового оборота между Италией и Россией. Кроме того, мы предоставляем услуги консультирования в области инвестиций как российским, так и итальянским компаниям. В настоящее время в России реализуется ряд крупных проектов с использованием нашего финансирования. В качестве примера могу назвать строительство «ВТБ Арена» и реконструкцию стадиона «Динамо» в Москве. Общий объем инвестиций в проект составил более 500 миллионов евро. Мы реализуем этот проект совместно с банком Cassa Depositi e Prestiti, Агентством по страхованию экспортных кредитов SACE, банками Société Generale, KfW IPEX-Bank и банком ВТБ.

Другой значимый российско-итальянский проект — Фонд прямых инвестиций «Мир Кэпитал», созданный в 2012 году банком «Интеза» и Газпромбанком. Фонд с капиталом 300 миллионов евро направляет прямые инвестиции в перспективные частные компании среднего бизнеса, работающие на российском и итальянском рынке. В настоящее время фонд завершил ряд сделок. Банк «Интеза» способствует развитию российско-итальянских отношений не только в области экономики, инвестиций и торговли. Мы активно поддерживаем культурные связи между нашими странами. Мы участвуем в крупных музейных, театральных и выставочных проектах. В этом году мы стали официальным партнером перекрестного «Года туризма» Италии — России, в рамках которого поддерживаем множество культурных инициатив.

— Как вы считаете, можно ли ожидать прихода в российский банковский сектор новых иностранных игроков?

— Я думаю, что в ближайшее время не стоит ожидать появления на российском рынке американских и европейских банков. Но, скорее всего, через полтора-два года в Россию придут китайские игроки. Это связано с тем, что в последние десять лет за Россией закрепилась устойчивая репутация «страны, где можно очень хорошо заработать». Однако, по моему мнению, в течение двух-трех лет геополитическая ситуация в России не будет способствовать притоку новых инвесторов.

— По вашему мнению, необходимо ли сокращать количество банков в России?

— Да, я считаю, что российская банковская система перегружена и в таком количестве кредитных организаций нет необходимости. Тем не менее многое зависит от бизнеса самого банка. Например, потребительские кредиты выдает слишком большое количество кредитных организаций — когда банк выдает потребкредиты, это считается «модным». С другой стороны, в России недостаточное количество инвестиционных банков.

Если говорить об Италии, численность населения там примерно в 2,5 раза меньше, чем в России. При этом у нас функционирует достаточно большое количество кредитных организаций — около 600. Однако стоит учесть, что многие из них были созданы 100—200 лет назад. В России же банковская система еще очень молода.

— Регулятор банковского сектора в Италии выделяет системно значимые кредитные организации, есть какой-то список таких организаций?

— Формально такого списка нет, по факту он существует. В Италии работают приблизительно десять системно значимых банков, которые, как правило, одновременно являются крупнейшими банками страны. Могу с гордостью сказать, что Intesa Sanpaolo, головной банк нашей группы, входит в неофициальный список системно значимых банков Италии. С 2015 года надзор за такими кредитными организациями будет осуществлять только Европейский центральный банк (ЕЦБ). Включение в такой список не предоставляет кредитным организациям какие-либо преференции, скорее, увеличивает ответственность за качество ведения банковского бизнеса.

— Какие банки вы бы включили в российский список системно значимых кредитных организаций?

— Не думаю, что размер активов играет решающую роль при формировании списка системно значимых банков — в таком случае иностранные банки в России будут значительно проигрывать российским кредитным организациям. По моему убеждению, к системно значимым банкам России следует отнести те кредитные организации, которые выполняют масштабные функции, а именно: способствуют развитию взаимоотношений между странами. К таким банкам, к примеру, можно отнести Deutsche Bank в России: он не обслуживает розничных клиентов, однако для Германии является системно значимым. Поэтому расчеты между Россией и Германией проводятся в том числе и через отделения этого банка.

— Будучи итальянцем, как вы относитесь к деятельности папы римского Франциска I, который создал Министерство финансов Ватикана и пытается впервые за долгое время поставить под контроль деятельность Банка Ватикана?

— Папа Франциск I совершил в этой области настоящую революцию, чем снискал себе славу «непредсказуемого реформатора». Я также считаю, что его действия выглядят достаточно смело. Причем слова не расходятся с делами — вот что мне нравится в новом папе. Папа Франциск I — очень простой и скромный человек. Но в то же время очень решительный. Я говорю это не понаслышке. Недавно я был удостоен аудиенции Его Святейшества. Я надеюсь, он проживет много лет и сделает много хорошего для Ватикана.

Если же говорить о финансовых отношениях применительно к церкви, не секрет, что 90% депозитов Ватикана, включая вклады архиепископов и кардиналов, хранятся в банке Intesa Sanpaolo. Так что такая финансовая активность не новость для духовенства Ватикана.

Кстати, в скором времени выйдет книга-интервью Папы Франциска I, и Intesa Sanpaolo спонсирует ее выпуск. В ней понтифик расскажет о своей деятельности и даже озвучит свое отношение к ситуации в России.

— Сколько лет банк «Интеза» представлен в России и какие улучшения вы заметили за это время в банковской системе нашей страны?

— В этом году исполняется 41 год, как банк «Интеза» функционирует в России. Я работаю в банке и живу в этой стране 40 лет. Конечно, Россия сейчас и Россия 40 лет назад — две абсолютно разные страны. Когда я впервые приехал в СССР, банковский рынок состоял из двух-трех государственных банков. В 1973 году мы открыли представительство Banca Commerciale Italiana, который позже вошел в состав группы Intesa Sanpaolo. Мы уже тогда принимали участие в значимых сделках. В частности, полностью профинансировали сделку автопроизводителя FIAT, который построил «под ключ» автомобильный завод «ВАЗ» в Тольятти.

Конкурировать в СССР было значительно проще — в течение года мы могли заключить несколько крупных экономических сделок и, образно говоря, спать спокойно. Сейчас же необходимо каждый день активно искать пути решения проблем, думать над расширением бизнеса.

— Что вас удивило при первом посещении России?

— Я приехал не как турист, а как официальное лицо, по приглашению ЦК КПСС, поэтому сюрпризов в моей «русской» жизни было мало. Однако уже в аэропорту меня удивило, что никто не потребовал мой паспорт и я не проходил таможню. Меня поселили в гостиницу, на которой я не заметил никакой вывески. Войдя, я подумал, что попал в Швейцарию — настолько все было шикарно. Мне дали номер размером 53 квадратных метра с двумя ванными комнатами. Ужин в ресторане мне обошелся в мизерную сумму. Тогда я позавидовал русским и тому, как богато они живут. Лишь спустя какое-то время я узнал, что далеко не каждому жителю Советского Союза доступна вся эта роскошь.

— Сколько лет вам потребовалось, чтобы выучить русский язык?

— Регулярно я занимался мало, поэтому не могу сказать, что был студентом, который прилежно учил падежи. В целом у меня ушло восемь месяцев на то, чтобы научиться понимать русскую речь и, пускай и с ошибками, изъясняться на русском языке. Я владею несколькими языками, в числе которых французский и английский. Естественно, наиболее сложным для меня является именно русский. Мне более-менее понятны рассказы Паустовского, а вот произведения Толстого и Достоевского — пока не в полной мере. Также сложно дело обстоит с русской поэзией: Пушкина, например, мне воспринимать достаточно тяжело.

— Что вам нравится в России как ее многолетнему жителю?

— Прежде всего, мне нравится российский народ, вы действительно уникальны. Я считаю, что у русских и итальянцев одинаковые «корни», я имею в виду духовную составляющую. Иначе чем можно объяснить ситуацию, когда на спортивных матчах, если «свои» не играют, русские очень часто болеют за итальянцев, и наоборот?

— Как человек, живущий в России несколько десятков лет, хотели бы вы что-то поменять в нашей стране, возможно, на законодательном уровне?

— Я перефразирую слова вашего известного поэта: изменить Россию нельзя, Россию можно только понять. Но делать это нужно не умом, а душой.

Беседовала Анна ДУБРОВСКАЯ, Banki.ru