Николай Фетисов: «Конкуренция движет всем»
Фото: Banki.ru

Николай Фетисов: «Конкуренция движет всем»

6597

Устав от слова «кризис» и периода бездействия, банки ринулись в борьбу за новых клиентов. Откуда у людей деньги? Каковы тенденции наступившей банковской весны? Что происходит в сфере кредитования? На эти и другие вопросы в интервью Банки.ру ответил президент Национального Банка «Траст» Николай ФЕТИСОВ.

— Название банка произошло от английского слова to trust (доверять) или была заложена иная этимология?

— Да, действительно, имя банка произошло от английского слова. Бренд «Траст» появился на финансовом рынке около восьми лет назад и был разработан для инвестиционного банка. В то время мы работали с иностранными инвесторами и различными структурами, которые хотели прийти в Россию в начале-середине 2000-х годов. Впоследствии мы посчитали, что бренд «Траст» будет успешен и интересен для более широких слоев российской общественности, что в результате и произошло.

— В марте на информационной ленте нашего портала проходило сообщение о том, что по ряду депозитов вы увеличили процентные ставки. Кто-то высказал предположение, что у банка начались проблемы с ликвидностью. Почему был предпринят подобный шаг?

— Проблем с ликвидностью у банка нет. Отмечу, что не только «Траст», но и другие крупные банки за последние 3—6 месяцев неоднократно поднимали ставки по депозитам. В первую очередь это было связано с ситуацией на валютном рынке, инфляцией и общей экономической ситуацией в нашей стране. Если мы посмотрим на прошедшие полтора-два года, то «Траст» был среди банков, которые временами держали достаточно высокие депозитные ставки, временами мы находились где-то в середине группы из 20—30 банков. Сейчас мы снова ближе к верхней части диапазона ставок. Объясняется это тем, что те продукты, те активы, которые у нас находятся и которые мы способны генерировать в настоящий момент, позволяют нам предлагать клиентам ставки, покрывающие текущую инфляцию. Считаю, что повышение ставок по депозитам — это честно по отношению к нашим клиентам и абсолютно в рынке той ликвидности, которую предоставляет ЦБ.

— Как отреагировала аудитория?

— После повышения ставок и рекламной кампании, которую банк стал проводить с начала марта, мы увидели существенный приток новых клиентов, которые раньше не пользовались услугами банка «Траст». Произошло это практически во всех регионах, где мы представлены, — в Москве, Питере, Новосибирске, городах Поволжья и Дальнего Востока.

— Откуда у населения деньги, сейчас же разгар кризиса?

— Волна сокращений, которая прошла, не затронула госсектор, а значит, ощутимая прослойка людей получает зарплату регулярно. Потом, мне кажется, большой процент населения начинает понимать, что федеральная страховка по депозитам физических лиц работает, несмотря на кризис. Да, были банки, которые испытывали проблемы и которым помогло государство, но никто из вкладчиков не пострадал — это тоже важно. Наступила некая успокоенность. Соответственно, люди стали доставать те деньги, которые они забрали из банков в октябре-ноябре, и возвращать под более высокие ставки. Слишком дорого сейчас держать деньги в чулке или дома в сейфе при банковских ставках в 17—18% годовых. Мы видим, что достаточно много новых клиентов, приходящих к нам, переводят депозиты из других банков, где ставки ниже. Основной прирост по депозитам идет в диапазоне 500—700 тысяч рублей.

— В конце прошлого года произошло слияние национального банка и инвестиционного. Для чего это было сделано?

— Решение о слиянии было принято более полутора лет назад акционерами банков. Тогда банки работали под идентичными брендами, коллектив был перемешан. Бизнес-логика чрезвычайно проста. В банковском мире независимо от того, хорошие это времена или кризисные, есть простое правило — чем больше институт, чем крупнее банк, тем он стабильнее и лучше удовлетворяет запросы различной клиентуры. Естественно, надо было объединять две лицензии, капиталы, объединять коллектив, достигать определенной экономии издержек. Плюс работа в рамках одной лицензии и одного института дешевле в плане затрат на технологии, бэк-офисы, PR, маркетинг. Это и было достигнуто. Процесс занял примерно год, объединение произошло в ноябре. Правила ЦБ тогда были более строгие, сейчас эти процедуры ускорены новыми подзаконными актами.


— Сколько на данный момент сотрудников в банке?


— Около пяти тысяч человек.

— Были сокращения в связи с кризисом?

— Сокращения, естественно, были, поскольку мы не живем в вакууме. Те процессы, которые затронули практически любой бизнес в нашей стране, затронули и нас. Жить нужно по средствам, поэтому новый бюджет, который мы принимали на 2009 год, естественно, предусматривает экономию практически на всех основных расходах, которые несет банк. Примерно на 25% были уменьшены бюджеты на развитие новых технологий, командировки, мобильные телефоны, аренду. Персонал сократили менее чем на 20%. Однако филиальную сеть мы не тронули, офисы закрывать не стали, и по-прежнему банк «Траст» представлен более чем в 170 городах России.

— По каким направлениям идет основная работа?

— Если говорить о розничной сетевой модели бизнеса, то это розничный портфель кредитования, работа с физлицами по различным сервисам, которые предоставляет банк, — дебетовым картам, депозитам, продаже страховок. Это помощь многим нашим клиентам, которые по тем или иным объективным причинам начинают испытывать сложности с выплатой кредитов. Не секрет, что были и происходят массовые увольнения в городах России, соответственно, мы работаем со своими клиентами, не бежим сразу в суд, не делаем каких-то резких движений, коллекторам их дела не отдаем. У нас есть своя собственная служба, которая занимается такими делами. Мы находим решения, ждем, когда человек восстановит свою ликвидность, найдет другую работу. У нас нет желания загнать человека в долговую яму, мы пытаемся найти нормальное разумное финансовое решение. Также у банка появился целый ряд мультивалютных депозитов, пополняемых, снимаемых, досрочно изымаемых без потери процентов.

— То есть в ваших продуктах появилась антикризисная гибкость?

— Да, конкуренция движет всем.

— Население всегда является индикатором того, что происходит в стране, открывая вклады и принося деньги в долларах, евро или рублях. Какова тенденция наступившей весны?

— Мой ответ будет базироваться на тех данных, которые имеет банк «Траст». Мы видели сильный отток рублевых депозитов в октябре-декабре и сильный приток депозитов, номинированных в долларах. Сейчас потихоньку депозиты в рублях восстанавливают свои позиции. То есть средства начинают перетекать из долларов в рубли. Связано это с вполне понятными вещами. Во-первых, прошла плавная девальвация. Во-вторых, у клиентов возникает понимание, что нет макроэкономических предпосылок для дальнейшего ослабления рубля и разница в процентных ставках существенная. Поэтому тренд этой весны — рублевые вклады.

— Я так понимаю, что по другой теме, теме кредитования, вопросов сейчас больше, чем ответов?

— Чтобы банк наращивал объемы кредитования, по сути, должны быть два условия. Первое — должны быть заемщики, которые по нашему внутреннему анализу и пониманию являются добросовестными и платежеспособными. Неважно, бизнес это или физлица. Второе — у банка должны быть ресурсы, обладающие несколькими параметрами — ценовыми, стабильностью нахождения в банке, как финансисты говорят, дюрацией. При наличии надежных заемщиков и нормальной среднесрочной пассивной базы банки развивают кредитование.

— Чего не хватает вам?

— Давайте пройдем по списку. Если говорить про корпоративный сектор и сектор малого и среднего бизнеса, то у нас более 30 тысяч клиентов. В данный момент очень сложно оценить финансовое состояние и перспективы того или иного бизнеса в экономике, где местами наблюдаются кризисные явления. Естественно, банки, равно как и люди, делают свои индивидуальные суждения о той мере риска, которую они могут или не могут принять. Банки живут в индустрии, и если все сократили объемы кредитования, то один-два банка или даже группа не сможет закрыть все потребности в кредитах, которые существуют в экономике. Это математически невозможно. Теперь возвращаемся к пассивной базе. Пассивная база у всех банков без исключения стала менее стабильной, менее надежной. Появилось много вопросов — как долго эти деньги будут в банке, не возникнет ли второй, третьей волны тех кризисных явлений, которые ударили по банковской индустрии в октябре-ноябре?

— То есть вы считаете, что спокойствие наступило временное?

— Я как раз в этом смысле не принадлежу к пессимистам, которые ожидают конца света в августе или сентябре. Я думаю, что макроситуация в России выровнялась. Нужно время, чтобы меры правительства по обеспечению ликвидности просочились до уровня всех банков и предприятий, чтобы люди подумали, что стабильность, хоть и не такая, которую мы видели полтора-два года назад, все же наступила. Доля риска, которую тот или иной институт готов был на себя брать, разная. Банк «Траст» не является самым агрессивным в плане взятия рисков, каких бы то ни было, по торговле ценными бумагами или широкому кредитованию в неопределенных условиях. У нас много вкладчиков, более 1,5 миллиона клиентов-физлиц, соответственно, банк проводит разумную, консервативную политику во времена, когда не все понятно.

— Когда лично у вас наступит ясность по поводу всего происходящего?

— Если вы спрашиваете, когда банки смогут вернутся к полномасштабному кредитованию в том виде, в котором оно происходило, скажем, год назад, то я скажу, что понадобится несколько лет. А так лед тронется, думаю, к осени. Для рынка, который на протяжении 3—5 лет рос на 40% в год, не страшно в какой-то момент упасть на 25%. Может быть, это даже нормально. У нас были завышены ожидания и самооценка. Мы думали, что экономический рост и потребительский бум продолжатся бесконечно. Так не бывает. В какой-то момент происходит либо коллапс, либо плавная остановка, либо замедление. Мне кажется, в течение следующих месяцев определится, насколько плавной или резкой будет эта остановка.

— Нацию подобное отрезвит?

— Да. В том числе потому, что банки будут меньше кредитовать. Следствием этого станет уменьшение потребления. Сократятся зарплаты, но увеличится конкурентоспособность российских производителей и даже российских банков.

Беседовала Елена ИЩЕЕВА, Banki.ru