Простим регионы, не простим заемщиков
Части регионов пересчитают валютные долги по льготному курсу
Фото: Fotolia/Gina Sanders

Нестабильность курса российской валюты вынуждает правительство РФ идти на крайние меры. Министерство финансов готово пересчитать валютные долги некоторым регионам по докризисному курсу. Объем долгов, которые будут пересчитаны, оценивается приблизительно в 500 млн долларов. Пересчет валютных долгов снизит объем расходов на погашение долга регионов. Правда, эти шаги не касаются частных лиц. Рассчитывать на схожие меры валютным заемщикам, в отличие от регионов, не приходится.

Долг по 33 рубля за доллар

Минфин РФ готов пересчитать валютные долги некоторых субъектов перед федеральным центром в рублевые обязательства по среднему курсу 2012—2014 годов. Публично о решении преобразовать валютную задолженность в рублевую в июле сообщил премьер-министр Дмитрий Медведев на совещании о мерах поддержки отдельных регионов. Сообщается, что в списке «счастливчиков» Магаданская, Оренбургская, Орловская, Кемеровская области и Бурятия. Минфин, согласно поручению правительства, должен будет заключить с этими территориями соглашения, суть которых — пересчет долгов перед федеральным центром в рублях, исходя из среднего номинального курса иностранной валюты к российскому рублю за 2012—2014 годы. Это 33,62 рубля за доллар и 44,22 рубля за евро.

Как считают эксперты, такое решение вполне логично и вписывается в набор мер по сдерживанию долгового бремени субфедеральных бюджетов. По подсчетам главного аналитика Промсвязьбанка Дмитрия Монастыршина, с учетом текущих реалий, пересчет по среднему курсу 2012—2014 годов позволит регионам примерно в два раза сократить расходы на обслуживание своих валютных долгов. «Экономия регионов от пересчета долгов по льготному курсу составит порядка 16 миллиардов рублей. Общий объем долга данных регионов на 1 июля составил 117,5 миллиарда рублей», — отмечает Монастыршин, добавляя, что в целом поддержка правительства субъектов Федерации обеспечит сокращение долга примерно на 14%.

Старший директор группы «Международные региональные финансы» Fitch Ratings Владимир Редькин считает, что было бы странным в рамках одной бюджетной системы увеличивать задолженность региональных бюджетов перед федеральным из-за того, что вырос курс национальной валюты. «Также в результате такого «технического» роста задолженности у регионов возникала бы угроза невыполнения нормативов по объему долга (в рамках Бюджетного кодекса и дополнительных условий Минфина. – Прим. ред.). Пересчет задолженности по среднему номинальному курсу за 2012—2014 годы существенно снизит объем рассматриваемых кредитов», — комментирует эксперт.

Директор Института актуальной экономики Никита Исаев соглашается, что такая мера облегчит нагрузку на критически закредитованные региональные бюджеты и определенным образом «разошьет» финансовую проблему. В то же время он предполагает, что оказание поддержки региональным бюджетам из федерального центра во время экономического кризиса — это «плохие» долги, которые, скорее всего, окажутся невозвратными. «Но и подобная мера — уже существенный шаг для снижения финансовой напряженности и более корректного планирования бюджетного процесса в регионах на 2016—2018 годы», — говорит Исаев.

Эксперты подчеркивают, что решение о конвертации валютных долгов не слишком затратно для федерального центра, поскольку ввиду небольшого объема валютной задолженности общий объем поступлений существенно не изменится. «По текущему курсу это 30 миллиардов рублей, что составляет всего 1,5% от общего долга регионов (2,1 триллиона рублей по состоянию на 1 июля)», — говорит заместитель директора группы государственных финансов Standard & Poor's Карен Вартапетов.

Начальник казначейства Тройка-Д Банка Александр Абрашов считает, что нельзя переоценивать влияние принятого решения на степень снижения долговой нагрузки: в долгах региональных бюджетов преобладают займы коммерческих банков, и де-факто выплаты в пользу федерального центра, по крайней мере частично, будут перераспределены в пользу этих банков. Директор по региональным рейтингам и инфраструктурным проектам рейтингового агентства RusRating Антон Табах добавляет, что единственный регион, имеющий крупный внешний долг, — Москва, которая должна погасить или рефинансировать еврооблигацию, номинированную в евро, в следующем году. Однако Москва под эту льготу не подпадает.

Капитальная помощь банкам

Еще одной долгожданной мерой поддержки регионов после более чем полугода дискуссий стало утверждение перечня региональных банков для реализации Агентством по страхованию вкладов мер по повышению их капитализации. В список включены десять кредитных организаций: Уральский Банк Реконструкции и Развития (Екатеринбург), Татфондбанк (Казань), Азиатско-Тихоокеанский Банк (Благовещенск), Запсибкомбанк (Тюмень), Международный Банк Санкт-Петербурга, Сургутнефтегазбанк (Ханты-Мансийский автономный округ), «Кубань Кредит» (Краснодар), Челябинвестбанк, Первобанк (Самара) и Саровбизнесбанк (Нижегородская область).

Механизм докапитализации предусматривает передачу участникам через банк «Российский Капитал» облигаций федерального займа совокупной номинальной стоимостью, равной 7,4% собственных средств (капитала) соответствующего банка по состоянию на 1 мая 2015 года, на общую сумму 8,47 млрд рублей.

Среди требований к региональным банкам, претендующим на докапитализацию, — размер собственных средств не менее 5 млрд рублей. От субъекта в программе может участвовать только один банк — крупнейший по капиталу среди соответствующих требованиям.

В списке стабильные и устойчивые банки, занимающие важное положение в своих регионах, указывает Антон Табах. Перечень региональных финансовых институтов похож на аналогичный федеральный список, за исключением госбанков, которых на региональном уровне нет.

По мнению Александра Абрашова из Тройки-Д Банка, решение правительства вписывается в целевые ориентиры, поставленные при внедрении программы докапитализации крупнейших банков страны. «Действительно, то, что прирост кредитования реального сектора на уровне 1% в месяц с большей вероятностью могут обеспечить крупные игроки, — наиболее логичное и лежащее на поверхности предположение. Опять же понятно, что чрезмерное расширение перечня участников программы докапитализации через ОФЗ может повлечь за собой ослабление контроля за целевым расходованием предоставляемых в рамках программы средств», — рассуждает Абрашов. Наиболее вероятный риск при этом, по его словам, — это кредитование банками кэптивных структур. Сам механизм предоставления господдержки не исключает полностью такую возможность.

Кроме того, напоминает собеседник Банки.ру, примеры, когда крах того или иного регионального банка имел своим последствием существенные проблемы в проведении региональных расчетов, не редкость: «Мы это наблюдаем в настоящее время и, к сожалению, будем наблюдать дальше».

Старший аналитик ФГ «БКС» Юлия Сафарбакова уверяет, что указанные меры предполагают прирост капитала банков на 7—8% и увеличение нормативов Н1 в пределах 0,8—0,9 процентного пункта против роста на 2—3 п. п. в случае докапитализации крупных банков из первого списка. Меры обусловливают умеренную поддержку капиталу второго уровня, тогда как давление на капитал первого уровня и показатели прибыльности сохраняется, считает Сафарбакова.

Валютным заемщикам так не помогут

Почему, пересчитывая валютные долги регионам в рубли по льготному курсу, правительство не идет на аналогичные шаги в отношении валютных заемщиков? Дело в том, что долги в валюте, оформленные в виде кредитов Минфина России регионам, изначально не являлись коммерческими. В отличие от валютных кредитов банков гражданам.

«Речь идет о тех долгах, которые формально относятся к задолженности перед Минфином РФ, но были деноминированы в валюте, поскольку изначально деньги приходили от международных финансовых организаций в виде займа Минфину. Дальше на свое усмотрение федеральные власти передавали кредиты регионам, в частности — на инфраструктурные проекты, закупку городского транспорта. Это, по сути, целевые бюджетные кредиты», — поясняет Владимир Редькин из Fitch Ratings.

Никита Исаев отмечает, что отношения, возникающие в части кредитования частных или юридических лиц, рассматриваются как предпринимательские и не требуют поддержки государства по социальной защите клиентов банка. Расходы бюджета — это в основном социальные расходы, а долги, сформированные регионами, — это долги по социальным выплатам, пенсиям и прочим расходам государства. «Субъекты Федерации — это государственные институты, которые ставят во главу угла социальные обязательства. Валютные же вкладчики действовали на свой страх и риск с целью получения доходов от размещения своих валютных средств», — комментирует Исаев.

«В первом случае — это межбюджетная чисто бухгалтерская операция, во втором — кто-то должен лишиться реальных денег: либо банки-кредиторы, либо государственный орган, которому выпало счастье компенсировать убытки от конверсии. Поэтому вопрос «подвесили», — считает Антон Табах. По его мнению, валютные заемщики недостаточно влиятельны и недостаточно активны, чтобы им пошли на такие уступки.

Разногласия по курсу

Эксперты отмечают, что в отношении валютных заемщиков приняты определенные меры поддержки, но они носят, скорее, чисто символический характер.

Между тем, несмотря на снижение объемов кредитования, в том числе и в иностранной валюте, объем просроченной задолженности продолжает расти. По данным «Секвойя Кредит Консолидейшн», за год данный показатель увеличился на 40,73% и на 1 августа 2015 года достиг 48,83 млрд рублей. «Стоит отметить, что из общего объема просроченной задолженности физических лиц в валюте на ипотечное кредитование приходится 40,75%. Именно ипотечные заемщики оказались в наиболее трудной ситуации — сумма их кредита в среднем составляет 8—10 миллионов рублей, что в разы больше средней суммы беззалогового кредита», — комментирует президент «Секвойи» Елена Докучаева.

По данным компании, на 1 августа 2015 года банки выдали физическим лицам кредитов в иностранной валюте не более чем на 48,8 млрд рублей — это практически вдвое меньше прошлогодних показателей. В предыдущие периоды кредитование в иностранной валюте демонстрировало уверенный рост — в 2014 году рынок вырос на 3,98%, в 2013-м — на 9,05%, в 2012-м — 5,2%, в 2011-м — 9,68%. Таким образом, в этом году произошло рекордное падение кредитования в иностранной валюте за последние пять лет.

Агентство «Секвойя Кредит Консолидейшн» прогнозирует: если курс валют в ближайшей перспективе стабилизируется, можно будет говорить о замедлении темпов роста объема просроченной задолженности в иностранной валюте. Кроме того, на объем просроченной задолженности окажет влияние и политика банков. «Так, в феврале, благодаря массовому предложению программ рефинансирования валютным заемщикам, данный показатель снизился по отношению к январю на 16,21%. Однако с мая активный рост возобновился, отчасти за счет тех, кто ранее реструктурировал долг, но не отказался от иностранной валюты. Такие заемщики сейчас вновь начали испытывать финансовые трудности и не справляются с долговой нагрузкой», — поясняет Докучаева.

По ее мнению, наиболее правильным решением было бы перевести все валютные кредиты в национальную валюту — это решение нашло поддержку всех заинтересованных сторон: и должников, и кредиторов, и правительства. Однако разногласия коснулись главного вопроса — по какому курсу валют делать перерасчет. Должники настаивают на курсе в день получения кредита, банки — на курсе на день рефинансирования, что представляется более логичным.

Однако вряд ли это возможно в реальности. «Меры по защите валютных заемщиков будут неподъемными для государства, да и адресат не тот. Государство лишь может вести пропагандистскую работу, предупреждая граждан об опасности размещения вкладов в неустойчивых финансовых системах, но оказывать прямую поддержку в виде компенсации потери частным лицом валютного вклада или переплаты по валютному кредиту не может», — уверен Никита Исаев.

Старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова считает, что единственная мера, которую стоит проводить в рамках защиты валютных заемщиков, — повышать финансовую грамотность россиян. «Самый безопасный кредит — в той валюте, в которой заемщик получает доход. Это стоит принять за точку отсчета кредитных переговоров и перестать искать выгоду, которая через пару лет может обернуться долговым кошмаром», — резюмирует Бодрова.

Анна БРЫТКОВА, Banki.ru