Как я заработал миллион на ОСАГО
Честным быть выгоднее
Фото: коллаж Banki.ru

Корреспонденту Банки.ру удалось вызвать на откровенность человека, примерявшего разные роли: пострадавшего в ДТП страхователя, страхового мошенника, автоюриста, владельца СТО. Вот его история.

Глава 1. «Мерседес» и бенц

Ответ на вопрос, как я стал основателем группы страховых мошенников, прост: жизнь заставила. Начинал я свою трудовую биографию милиционером в глубокой провинции. Потом переехал в Москву, стал компьютерщиком, зарабатывал честно, но мало. Со временем снял приличную квартиру в хорошем районе, женился. Лет через семь сумел купить машину — трехлетний Hyundai Accent, который по тем временам стоил 280 тысяч рублей — немыслимые для меня деньги.

Машинку свою я холил и лелеял, парковал под окнами, чтобы не упускать из виду (я работал из дома). И вот однажды возвращаюсь домой после недолгого визита в магазин и вижу мою любимицу с покореженным бампером и как-то странно завалившуюся на сторону. Под дворниками свернутый листочек, разворачиваю, читаю. Оказалось, справка о ДТП. Ну вот, ушел, называется, на пять минут…

Из подъезда выскакивает возбужденный сосед: «Что тут было, что было!!!» Рассказывает: из двора на Mercedes Gelenvagen лихо выруливает блондинка лет 20 и на полном ходу на абсолютно свободной дороге врезается по касательной в мою мирно припаркованную по всем правилам машинку. Передний бампер слева и переднее левое крыло всмятку. Сила удара, по словам соседа, была такова, что Aссеnt подпрыгнул и насадился правой стороной на бордюр, который у нас довольно высокий. Виновница происшествия притормозила, вышла из машины, ошалела от содеянного и стала вызывать гаишников. Приехал инспектор, осмотрел машину слева, записал очевидные повреждения — передний бампер, правое левое крыло, фару. По правой стороне отметил только покореженную дверь. Оставил бумажку на стекле, уехал.

Я позвонил в страховую, они прислали оценщика, который приехал, обнаружил вдобавок к указанному гаишником помятые колеса и крыло, перекошенную ось — и согласовал эвакуатор (машинка была застрахована по каско).

На следующий день я явился в ГАИ за протоколом. Из повреждений правой стороны там была указана только дверь, о погнутой оси, нагнувшихся в сторону бордюра колесах и правом крыле речи не было. Мои слабые возражения, что машина не на ходу именно из-за этих повреждений, были отметены — не записано, значит, не было.

С актом экспертизы и протоколом я приехал в страховую, сотрудники которой впали в ступор при сравнении этих документов. Они стали требовать от меня повторного визита в полицию, чтобы инспектор, прозевавший добрую половину повреждений, все-таки их вписал в документ. Услышав, что я там уже был и был послан по известному адресу, быстро нашли выход: предложили мне организовать все без визита к гаишникам за какие-нибудь 4 000 рублей. Я сразу согласился: 4 000 против стоимости ремонта правой половины машины показались мизерной цифрой. Именно в этот момент я и задумался, что не тем занимаюсь в жизни. Вместо того, чтобы корпеть днями и ночами за компьютером, можно завести связи в страховых компаниях и в ГИБДД. И зарабатывать легче и больше…

Время закручивать гайки?

Судьба ОСАГО как свободного рынка напрямую зависит от того, удастся ли страховщикам побороть набирающее обороты мошенничество и восстановить репутацию в глазах клиентов. Для победы в этой войне нужны союзники — правоохранительные органы, которые пока не везде полноценно противодействуют мошенникам.

Мой бедный автомобиль вернулся ко мне из ремонта спустя четыре месяца, стоимость ремонта оказалась соизмеримой с его первоначальной ценой — 245 тысяч рублей, так как все время обнаруживались новые скрытые повреждения. Страховая долго колебалась, отдавать в ремонт или признать «тоталь», то есть полное конструктивное уничтожение машины. Но все же решила ремонтировать.

Глава 2. Как я стал «автоподставщиком»

Пока я ждал машину из сервиса, в моей голове созрел план. И я потихоньку приступил к его реализации. Нашел точно такую же модель (благо «Акцентов» на рынке — как грязи), списанную по «тоталю» (уничтоженную по документам машину владелец часто может оставить себе), купил ее за копейки. Договорился с владельцем одной слегка побитой старенькой иномарки с «правильными повреждениями», которую хозяину было уже не жалко, об инсценировке ДТП.

Когда пришла из СТО (станция техобслуживания) моя машинка, я застраховал ее по новой в другой страховой компании (на тот момент страховщики не обменивались информацией о страховых случаях) по полной программе. В старую страховую, где как раз закончился срок действия договора, даже не пошел — понятно, они меня развернули бы или выкатили бы двойной тариф, помня мой страховой случай с почти полным «тоталем». И спустя месяц «стукнулся» со своим новым партнером по криминальному бизнесу. При заключении договора страхования мы, естественно, предоставили для осмотра мою отремонтированную красавицу, а после «дорожно-транспортного происшествия» показали ее же, но с замененными деталями, которые взяли со второго «Акцента», убитого в ноль.

Получив денежное возмещение от страховщика, я вернул на место нужную деталь моей любимой машинки и через пару месяцев снова застраховал ее — уже в третьей страховой компании. И все пошло по кругу: «столкновение» с заменой деталей, выплата, новая страховка. Естественно, мы меняли страховые компании и автомобили, которые сталкивались, стараясь вовлекать в процесс незнакомых друг с другом людей, хотя тогда еще трудно было бы нас выследить. В итоге поставили бизнес на широкую ногу — у нас всегда было 5—7 автомобилей, вовлеченных в мнимые ДТП.

Новый виток роста нашего криминального бизнеса начался, когда лимит по ОСАГО увеличили до 400 тысяч рублей. У моего партнера было ОСАГО, у меня было ОСАГО, повреждения укладывались в лимит, поэтому я как пострадавший пошел в его страховую (благодаря ПВУ) и заявил убыток. Приоритета натурального возмещения тогда еще не было, так что я потребовал деньги, которые вскоре и получил. Естественно, оценщик и сотрудник страховой были уже «нашими людьми». Ну да, пришлось поделиться и с гаишником, выписывавшим справку. Но мы с партнером в итоге все равно оказались в хорошем плюсе.

Маржа в бизнесе на ОСАГО оказалась не хуже, чем в каско, — цена полиса меньше, выплаты соизмеримы. Введение натурального возмещения не сильно ограничило наш бизнес: мы не брезговали брать ремонтом битых деталей, которые потом продавали на вторичном рынке разным СТО. Схема получалась чуть сложнее, но не менее выгодной.

Фантом разбушевался

Страховщики называют «черных автоюристов» главной причиной кризиса в ОСАГО. МВД утверждает, что масштаб бедствия сильно преувеличен. Банки.ру попросил страховщиков мотивированно пояснить, в чем они видят проблему.


Глава 3. Автоюризм рулит

А потом я встретился с бывшим однокашником, и мне открылись новые перспективы. Надо сказать, что я сам недоучившийся юрист — за плечами три курса юрфака провинциального вуза. Не бог весть какого, но все же представление о профессии имею, так что суть рассказов сокурсника, который подвизался на ниве автоюризма, уловил быстро. После пятого шота текилы он начал посвящать меня в основы профессии. Оказалось, на каждом сымитированном нами ДТП можно заработать чуть ли не вдвое больше — за счет использования лазеек в законе. Так, вынудив страховщика затягивать сроки ремонта или выплаты (а фактически просто не давая им возможности сделать все в срок), можно на штрафах, пенях и оплате экспертизы по завышенной цене получить еще как минимум 50% от суммы выплат, а с компенсацией расходов на экспертизу — и все 100%.

Например, высылаешь по почте вместо документов пустые листы или просто неполный комплект документов. Получив и зарегистрировав такое письмо, страховщик уже «попал» на штраф — дата получения письма фиксируется, а что начать работать с документами нет никакой возможности — поди докажи. Подобных нюансов оказалось множество, я не стал вникать, решив оставить эту часть работы приятелю.

Допив бутылку, мы договорились объединить усилия: наши ДТП — его юридические услуги. Все наши «участники ДТП» радостно подписывали договор цессии, то есть передавали моему другу-юристу права на получение возмещения. Он щедро делился с нами заработанным на судебных выплатах. Дело шло, бизнес расширялся.

Так продолжалось до тех пор, пока наши «агенты» в страховых компаниях не забили тревогу — Российский союз автостраховщиков вместе с ЦБ активизировал борьбу с деятелями типа нас. Начали проводить разъяснительную работу с региональными властями, чтобы те в свою очередь заставили правоохранителей внимательнее расследовать дела о мошенничестве. Видимо, взяли под контроль и суды, которые раньше выносили по десятку решений в минуту (большинство — в пользу юристов, перекупивших права требования у незадачливых автовладельцев). Теперь судебные заседания начали проходить в реальности, а не только на бумаге. И юристы страховых компаний стали гораздо более зубастые — друг мой стал жаловаться на то, что они уже не такие, как раньше, мягкотелые увальни, соглашавшиеся платить, лишь бы не попасть на очередные штрафы.

Но главное — автостраховщики договорились создавать единую базу данных по ДТП (Бюро страховых историй), а в ней, увы, сразу видно, что одна и та же наша машина попадает в ДТП с регулярностью раз в две-три недели. И что пострадавшие и виновники то и дело меняются местами. При желании можно проследить и дружеско-родственные связи владельцев бьющихся авто — и «правилом шести рукопожатий» тут не отговоришься. А желание искать эти ниточки и связывать их воедино у страховщиков, как оказалось, появилось. Видимо, убытки по ОСАГО стали запредельными.

Виновник ДТП заплатит дважды

Хотите за свой счет отремонтировать в Германии чужой «мерседес», пострадавший в ДТП? Нет? А придется! По крайней мере, так считают некоторые автостраховщики.

Глава 4. Как я стал «каскодером»

Тогда я понял: нужно соскакивать. И постепенно стал искать пути отступления. Денег мы заработали не один миллион, я стал потихоньку выводить их из бизнеса, а заодно искать иное приложение усилий и капитала. И тут меня осенило, что можно использовать уже имеющиеся навыки и ресурсы для нового вида деятельности — абсолютно легальной. Отремонтированные по натуральному возмещению в ОСАГО детали мы продаем сторонним СТО, они их используют при ремонте по каско вместо новых — разумеется, с согласия клиента. Менять детали наши мастера научились в совершенстве — быстро и красиво, значит, научатся и восстанавливать. Так почему бы не открыть собственное СТО?! Придумано — сделано. Светить этот бизнес перед большинством партнеров я не стал, захотелось работать одному, да и не очень я доверял бывшим подельникам.

Со своими старыми знакомцами в страховых договорился, что они будут посылать ремонтировать на мою СТО «натуральщиков» по ОСАГО и клиентов по каско — естественно, за определенную мзду. Прикормленным оценщикам также нашлось дело: они выдавали в экспертизах ровно ту сумму, которую было нужно. Скажем, себестоимость ремонтных работ и запчастей составляла 50 тысяч, они писали 100 тысяч и т. п.

И вскоре дело пошло. Один сервис уже не справлялся, пришлось открывать второй, потом — третий, четвертый (чтобы «мои» страховщики могли посылать к нам клиентов из близлежащих городов, а то требование 50-километровой доступности сервиса от места ДТП в новой версии закона об ОСАГО создавало определенные трудности). От «автоподстав» мы отказались совсем, легальный бизнес стал приносить больше. Да и годы берут свое — хочется спать спокойно, честно заплатив налоги. А потом и в легальном бизнесе, как оказалось, есть немало возможностей для знающего человека…

Например, можно помогать страховой зарабатывать на исках к виновникам ДТП — страховщики повадились требовать с них разницу между «реальной» стоимостью ремонта по каско и суммой, выплаченной их страховой по ОСАГО. А что? Верховный суд разрешил же. Вон даже известного артиста заставляют заплатить ФСО чуть ли не миллион рублей вдогонку к уже возмещенному ущербу. Впрочем, это уже совсем другая история.

Полина ПАРКЕР, для Banki.ru