СМИ удалось выяснить детали сделки по переходу контроля над 90% ГК «Связной» Максима Ноготкова к альянсу, состоящему из группы ОНЭКСИМ и НПФ «Благосостояние». О сделке было объявлено вечером в среду, но какие именно активы получат партнеры, не раскрывалось.

По информации «Коммерсанта», на текущий момент решено, что альянсу отходит сеть салонов связи «Связной» и магазины Enter. Ноготкову, по данным газеты, остается ювелирная сеть Pandora, но и ей он владеет совместно со структурами Сбербанка. Единственным активом Максима Ноготкова, вокруг которого до сих пор сохраняется неопределенность, является Связной Банк, отмечает «Коммерсант». Один из собеседников РБК сказал, что переговоры по поводу Связного Банка продолжатся в четверг. Он пояснил, что покупатели планируют получить поддержку в Банке России. Этот факт подтвердил другой собеседник РБК. По его словам, переговоры в ЦБ запланированы на ближайшее время. Пресс-секретарь Связного Банка отказался от комментариев.

Впрочем, рыночного интереса к нему нет, похоже, ни у кого, пишет «Коммерсант». Для Ноготкова это сложный актив. По данным отчетности банка по РСБУ на 1 октября, доля просроченных кредитов в розничном портфеле банка выросла за месяц с 17,7% до 25%, что стало рекордом по банковскому сектору как в абсолютном, так и в относительном выражении (рост на 3,06 млрд рублей, или 41%). Просрочка давит на капитал. Его достаточность к 1 октября опустилась до уровня, близкого к критическому, — 10,45% (ЦБ требует минимум 10%). Это сопряжено с необходимостью дополнительных существенных вливаний в капитал, отмечает издание.

Новым собственникам большей части активов ГК «Связной», по сведениям «Коммерсанта», это неинтересно. А участие государства в форме санации банка — даже при оттоке вкладов в 3,5—3,7 млрд рублей за несколько дней на фоне сообщений о дефолте на официальном уровне — пока под вопросом. По данным «Коммерсанта», заявки на оценку финансового положения банка, что обычно предшествует рассмотрению вопроса о целесообразности санации, Центробанк в Агентство по страхованию вкладов (АСВ) не направлял. Что, впрочем, не исключает предварительных переговоров об этом с АСВ и ЦБ, указывают источники «Коммерсанта».

Цена сделки по обмену активов на погашение долга ГК «Связной» символическая, рассказал источник «Ведомостей», знакомый с ее условиями. И ОНЭКСИМ, и «Благосостояние» предоставляли финансирование бизнесу Ноготкова — 6 млрд и 3 млрд рублей соответственно, добавил он. По словам собеседника РБК, знакомого с деталями сделки, Ноготков полностью вышел из бизнеса группы: «Его лимит доверия уже был исчерпан». Тот факт, что у Ноготкова не осталось доли в бизнесе, подтвердил второй источник РБК, также знакомый с деталями сделки. Один из источников РБК сказал, что сделка была проведена «за один рубль» и доли новых акционеров распределены поровну, второй это отрицает, утверждая, что соглашение о распределении долей пока не заключено. Сам Ноготков отказался от комментариев.

Вместе с указанными активами к альянсу ОНЭКСИМа и «Благосостояния» перешли также требования к ГК «Связной» по ссудам других кредиторов: Сбербанка, Промсвязьбанка и Московского Кредитного Банка. Теперь их требования к Ноготкову будет исполнять альянс. Таким образом, была разрешена ситуация с дефолтом по долгу перед ОНЭКСИМом, залогом по которому выступал контрольный пакет акций холдинговой компании группы — кипрской Trellas Enterprises Limited, через которую Ноготков управлял всеми своими активами.