Тормозим и без санкций
Антироссийские санкции не являются главным ограничителем роста нашей экономики
Фото: Fotolia/Iaroslav Neliubov

Конгресс США одобрил новые санкции против России. Теперь они должны быть подписаны президентом Дональдом Трампом. Останутся ли привлекательными российские активы и может ли российская экономика под санкциями наращивать темпы роста?

«Обречена на 2%»

Новый пакет санкций против России американские конгрессмены одобрили 26 июля. Его главное отличие от предыдущих — в том, что в случае принятия закона отменить санкции президент Трамп своей властью уже не сможет. Это можно будет сделать только через голосование в конгрессе.

В Кремле содержание новых санкций пока не комментируют. Владимир Путин на встрече с президентом Финляндии сказал: «Когда будет ответ (на санкции. — Прим. Банки.ру), какой он будет — это будет зависеть от того, в каком виде окончательно мы увидим тот закон, который сейчас обсуждается уже в сенате». Правда, при этом он назвал санкции незаконными и заявил, что Россия может ответить на «хамство».

Министр экономического развития Максим Орешкин, в свою очередь, отреагировал обычным для российских чиновников образом: заявил, что санкции оказывают не очень серьезное влияние на российскую экономику. По его словам, «надо решать свои собственные проблемы, смотреть на то, что у нас происходит и как развиваются наши предприятия». Минэкономразвития не будет менять свой макроэкономический прогноз в случае вступления новых санкций в силу. «Когда мы в апреле представляли предыдущую версию прогноза, мы говорили о том, что во втором полугодии ожидаем в целом ухудшения ситуации с потоками капитала», — сказал министр, добавив, что никаких кардинальных отличий не ждет.

В базовом варианте прогноза МЭР рост ВВП в 2017 году составит 2% при среднегодовой цене на нефть 45,6 доллара за баррель. Международный валютный фонд в июльском докладе прогнозировал, что по итогам года российская экономика вырастет на 1,4%. Такой же рост ожидается по итогам 2018 года. Основным фактором положительной динамики ВВП эксперты считают выросшие цены на нефть (в конце минувшей недели они впервые с начала июня преодолели отметку 50 и даже 51 доллар за баррель марки Brent).

Глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин считает, что Россия «обречена на темпы роста экономики, не превышающие 2%», в условиях продолжительного сохранения санкций. В интервью Reuters он сравнил санкции со старой поправкой Джексона — Вэника: торговые ограничения долго не могли отменить (ввели в 1974 году против СССР, отменили в 2012-м. — Прим. Банки.ру), несмотря на изменение экономической ситуации. Ущерб от санкций Кудрин оценил в 0,5% недополученного роста ВВП.

«Сейчас санкции — строго негативный фактор»

Экономисты считают, что новые санкции вряд ли серьезно скажутся на росте ВВП, потому что российскую экономику тормозят другие факторы. Они и ограничивают годовой рост «потолком» в 2%. «Российская экономика уже адаптировалась к санкциям со стороны США. Угрозу мог бы представлять запрет на покупку российского госдолга, однако на такую меру конгресс не решился», — отмечает член экспертно-консультационного совета при Росимуществе, председатель Центра развития инновационного бизнеса Алексей Михеев. В условиях дешевеющей нефти преодолеть планку в 2% удастся только в случае формирования новых точек роста экономики, полагает он.

Ключевую роль продолжают играть цены на нефть, соглашается главный экономист ЕАБР Ярослав Лисоволик. А вот политика ЦБ и уровень ставок, по его мнению, не первостепенный фактор экономического роста. Основными резервами для достижения более высокого ВВП Лисоволик назвал рост производительности труда и увеличение степени адресности государственных расходов. «При использовании всех возможных резервов наша экономика может достигать темпов роста 4—5% и более», — уверен экономист.

Эксперты отмечают, что резкий рост мировых цен на нефть не пошел бы на пользу российской экономике. «Важен долгосрочный стабильный рост, а не кратковременные предвыборные рывки. Количественные ориентиры не должны являться самоцелью. Важна ориентация на стратегические цели долгосрочного развития, для чего необходима структурная перестройка экономики», — считает старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Оксана Богаевская. Она напомнила об опыте 2000-х годов, периода высоких темпов роста ВВП, причиной которых был рост нефтяных цен. В долгосрочной перспективе этот рост результатов не дал.

Если бы российская экономика была сильнее, то и возможностей воздействия на нее с помощью санкций было бы гораздо меньше, подчеркивает Богаевская. Сейчас на долю России приходится менее 2% мирового ВВП, а на долю США — около 25%. России, по словам эксперта, необходимо ориентироваться на институциональные и структурные изменения в экономике, что не обязательно сразу сопровождается высокими темпами роста. Среднегодовой темп прироста ВВП России в ближайшие пять лет может колебаться в диапазоне 1,5—2,5%, считает Богаевская.

Законопроект может иметь только временные негативные последствия для инвестиций в основной капитал и почти не повлияет на потребительский спрос.
Алексей Погорелов, Credit Suisse

В обозримом будущем драйверов для сильного роста экономики просто нет, констатирует управляющий директор «БКС Ультима» Станислав Новиков. По его мнению, модернизация экономики сейчас затруднительна, но проводить ее необходимо. «Если допустить сохранение санкций на десять лет и более, невозможно говорить о нормальном функционировании экономики. В долгосрочном периоде санкции могут оказаться полезными, но сейчас это строго негативный фактор», — отмечает Новиков. По словам Оксаны Богаевской, резервы «положительного» влияния санкций на экономику уже практически исчерпаны. Новые санкции затрагивают высокотехнологичные отрасли, связанные с компьютерными технологиями, добычей и транспортировкой нефти и газа, а также финансовую сферу. В этих областях Россия вряд ли сможет обеспечить адекватное импортозамещение в обозримой перспективе, полагает эксперт.

Любое изменение санкционной политики требует переоценки текущих и будущих проектов в России, что означает некоторую задержку в принятии инвестиционных решений, обращает внимание экономист Credit Suisse Алексей Погорелов. «На наш взгляд, новый американский законопроект может иметь только временные негативные последствия для инвестиций в основной капитал и почти не повлияет на потребительский спрос. Следовательно, мы не хотим пока менять прогноз реального роста ВВП на этот и следующий год (соответственно 1,5% и 1,7%)», — говорит эксперт. Оценки роста ВВП во II квартале, по словам Погорелова, указывают на его заметное ускорение, и если провала в III квартале не произойдет, то прогнозы будут пересмотрены в сторону улучшения.

«Рынок выработал иммунитет»

Новый пакет санкций среди прочего предполагает запрет на участие американских компаний в приватизационных сделках с российским госимуществом при объеме инвестиций свыше 10 млн долларов в год. А также запрет покупать акции и облигации санкционных компаний (среди которых — крупнейшие российские эмитенты). По оценкам Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), доля российских активов, уязвимых с точки зрения досрочного погашения, в случае расширения санкций может вырасти с 13% до 21,5%. Пока российский рынок не реагирует на ужесточение санкционной риторики. В день одобрения нового пакета палатой представителей индекс ММВБ вырос на 0,5%. На столько же подорожали акции «Газпрома», одной из главных мишеней американских конгрессменов. «Введение новых санкций уже заложено в цены российских активов, их принятие не окажет существенного давления на наши акции, — полагает аналитик «Финама» Богдан Зварич. — Что касается вложений иностранцев в наши активы, то, на мой взгляд, в основном это спекулятивный капитал. Здесь можно выделить высокую популярность операций carry trade, что ведет к повышенному спросу на российские облигации».

По прогнозам, в случае распродаж акций «нефтегазового ядра» индекс ММВБ мог на короткое время упасть на 1-2%.

Главный управляющий активами General Invest Денис Горев не ожидает серьезного изменения отношения инвесторов к российским активам. По его словам, они сохранили свою привлекательность для тех, кто понимает российские риски и использует возможность зарабатывать на волатильности. «В последнее время рынок выработал иммунитет к такого рода новостям и стал довольно слабо восприимчив к политическим факторам», — отмечает Горев. Тем не менее, по его словам, больше других к санкциям чувствительны компании нефтегазового сектора. Также под давление могут попасть компании, привлекающие средства на внешних рынках.

«Ранее мы ожидали, что на фоне ужесточения санкций возможно небольшое снижение котировок акций отечественных публичных компаний (преимущественно сырьевых с госконтролем — «Газпрома», «Роснефти»). Помимо этого, не исключен умеренный рост доходностей облигаций, в том числе государственных, в пределах пары десятков базисных пунктов. Масштабного влияния на отечественный финансовый рынок в целом после утверждения законопроекта в последней инстанции не ожидалось», — рассказал аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. По прогнозам, в случае распродаж акций «нефтегазового ядра» индекс ММВБ мог на короткое время упасть на 1—2%, однако в реальности эффект оказался меньше. По мнению Нигматуллина, скорее всего, окончательная волна негатива пройдет после подписания законопроекта президентом США. Далее в рисковых активах начнется восстановительный рост под влиянием укрепляющихся цен на нефть и циклического выхода экономики из двухлетней рецессии.

Евгения НОСКОВА, Banki.ru