Экс-глава компании «Росагролизинг» и Министерства сельского хозяйства РФ Елена Скрынник могла быть причастна к хищению бюджетных средств через британскую фирму, утверждают авторы фильма «Всласть имущие», показанного во вторник вечером на телеканале «Россия-1» в рамках программы «Специальный корреспондент».

Как напоминает РИА Новости, Скрынник возглавляла Минсельхоз с марта 2009 года по май 2012-го.

В апреле этого года главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД сообщило о выявлении организованной группы, участникам которой инкриминируются хищения средств бюджета РФ, выделенных ОАО «Росагролизинг» в период с 2001 по 2009 год. По данным правоохранителей, группа получила более 500 млн рублей за фиктивные поставки оборудования для спиртзаводов и ферм по разведению крупного рогатого скота.

Начальник управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и СМИ МВД Андрей Пилипчук сообщил РИА Новости во вторник, что по уголовному делу о хищениях выделенных «Росагролизингу» бюджетных средств Елена Скрынник проходит как свидетель.

В числе фигурантов дела — генеральный директор ООО «Межрегионторг +» Сергей Бурдовский, гендиректор ООО «Липецкагротехсервис» Игорь Коняхин и директор департамента по административной работе Министерства сельского хозяйства РФ Олег Донских, который с 2007 по 2009 год был руководителем одного из территориальных подразделений «Росагролизинга» и выступал учредителем и главой ряда коммерческих организаций.

По данным правоохранителей, в рамках схемы, которая реализовывалась через заключение договоров лизинга и поставки товаров, средства федерального бюджета перечислялись на расчетные счета подконтрольных организаций, а затем направлялись аффилированным фирмам или обналичивались. Платежи «подкреплялись» фиктивными документами о поставках.

По версии МВД, о выделении денежных средств договаривался Донских; он «участвовал в подготовке документов по сделкам, а также договаривался о сокрытии фактов отсутствия оборудования», указывает РИА Новости. После задержания Бурдовского и Коняхина Донских срочно оформил внеплановый отпуск, а затем подал документы об увольнении из Минсельхоза по собственному желанию. Экс-чиновнику заочно предъявлено обвинение, он объявлен в розыск.

Как свидетельствует фильм «России-1», бюджетные средства, выделявшиеся «Росагролизингу», оказывались на счетах британской компании, торгующей сельскохозяйственной техникой. Телевизионщики также утверждают, что к этим деньгам имеют отношение компании «Брайс Бейкер» (учредителем была Скрынник) и «Агроевросоюз» — ее курировал автогонщик Леонид Новицкий, брат Елены Скрынник. По версии следствия, через эту компанию покупались «КамАЗы» с наценкой в 25%.

В фильме говорилось об отсутствии у следователей возможности допросить Скрынник — она игнорирует повестки, а письмом уведомила Следственный комитет, что родила двух мальчиков и находится на домашнем стационаре за рубежом. Авторы программы ссылаются на данные Интерпола, согласно которым «стационар» находится во Франции и оформлен на малолетних детей, а его стоимость оценивается в десятки миллионов евро. Ранее пресс-служба главного управления МВД по Центральному федеральному округу сообщала, что следователи не вызывали экс-министра на допрос.

Оценка имущества Олега Донских помогла следователям «найти» недостачу десятков миллионов рублей бюджетных средств. Как утверждают авторы фильма, дом бывшего чиновника Минсельхоза на Рублевке куплен на государственные деньги (средства выделялись комиссией министерства по предоставлению жилых помещений сотрудникам), но оформлен в его собственность.

Скрынник и Донских, согласно фильму, были знакомы по «Росагролизингу» (Донских представлял компанию в регионах). Именно в то время компания недосчиталась миллиардов: совокупная сумма исков по возврату денежных средств (таких заявлений более тысячи) приближается к 39 млрд рублей.

Между тем в интервью «Комсомольской правде» Елена Скрынник опровергла обвинения в причастности к этим хищениям. «То, что представляет телеканал «Россия-1», — клевета. И то, что я слышу, — ущерб нанесен в 39 миллиардов рублей — это все просто из-за отсутствия компетентности тех, кто эти цифры произносит». Она напомнила, что перестала работать в «Росагролизинге» в конце 2008 года, по итогам которого, согласно опубликованному в начале 2009-го отчету Счетной палаты, задолженность сельхозпредприятий-лизингополучателей составила 1 млрд рублей. «А сейчас у них задолженность, которую они почему-то называют хищением, — 39 миллиардов рублей! — возмущена Скрынник. — А для того, чтобы сказать, что да, это хищение, — пожалуйста, докажите, что это хищение».

Экс-министр сельского хозяйства указала, что когда она заняла этот пост, ее убрали из совета директоров «Росагролизинга». «Председателем совета директоров стал на тот момент действующий вице-премьер Виктор Васильевич Зубков, — напомнила она. — Поэтому я считаю, что вопросы необходимо адресовать непосредственно ему. Я четыре года не имею отношения к компании, при чем здесь я? У них растет задолженность, а я при чем здесь?»

«У меня в министерстве никогда не было коррупционных скандалов, — подчеркнула Скрынник. — И вот эти 39 миллиардов — это сумма, которая скопилась из общей задолженности всех сельхозпредприятий. У нас все крестьяне в уголовных делах».

По словам экс-чиновницы, пока она работала в «Росагролизинге», украсть там деньги было невозможно: «Компания всегда управлялась советом директоров; цены на оборудование, на технику, что закупать и у кого закупать — все это определялось Министерством сельского хозяйства. Ежегодно проверка Счетной палатой проводилась».

Скрынник представила «Комсомольской правде» свою версию ситуации: «Я считаю — вот эту гигантскую задолженность в 39 миллиардов рублей специально сделали. Чтобы декапитализировать компанию. Чтобы продать ее как убыточную, в этом же году она должна быть реализована (приватизирована. — Прим. «КП»). А сейчас они только и раздувают уголовные дела и еще пытаются это все повесить персонально на меня».

Скрынник сообщила, что единственный раз была на допросе в Следственном комитете, где «высказала свою позицию», а «больше никаких официальных повесток не было». В ответ на вопрос «КП» о готовности приехать и дать показания в случае необходимости она заявила: «Нет, мы будем обращаться в суд».