«Рынок приспособился к новым реалиям»

«Рынок приспособился к новым реалиям»

Елена Докучаева
президент коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн», вице-президент НАПКА
12998 9

ВТБ 24 и ОТП Банк объявили на днях рекордные в этом году тендеры по продаже просроченной задолженности на общую сумму свыше 50 млрд рублей. Означает ли это, что рынок цессии восстанавливается, какие банки в кризис покупают задолженность и чем плох законопроект о коллекторах, в интервью Банки.ру рассказала президент коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн», вице-президент НАПКА Елена ДОКУЧАЕВА.

– ОТП Банк намерен продать порядка 30 миллиардов рублей проблемных долгов, а ВТБ 24 выставил на продажу примерно 21 миллиард проблемной задолженности. Это крупнейшие тендеры на рынке. Каковы их перспективы?

– Да, действительно, это довольно большие по объему портфели. В предыдущие периоды средний размер тендера составлял около 10–15 миллиардов рублей. Стоит отметить, что на рынке цессии всегда существовало такое понятие, как сезонность – с конца октября и до декабря банки наиболее активны в выставлении долговых портфелей на продажу. Кредиторы всегда были заинтересованы в расчистке своего баланса от просрочки перед годовым отчетом. Сегодня, когда требования со стороны ЦБ ужесточены в несколько раз, это особенно актуально. По нашим прогнозам, скорее всего, сделки будут закрыты, и предложения найдут спрос среди покупателей хотя бы частично.

Спустя практически год с начала кризиса рынок наконец приспособился к новым экономическим реалиям. Заемщики-должники научились более или менее планировать свои расходы, с учетом необходимых выплат по ранее взятым кредитам. Банки перестали ожидать от потенциальных покупателей предложений по цене на уровне 2013–2014 годов, понимая, что сейчас ни один инвестор не готов идти на такие риски.

– Означает ли это, что рынок цессии восстанавливается?

– Давайте посмотрим цифры, так как именно они позволяют наглядно понять, что происходит на рынке. По итогам января – сентября 2015 года рынок цессии банковской задолженности вырос на 42% по сравнению с аналогичным показателем прошлого года и достиг 245 миллиардов рублей. Это рекордный рост за последние три года. Например, объем сделок по итогам девяти месяцев 2013 года не превышал 125,2 миллиарда рублей, в 2014 году – 172 миллиарда рублей. Таким образом, объем портфеля, выставленного на продажу за три квартала 2015 года, практически равен итоговому портфелю за весь прошлый год, что позволяет говорить о рекордном росте рынка цессии в 2015 году.

В третьем квартале на продажу долговые портфели выставил ряд крупных банков страны – средний объем сделки составил около 10–15 миллиардов рублей. Напомним, что в прошлом году показатель не превышал 10 миллиардов рублей. Таким образом, на рынке цессии 2015 года наблюдается тенденция к увеличению средней суммы портфеля выставляемых на продажу банковских долгов. Я думаю, по итогам года она будет около 18 миллиардов рублей, что станет новым рекордом.

– Кто сегодня чаще всего является покупателем задолженности – банки или коллекторские агентства?

– Безусловно, коллекторские агентства наиболее активные игроки на рынке цессии, так как у них есть опыт работы со сложной просроченной задолженностью во всех сегментах кредитования. Кроме того, они имеют достаточную техническую базу для их обработки. Однако зачастую кредиторы совершают внутренние межбанковские сделки без объявления официальных тендеров – как правило, это происходит тогда, когда одному банку перестает быть интересен один из сегментов кредитования, тогда как другой, наоборот, заинтересован в нем. В этом случае речь идет либо о портфеле с небольшим сроком просрочки, либо о работающем портфеле без долгов. Кроме того, в качестве покупателя долговых портфелей может выступить и инвестор, не относящийся к банковской сфере и не являющийся непосредственно коллектором. Впоследствии такой игрок передаст долг на взыскание другой организации за определенное вознаграждение.

– Как изменились параметры портфеля просроченной задолженности, выставляемого на продажу, по сравнению с прошлым годом?

– Срок просроченной задолженности увеличился до 900 дней против 700 дней годом ранее. Рост данного показателя можно объяснить тем, что банки стали более активно сотрудничать с коллекторами по агентской схеме, нередко размещая портфели по три и более раз до продажи .В связи с этим увеличивается срок жизни портфеля на балансе банка. Как следствие, средний срок просроченной задолженности растет. Этот фактор непосредственным образом влияет на цену в сторону ее уменьшения, так как после подобной интенсивной проработки вероятность взыскания по переуступаемому портфелю существенно снижается. Кроме того, в период кризиса кредиторы стали более активно работать с более «старыми» долгами, пытаясь освободить резервы. В качестве дополнительной причины удешевления портфелей необходимо выделить и возросшую стоимость фондирования для потенциальных покупателей, а также снижение возможностей по привлечению заемных средств для приобретения проблемных активов.

Стоит отметить, что за год в два раза выросла средняя сумма долга на один проблемный кредит. Если в прошлом году она не превышала 50 тысяч рублей, то в этом году составляет 99,5 тысячи рублей, что оказывает влияние на эффективность взыскания – чем больше долг, тем тяжелее работать с должником и добиться полного погашения кредита. Особенно если этот кредит в свое время был взят должником для того, чтобы расплатиться по предыдущему. Отчасти это также оказывает влияние на стоимость портфеля, которую готовы предложить инвесторы. Кстати, в 2015 году произошло резкое ее снижение – в среднем 0,5–1% от общей суммы задолженности против 2,5% еще годом ранее.

– Меняется ли структура портфеля?

– В третьем квартале несколько изменилась и структура портфеля – в частности, появился сегмент ипотечного кредитования (6%), доля кредитов наличными выросла на 30%, а также в два раза сократилось количество POS-кредитов в выставляемых на продажу портфелях (10%). В долговых портфелях, выставляемых банками на продажу, традиционно преобладают долги старше двух лет – на 720–1 079 дней приходится 40%, на 360–720 дней – 22%, на срок просроченной задолженности свыше 1 440 дней (то есть старше четырех лет) – 18%. Стоит отметить, что за год доля долгов 360–720 дней снизилась на 26%, при этом доля долгов 720–1 079 дней выросла на 85,7%, 1 080–1 440 дней – в 4 раза.

– Совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства при президенте России дал отрицательный отзыв на законопроект о коллекторах, признав его юридически неграмотным. Какие пробелы в законе вы видите?

– Подчеркну, что сейчас идет обсуждение не окончательной версии закона, а лишь проекта, в который в результате общественного обсуждения, безусловно, будут вноситься поправки. Говоря о текущей версии законопроекта, опубликованной на сайте Министерства экономического развития, отмечу, что впервые сделана попытка на законодательном уровне сформировать требования к коллекторским агентствам как профессиональным участникам рынка взыскания и определена необходимость назначения надзорного органа. Вне всякого сомнения, это поможет очистить рынок от так называемых черных коллекторов и исключить возможность использования незаконных методов при взыскании задолженности с физических лиц. Закон вводит единые правила осуществления деятельности по взысканию задолженности как для кредиторов, самостоятельно осуществляющих подобную деятельность, так и для коллекторов.

В то же время предлагаемый законопроект серьезно ограничивает права как коллекторских агентств, так и кредиторов при взыскании задолженности. Опубликованная версия накладывает ограничения не только на время осуществления контакта с должником, что вполне логично, но и вводит количественные и качественные ограничения на общение кредиторов и их представителей с должником. Ряд этих ограничений не только чрезмерны, но и практически нереализуемы. Например, взыскатель не имеет права обращаться к беременным женщинам, матерям детей до полутора лет, людям старше 70 лет.

– По-вашему, законопроект нуждается в значительных изменениях?

– С одной стороны, эти меры преследуют правильную цель защиты прав заемщиков, в том числе наиболее социально незащищенных категорий должников. Однако на практике они не поддаются разумному контролю и, по сути, могут стать для этих групп должников способом уклонения от оплаты задолженности. Впоследствии это может вылиться в гендерную и возрастную дискриминацию потенциальных заемщиков, включая и абсолютно благонадежных и платежеспособных.

Кроме того, взыскатель не может осуществлять с должником контакт больше разрешенного количества раз: в текущей версии законопроекта не более одного раз в сутки – данное ограничение касается прежде всего звонков и голосовых сообщений с напоминанием о наличии долга. При этом закон, к сожалению, не определяет понятия «контакт» и не учитывает текущего качества связи, которое вынуждает перезванивать ввиду многочисленных ее обрывов.

Тем не менее данный закон своевременен и необходим рынку, что сегодня признают как сами участники рынка, так и государственные органы. Именно он позволит определить требования к игрокам рынка, их права и обязанности. При принятии окончательного решения необходимо более подробно рассмотреть каждое ограничение в отдельности: не стоит доходить до не всегда обоснованных крайностей. Не стоит забывать и о самом рынке кредитования, который и так сейчас оказался в довольно сложной ситуации. Принятие закона в текущей версии серьезно бы усугубило и без того непростое положение: банки, скорее всего, еще сильнее ужесточили бы требования к заемщикам, осознавая, что взыскание с ряда сегментов заемщиков будет существенно усложнено, а в ряде случае просто невозможно. В результате рынок кредитования рисковал бы продемонстрировать существенную отрицательную динамику.

– Каковы ваши прогнозы по рынку цессии по итогам 2015 года и на 2016-й?

– Давать прогнозы в наше нестабильное время – дело неблагодарное. Тем не менее мы ожидаем, что по итогам года объем рынка цессии достигнет 440 миллиардов рублей, рост по отношению к 2014 году составит 62,96% – это станет рекордным показателем за всю историю развития рынка продажи долговых портфелей. Кроме того, если банки проявят более гибкий подход к организации подобных сделок, будут идти навстречу инвесторам, предоставляя более детальную информацию по качеству портфелей и предлагая инвестору новые методы оплаты, включая ее рассрочку и принцип «разделения прибыли», доля незавершенных сделок по итогам года может существенно снизиться. Прогнозы на 2016 год делать, конечно, пока рано – все зависит от макроэкономической ситуации в стране. Однако на текущий момент мы предполагаем, что в следующем году рынок цессии вырастет на 35–40%.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru