Николай Журавлев: «Совкомбанк не боится работать в регионах»

Николай Журавлев: «Совкомбанк не боится работать в регионах»

7412

Когда осенью 2008 года разбушевался мировой кризис, Совкомбанк приостановил кредитование и принялся активно призывать население открывать вклады. Эффект превзошел все ожидания: вкладчики понесли деньги пачками. Банк не только восстановил, но и расширил свои кредитные программы. Он и по сей день раздает избыточную ликвидность крупным, средним и малым предприятиям, а также частным заемщикам. О том, как Совкомбанк чувствует себя сегодня, каких принципов придерживается в работе, председатель правления Николай Журавлев рассказал в интервью Банки.ру.

— Два года назад ваш акционер, голландская компания TBIF BV («дочка» многопрофильного холдинга Kardan Ltd, специализируется на инвестициях в Восточную Европу и страны СНГ. — Прим. Банки.ру), приступил к созданию на базе Совкомбанка холдинга, ориентированного на развитие банковской розницы в регионах. Каковы результаты проделанной работы?

— Мы близки к завершению этого процесса. Известно, что, когда в 2007 году TBIF BV вошла в капитал Совкомбанка, она владела компанией «АРКА-Финанс», состоящей из банка «Региональный кредит», 13 кредитных агентств, «АРКА-Страхование» и «АРКА-лизинг». Было решено создать на нашей базе объединенную кредитную организацию с активами в 400 миллионов долларов, в которую вошли бы оба банка и сеть кредитных агентств «АРКА».

В настоящее время наша структура выглядит следующим образом: Совкомбанк владеет 100% акций «Регионального кредита» через «АРКА-Страхование». Но в будущем должно произойти юридическое и фактическое объединение всех упомянутых структур под брендом «Совкомбанк» (65% принадлежит TBIF BV, 35% — топ-менеджменту банка). Что касается нас и банка «Региональный кредит», то на момент сделки это были два разных юрлица, коллектива, две разные идеологии, два разных бизнеса, две разные «прописки». Головной офис «Регионального кредита» находится в Бийске (Алтайский край), Совкомбанка — в Костроме. Сейчас мы стараемся все лучшее, что есть в обеих кредитных организациях, — кадры, культуру, традиции — сохранить и приумножить. Уже создали единую структуру управления, систематизировали маркетинговую и продуктовую политику. Но до сих пор остаемся разными юрлицами. Процедура объединения завершится в начале 2010 года.

— Как сейчас выглядит единая структура управления, о которой вы говорите?

— Совет директоров банка «Региональный кредит» большей частью состоит из менеджеров Совкомбанка (5 человек из 9). Каждое управление «Регионального кредита» подчиняется напрямую соответствующему подразделению Совкомбанка. Этот год пройдет под знаком юридического объединения. Так, юрадрес «Регионального кредита» мы переводим из Бийска в Кострому и под единым надзорным органом — ГУ Центробанка по Костромской области — планируем завершить объединение. Сеть единого банка будет состоять из 150 допофисов и более 800 точек удаленных продаж в 30 субъектах Российской Федерации. Юридически эти точки пока принадлежат «Региональному кредиту» и «АРКА-Финансу». К слову, последняя структура почти реорганизована, осталось несколько точек, через которые осуществляется выдача потребкредитов, но в ближайшее время все они перейдут к банку.

— Какая доля в Совкомбанке принадлежит лично вам?

— Я не готов раскрывать эти данные. Однако менеджмент банка владеет пакетом более 60% в компании SovCo Capital Partners B. V., являющейся акционером Совкомбанка.

— Собираетесь ли вы расширять присутствие в регионах за счет покупки местных банков?

— Может быть, перед кризисом было актуально вести речь о каких-то серьезных приобретениях. Сейчас же говорить об этом смысла нет. С другой стороны, мы продолжаем изучать рынок на предмет интересных предложений по объединению бизнеса. Логика нынешней экономики в том, что выживает не только сильнейший, но и крупнейший. Так что процессы поглощений происходят и будут происходить даже во время кризиса.

— Как вы тогда собираетесь наращивать сеть?

— У нас более чем достаточная сеть и по географии охвата, и по количеству офисов. Наши подразделения успешно работают на территории 30 с лишним регионов. По количеству офисов мы входим в число 30 крупнейших кредитных организаций России. Другой вопрос, что через свою сеть банк может выдавать кредиты, принимать депозиты и предоставлять услуги в большем объеме, нежели делает это сейчас. Поэтому наша задача не в том, чтобы расширить сеть, а в том, чтобы сделать ее более эффективной.

— Название вашего банка отчасти ассоциируется с советскими временами. Не планируете ли вы провести ребрендинг?

— Не исключено, что по завершении объединения мы захотим произвести ребрендинг и редизайн нашей символики. Но кризис не лучшее время для этого. Так что к вопросу переименования мы если и вернемся, то позже.

— Бизнесу это не мешает?

— Почти 700 тысяч клиентов берут у нас кредиты, порядка 60 тысяч открыли вклады. Цифры, как видите, говорят за себя сами: название нравится нашим клиентам и устраивает их. Наверное, есть и более удачные варианты. Есть и менее благозвучные. Но это уже вкусовщина. Не буду скрывать, мы не совсем довольны названием. Но сейчас, как я уже заметил, это не самый актуальный вопрос. К тому же бренд банка хорошо известен во всех регионах присутствия. Скажем, наша узнаваемость в Костроме выше, чем у Сбербанка. В других регионах, где мы работаем, находимся на втором-третьем месте после Сбербанка и ВТБ и гордимся этим. Кстати, благодаря маркетинговой политике Совкомбанк — один из немногих, кто относительно спокойно проходит через кризис. Если у большинства кредитных организаций, в том числе государственных, произошел серьезный отток вкладов, то мы на кризисе выросли. Так, за три последних месяца 2008 года наш депозитный портфель увеличился на 12%. Такого роста удалось добиться за счет маркетинговых акций и выгодных предложений. Важную роль сыграла и узнаваемость бренда, она для клиента — синоним надежности.

— Ваши прогнозы на текущий год.

— Мы рассчитываем сохранить текущие темпы роста. Но надо помнить, что банк работает в России и если произойдут серьезные катаклизмы в экономике, то у всех, в том числе и у нас, могут быть кратковременный отток вкладов и проблемы с ликвидностью. Если же сохранится нынешняя ситуация, которую я считаю относительно стабильной, особенно в банковской системе, серьезного оттока не будет.

— Одно из главных направлений деятельности вашего банка — оказание услуг малому и среднему бизнесу. Останутся ли доступными эти программы? Насколько подорожают кредиты?

— Мы начали кредитовать малый бизнес полтора года назад. Выдаем до 8 миллионов рублей одному предпринимателю. С началом кризиса банк приостановил программу кредитования, но сейчас полностью ее реанимировал. Малым и средним предприятиям мы выдали более 1 миллиарда рублей. На эту программу банк получил финансирование от ЕБРР в размере 1 миллиарда рублей и субординированный кредит на сопоставимую сумму от голландского банка развития FMO. Что касается ставок, то они увеличились на 3—5%.

— А по потребкредитам?

— По ним ставки также выросли на 3—5%. Впрочем, выросли и наши риски — из-за сокращения зарплат заемщиков, из-за проблем в регионах, где градообразующие предприятия попали в сложную ситуацию. Поэтому во время кризиса мы ввели ограничения на выдачу кредитов сотрудникам проблемных отраслей. Это коснулось некоторых металлургических, строительных предприятий. Что касается малого и среднего бизнеса, то мы смотрим на логику предприятия. Если предприниматель объясняет банку, откуда у него будут деньги на погашение кредита, мы даем ему взаймы. Какой бы сложной ни была ситуация в его отрасли, если он один предоставляет услуги в небольшом городе, спрос на них все равно будет. Люди всегда будут покупать запчасти к автомобилям, ходить в парикмахерскую, приобретать продукты, ремонтировать жилье.

— Каков процент невозвратов по потребительским кредитам?

— Просрочка выросла на 2—3%, доля невозвратов составляет около 8%. Трагедии в этом мы не видим. В ноябре-декабре, действительно, наблюдалось ухудшение ситуации с возвратом потребкредитов. Думаю, это связано с сообщениями в СМИ, что банки ввели мораторий на погашение кредитов и процентов по ним. Люди решили: «Раз по телевизору сказали, то можно не возвращать». Но когда население почувствовало, что банки по-прежнему жестко относятся к вопросу погашения долгов, ситуация нормализовалась. Для людей, которые попали в затруднительное финансовое положение, мы ввели программы реструктуризации, продлив сроки погашения и предложив более гибкие условия.

— Ранее вы говорили, что потребкредитование — ваш главный бизнес. Сколько у вас клиентов, какова их доля в общем портфеле банка?

— Потребительские кредиты получили примерно 700 тысяч клиентов. В общем кредитном портфеле это около 50%. В портфеле потребкредитования 60% приходится на денежное кредитование, 40% — на товарные кредиты.

— Внес ли кризис коррективы в структуру портфеля?

— Выросла доля денежного кредитования, но несущественно. Доля товарного кредитования немного «присела», процентов на 5. Потребкредитование, действительно, наше приоритетное направление. Кредитование малого и среднего бизнеса — второе по значимости. Другие направления, с которыми мы работаем, — ипотека, автокредитование и кредитование крупных предприятий.

— Как обстоят дела с погашением ипотечных кредитов?

— Доля ипотечных кредитов у нас мала. Портфель на конец года составлял порядка 700 миллионов рублей. Всплеск ипотеки наблюдался несколько лет назад, когда квартиры стоили гораздо дешевле. Сейчас людям выгодно погашать такие кредиты, и они изыскивают возможности снять с себя обременение и вернуть долг банку. Здесь мы особых проблем не видим. Есть некоторое ухудшение по портфелю автокредитов. Но просрочка по нему не носит трагического характера и составляет несколько процентов от портфеля. Это с лихвой компенсируется ростом доходности по другим кредитным программам.

— Рассчитываете ли вы на помощь акционеров? Сколько средств в капитал Совкомбанка собирается инвестировать в этом году материнская компания?

— TBIF BV готова поддерживать капитал банка — и для выполнения нормативов ЦБ, и для сохранения ликвидности и финансовой стабильности. Она уже увеличила капитал на 500 миллионов рублей в 2008 году. Есть договоренность, что еще столько же компания инвестирует в первом полугодии текущего года. Однако если ситуация с притоком вкладов и возвратностью кредитов сохранится, банку подобные вливания не понадобятся.

— Из миссии банка следует, что в основе вашего бизнеса лежит желание «содействовать развитию малых и средних городов России». Это удается?

— Кредитуя малый и средний бизнес, мы играем существенную роль в экономике тех регионов, где работаем. Отмечу, что наши отделения открыты не в самых богатых регионах (нас нет в Тюмени, Якутии и прочих «алмазно-нефтяных» субъектах Федерации), а в тех, которые, пожалуй, входят в число самых бедных в России. В большинстве городов, где мы есть, присутствует только Сбербанк и в лучшем случае какой-нибудь местный коммерческий игрок. Доступ к банковским услугам не то чтобы ограничен — его просто нет. У Сбербанка во многом невыгодные условия. По вкладам — низкий процент, по кредитам — сложно получить. В далеких районных центрах, в деревнях и селах Сбербанк работает не каждый день и по укороченному графику. Из-за большого наплыва людей там постоянные очереди. Главы многих районов и сел приезжают ко мне и просят, чтобы мы открыли у них свой допофис. Конечно, это не значит, что мы оголтело идем в любую деревню или село, куда нас приглашают. Безусловно, мы оцениваем целесообразность открытия офиса в том или ином населенном пункте.

— Вы хотите сказать, что у вас очередей не бывает?

— Иногда бывают в часы пик. Но за счет современного программного обеспечения и достаточного количества сотрудников мы работаем практически без очередей.

— Многие банки сокращают издержки за счет урезания представительских расходов. От чего отказались вы?

— Мы никогда не шиковали. Сейчас стараемся сокращать командировки — в силу широкой географии нашего бизнеса это были существенные затраты. В решении этой задачи нам помогают современные технологии. Так, часть вопросов, как оказалось, легко решается в режиме телефонных и интернет-конференций. К тому же мы оптимизировали систему премирования, произвели 10-процентное сокращение штата. В нашем холдинге работает более 4 тысяч человек. Оптимизация расходов на персонал позволила нам сэкономить 5—7% фонда оплаты труда.

— Совкомбанк имеет костромскую «прописку». Сохранит ли он в дальнейшем, при наращивании оборотов бизнеса, свой региональный менталитет?

— У нас федеральный менталитет. Мы не привязаны ни к какой системообразующей группе, у нас нет клиентов, от которых банк зависит финансово. Мы не обслуживаем бюджеты, а работаем в основном с простыми гражданами — бабушками, дедушками, служащими. И в этом наше главное преимущество.

Беседовала Светлана БАРСУКОВА

Справка о Совкомбанке
Год основания — 1990-й. Основные акционеры — голландские компании TBIF Financial Services B. V. (60,87%) и SovCo Capital Partners B. V. (37,62%). Последняя контролируется менеджментом банка. Банку присвоены долгосрочный кредитный рейтинг «B3» (Moody’s Investor Service) и рейтинг кредитоспособности «А» («Эксперт РА»). Банк возглавляет финансовую группу, в которую также входит новосибирский банк «Региональный кредит». На 31.12.2008 активы группы составляли 25,44 млрд рублей, капитал — 2,49 млрд. Портфель депозитов физических лиц — 17 млрд рублей, кредитов, выданных физическим лицам, — 11,25 млрд.