«Китай готов удовлетворить любые запросы»

«Китай готов удовлетворить любые запросы»

​Дмитрий Макаров
и. о. председателя правления Азиатско-Тихоокеанского Банка
7304 4

Китай в нынешних условиях является главным партнером и союзником России — как в военно-политическом, так и в экономическом плане. Оправданна ли смена российского вектора с Европы на Китай и не попадем ли мы в экономическую зависимость от нашего восточного соседа?

— Как строятся отношения российских банков с китайскими?

— Два года назад мы придали стратегическое значение работе с бизнесом КНР и сотрудничеству с китайскими банками. За это время удалось сделать очень много, в том числе и в плане построения отношений. Безусловно, есть свои сложности, но в целом отношения развиваются положительно: активизировалась работа по многим банковским продуктам, включая корреспондентские счета, кредитные линии, банкнотные операции и многое другое. Мы научились вместе отрабатывать вопросы клиентов, облегчая совершение трансграничных операций, и будем дальше совершенствоваться в этой сфере.

А совсем недавно мы вышли за пределы профессиональных отношений и провели, возможно, первый в истории международный межбанковский турнир по баскетболу. Мероприятие получилось очень интересным и захватывающим.

Совсем недавно мы вышли за пределы профессиональных отношений и провели, возможно, первый в истории международный межбанковский турнир по баскетболу.

— Что от этого сотрудничества получают российские банки?

— В зависимости от того, что они сами изначально хотели получить. Китай — это мощная экономическая держава с колоссальным объемом производства. Масштаб клиентской активности огромный, и без банков во внешнеэкономической работе не обойтись. Здесь важно найти свое место.

— Чем отличается финансовая банковская культура Китая и России?

— В Китае есть такое понятие — «гуанси». Если коротко, это значит «связи». И на ментальном уровне работает принцип «не потерять лицо». Договорные отношения строятся несколько иначе, чем в рамках западной модели поведения. Есть свои процедуры, иногда жесткие и даже догматические, но многое определяет именно общение. Важно изначально не только договориться о сути любой сделки, но и показать друг другу, какой ты партнер. Китайцы в этом деле настоящие мастера.

— Насколько критично западные санкции влияют на наши отношения с Китаем?

— Какого-то особого негативного влияния именно от санкций в работе с Китаем мы не почувствовали. Наоборот, после введения санкций тема Китая стала звучать чаще. В развитии Дальнего Востока инвестиции Китая играют важную роль. Если говорить о банках, то на нашем примере мы видим, что большую активность в работе с Россией проявляют банки северных провинций Китая. Вполне возможно, что причиной может быть, скажем так, аккуратность крупных центральных банков, ведь они работают со всем миром.

— Есть ли у Китая реальный интерес к российскому рынку?

— Я не знаком с экономическими вопросами, где бы отсутствовал интерес Китая.

— Выгодно ли нам стратегически торговать с Китаем, если он хочет покупать технологии и сырье, а нам поставлять не самую качественную продукцию?

— На мой взгляд, это концептуальный вопрос. Если мы хотим сами производить свою продукцию и активно развивать импортозамещение (что, к сожалению, до сих пор было слабо заметно), то вопросы торговли с любой другой страной уйдут на второй план. Если объемов собственного производства недостаточно для удовлетворения потребностей, то с кем, как не с Китаем, торговать? По крайней мере, это логистически проще, чем, например, с Южной Америкой или Африкой. О качестве продукции тоже можно поспорить. Есть общий принцип: хочешь получить товар дешевле, готовься к пропорциональному снижению качества. Сказку про семь шапок, думаю, многие помнят. На самом деле Китай готов удовлетворить любые запросы, от самого изысканного и сложного до детской игрушки на 27 секунд существования. Опять же все зависит от того, что ты хочешь получить и как договоришься: фантик, конфету или все вместе.

Если объемов собственного производства недостаточно для удовлетворения потребностей, то с кем, как не с Китаем, торговать? По крайней мере, это логистически проще, чем, например, с Южной Америкой или Африкой.

— Оправданна ли смена вектора экономического сотрудничества России с Европы на Китай? Все-таки Европа ближе и понятнее, в отличие от Китая. Возможен ли поворот России на Восток и происходит ли он по факту?

— Особенность нашей страны в том, что мы географически соединяем Восток и Запад. То, что Китай нам еще не совсем понятен, не значит, что Европа ближе. Наша, можно сказать, миссия — объединять эти стороны, а не проводить границы. На мой взгляд, мы не меняем вектор, а начинаем восполнять пробел в развитии с Востоком, с которым раньше работали больше по какой-то оптовой схеме. Конкуренция и выравнивание позиций Востока и Запада в России приведет только к лучшему.

— Не попадем ли мы в экономическую зависимость от Китая?

— Если не иметь своей стратегии развития, то рано или поздно попадешь под влияние другой. Мировая история не раз это доказывала. Не нужно бояться Китая. Нужно самим развиваться, учитывая и извлекая пользу из факта нашего соседства.

— Какие еще риски существуют в отношениях с Китаем?

— Риск отсутствия понимания культуры партнера. Нужно учиться понимать любого своего партнера, учитывать в своих отношениях исторические и культурные корни. Череда экономических кризисов западной модели экономики уже должна была привести к мысли, что пора отходить от принципа своей исключительности и продавливания партнера под свои интересы. Нужно быть гибче, как это делают на Востоке. В Китае очень четко заметно, что просто материалистический подход в отношениях, как это принято на Западе, не принесет долгосрочного положительного эффекта. Разницу культур можно легко представить даже по одному этому примеру: в Китае чайная церемония может длиться несколько часов! Соотнесите это с нашим обычным чаепитием. Добавьте то, что во время этой церемонии вас, по сути, сканируют. Если вы будете грубы и нетерпеливы, то, скорее всего, бизнес с вами не сложится. Если всего этого не учитывать, то есть риск, что вопросами развития отношений и поднятием их на новый уровень будут заниматься только наши потомки.

— Чем в итоге это может обернуться?

— Потеряв шанс выйти на новый уровень отношений, мы теряем время на развитие. В нашем мире даже год потери технологий может привести к серьезному и невосполнимому отставанию в будущем.

Очень хочется верить в то, что дальнейшее развитие экономических отношений между Востоком и Западом все больше будет происходить на фоне сопутствующей культурной интеграции и экономического роста обеих сторон. По моему мнению, именно такой подход может дать повод не только для настоящего восстановления экономики, но и для повышения уровня самой цивилизации, как бы это высокопарно ни звучало. И это на самом деле то, чем мне по-настоящему хочется заниматься.

Беседовала Наталья СТРЕЛЬЦОВА, Banki.ru