Из 15 крупнейших банков по объему всех выданных кредитов (данные Frank Research Group на 1 октября) банкротить своих частных клиентов начали только четыре, еще семь не подали ни одного заявления, сообщает РБК. Всего же банки подали около 2 тыс. исков в суд о признании банкротами граждан.

Больше всего заявлений — около 200 — на банкротство своих заемщиков подал Сбербанк. По 65 из них суды уже приняли дела к рассмотрению, причем по двум искам уже приняты решения: суды Красноярского края и Хакасии признали должников Сбербанка банкротами.

ВТБ 24 подал 20 заявлений, в производстве сейчас находятся шесть из них. «Уралсиб» и Райффайзенбанк подали по два заявления каждый, но решения по ним тоже еще нет. Банки «ДельтаКредит» и «Хоум Кредит» пока не запустили процедуру банкротства ни одного из своих должников. В ближайшее время первые заявления планирует подать Росбанк, чтобы отработать механизм на небольшом количестве примеров, рассказывает директор департамента по работе с просроченной задолженностью банка Игорь Шкляр. Но пока этот банк также не инициировал ни одного индивидуального банкротства.

Банкиры объясняют отсутствие заявлений тем, что закон принят недавно. «Он действует всего месяц, к тому же заявления мы начали подавать не 1 октября, а чуть позже», — рассказывает руководитель главной исполнительной дирекции корпоративного управления банка «Уралсиб» Нина Семина. Такую же причину называет и директор департамента по работе с проблемными активами Связь-Банка Сергей Аникин. «Закон вступил в силу больше месяца назад, и мы наблюдаем за созданием судебной практики», — добавляет Елена Мозжухина, директор юридического департамента Восточного Экспресс Банка, который также не подал ни одного заявления.

По словам заместителя председателя ЦБ Александра Торшина, пока банки подают иски к известным людям. «Получилась сенсация, пиар, а толку пока никакого», — говорил Торшин в начале ноября. Действительно, за октябрь в суды были поданы иски о признании банкротом экс-владельца Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова и основателя компании JFC Владимира Кехмана. А Федеральная налоговая служба попросила Арбитражный суд Москвы обанкротить певца Аркадия Укупника.

При выборе потенциальных банкротов банки опираются не только на требования законодательства. «Если должник соответствует критериям закона о банкротстве, банк оценивает, хватит ли обеспечения, чтобы удовлетворить требования и покрыть расходы на банкротство», — говорит директор департамента по работе с просроченной задолженностью Росбанка Игорь Шкляр. В ВТБ 24 к списку условий добавили потенциальную платежеспособность клиента и его лояльность к банку. «Если мы понимаем, что клиент может расплатиться с долгами, но не делает этого, он становится кандидатом на банкротство», — рассказали в пресс-службе ВТБ 24.

«Эффективно использовать новые возможности, которые открывает кредиторам закон о банкротстве, можно в работе с должниками из числа VIP-клиентов и владельцев собственного бизнеса», — объясняет директор департамента розничного бизнеса МКБ Александр Шорников.

А вот обычным частным клиентам банков, допустившим просрочку по потребительским кредитам, бояться принудительного банкротства не стоит. Шквала заявлений на мелких должников можно не ждать, предполагает директор департамента правового обеспечения Хоум Кредит Банка Александр Гонтаренко. По его оценкам, 3 млн рублей — минимальная сумма банка, при которой издержки банка на банкротство будут оправданны.

По законодательству с 1 октября банкротом может объявить себя сам гражданин, и это может сделать его кредитор. По оценкам Объединенного кредитного бюро, сейчас в России насчитывается почти 600 тыс. потенциальных банкротов.