Почему Россия не Сингапур?

За 20 лет Сингапур из беднейшей страны с процветающей коррупцией превратился в один из мировых финансовых центров. В статье, подготовленной для портала Банки.ру, бывший глава ЦБ Виктор Геращенко и финансовый публицист Николай Кротов раскрывают секреты успеха сингапурских лидеров и пытаются перенести восточный опыт на российскую действительность.

Для победы над коррупцией мало госпрограмм, нужна политическая воля. Не имея ни малейших шансов стать развитой страной, Сингапур за счет мобилизации сил и политической воли за 20 лет победил коррупцию и стал мировым финансовым центром. Бывший председатель комитета по экономической политике и предпринимательству бывшей Госдумы Евгений Федоров пообещал за ближайшие пять лет перевооружить российскую промышленность, построив тысячи предприятий (http://www.efedorov.ru/node/1472) (в телевизионной программе он заявил даже, что «десятки тысяч»!). То есть сделать то, что не удалось за прошедшие 20 лет.

Законодателя не предупредили, что на все из них надо найти инженеров и рабочих, а где их взять, если долгие годы мы готовили только юристов, маркетологов и финансистов? (Судя по итогам выборов 4 декабря, ему предоставят возможность повторить этот анонсированный подвиг, достойный древнегреческого эпоса). Так сможет ли наша страна повторить то, что получилось у Сингапура? Или лучше сразу заняться строительством моста вдоль какой-нибудь реки? Контролировать сложнее, а результат тот же.

Итак, всем ясно, что современный «финансовый Карфаген» рано или поздно исчезнет (об этом мы говорили в статье «Финансовый Карфаген должен быть разрушен»). И важно, кто будет вести нас по новому пути. Можно ли им будет доверить строительство новой системы? Тем более что она должна увенчаться созданием в Москве мирового финансового центра.

Мы наш, мы новый финансовый центр построим!

Общепризнанно, что ими являются ныне Лондон, Нью-Йорк и Сингапур. Очевидцев создания первых двух уже нет в живых, а вот третий создавался на наших глазах. Один из авторов этой статьи был даже участником этого процесса. Так не помешало бы вспомнить, как это происходило, чтобы и у нас слова «модернизация», «инновации» получили хоть какой-нибудь смысл! А то наши достижения в этом направлении имеют пока «наноразмеры».

Лидер Сингапура Ли Куан Ю говорит: «История нашего финансового центра — это история того, как мы укрепляли доверие к Сингапуру как к месту, где бизнес ведется честно. Это история того, как мы воспитывали чиновников, чтобы они так регулировали и осуществляли надзор за финансовыми учреждениями и биржевыми организациями, чтобы свести к минимуму риск сбоев в финансовой системе».

В августе исполнилось 40 лет со дня открытия в Сингапуре отделения советского Московского народного банка. Он успешно развивался, стал одним из самых крупных иностранных кредитных учреждений в этой стране. И в создании «сингапурского чуда» есть и наша доля участия. В середине 1970-х годов Юго-Восточную Азию охватил серьезный кризис, отделение МНБ оказалось в очень трудном положении, и его пришлось спасать. С января-1977 по октябрь-1981 года этим занимался Виктор Геращенко, который стал управляющим. Не будем вдаваться в подробности этого весьма непростого времени, так как оно подробно описано в книге Николая Кротова «Жизнь и удивительные приключения банкира Виктора Геращенко».

Так получилось, что тогда он спас от банкротства сингапурского девелопера Энг Тен Фонга, предоставив ему кредит. В 1990-е годы Энг Тен Фонг передал семейные дела в Сингапуре своему младшему сыну Филиппу, старший сын Роберт стал управлять бизнесом в Гонконге. В прошлом году Энг Тен Фонг умер. По сведениям журнала Forbes, в 2011 году капитал Энгов составил уже 8,9 млрд долларов США. Это самый крупный бизнес в Сингапуре. Столько же, к примеру, у Романа Абрамовича. Но разве можно их сравнивать? Энги только в Сингапуре построили более 700 превосходных зданий, украшающих страну, а что мы будем помнить о Роме? Скандалы, интриги, расследования, яхты, высокоинтеллектуальные беседы с Березовским и Chelsea!

Что важно, Филипп Энг спокойно ходит по городу и не нуждается в телохранителях, ведь у него чистая совесть. По его приглашению авторы и приезжали в страну.

Казалось бы, Виктор Владимирович должен хорошо знать Сингапур. Как-никак прожил там почти пять лет. После этого неоднократно здесь бывал. И тем не менее он многое не узнал — так быстро меняется Сингапур. И, безусловно, становится все лучше и лучше. За 20 лет, после того как Сингапур был буквально вытолкнут из Малайзии в 1965 году без средств к существованию (у них не было даже песка и воды — их привозили из соседних стран), он превратился в процветающий мировой финансовый центр. Российская Федерация существует уже 20 лет, и мы до сих пор жалуемся на плохое наследство, призывая к десоветизации, одновременно проедая созданное в Советском Союзе.

Кому повезло с народом?

Есть мнение, что нам, в отличие от Сингапура, не повезло с народом. Это полная чушь! В 1960-е годы Сингапур также страдал от жуткой коррупции. Его лидер Ли Куан Ю так охарактеризовал то положение: «Коррупция — одна из черт азиатского образа жизни. Люди открыто принимали вознаграждение, это было частью их жизни». Чертой конфуцианской этики всегда была обязанность помогать своей семье, родственникам и друзьям. К тому же в стране открыто действовали триады (организованные преступные группировки), они контролировали экономику страны. С ними в 1960-е годы конкурировали за влияние маоисты.

Ли Куан Ю говорил, что «китайцы Сингапура — периферия китайского мира, там, в большом мире, своя интеллигенция, свои художники и поэты. Здесь же в основном потомки батраков и мелких крестьян из южных и центральных районов Китая».

Не стоит забывать и о том, что китайцы всегда были склонны к азартным играм (еще недавно во многих московских казино они были основными клиентами) и наркотикам — опиум в Китае имел свободное хождение. Вспомните про «опиумные войны».

Наконец, на характер не может не влиять климат. Попробуйте проявить чудеса трудового героизма при 30—35 градусах жары и практически 100-процентной влажности. Причем такая погода в Сингапуре круглый год, и там нет даже вечерней прохлады.

Даже в 1970-е годы, когда одного из авторов туда направили на работу в эту дыру, мало кто хотел ехать! Любого, кто в 1965-м предположил бы, что Сингапур станет крупным финансовым центром, посчитали бы безумцем.

И вот сейчас в рейтинге аналитического центра BERI «Лучшая рабочая сила» Сингапур занимает первое место. Теперь большинство горожан хорошо образованны, владеют как минимум двумя языками (изучение английского обязательно).

О том, как им удалось вырваться из этого порочного круга, нельзя рассказать коротко. Рекомендуем всем интересующимся прочитать книгу Ли Куан Ю, первого премьер-министра Республики Сингапур, одного из создателей сингапурского экономического чуда. Но на некоторых вопросах хотелось бы остановиться.

Борьба с заразной жадностью

В Сингапуре за счет политической воли лидеров и грамотного законодательства сумели справиться с коррупцией. В первую очередь там были жестко регламентированы действия чиновников, упрощены бюрократические процедуры. Очищена судебная система. На судейские должности были привлечены «лучшие частные адвокаты», их зарплаты — резко повышены.

Был заменен полностью личный состав полиции, а не ее название. Кстати, были уволены и все сотрудники таможни. Был создан независимый орган — Бюро по расследованию случаев коррупции. Его директор подчинен напрямую премьер-министру, и ни один министр не может вмешаться в работу этого бюро. Методы его работы авторитарны. Оно имеет право, если есть основания, задерживать и обыскивать подозреваемых в коррупционных деяниях даже без решения суда, проверяет банковские счета и финансовые документы подозреваемых и их родственников. И так далее. Этот орган действительно боятся и за глаза называют «Бюро по расследованию заразной жадности».

В стране были введены чувствительные экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях. Причем меры предпринимаются по отношению к обеим сторонам: и тем, кто берет взятки, и тем, кто их дает.

Расследования проводятся, несмотря на лица, даже против близких родственников и соратников Ли Куан Ю. С нашим банком работала юридическая фирма «Ли энд Ли», ее возглавляли жена премьер-министра и младший брат — Дэнис Ли. Он автору жаловался, насколько трудно ему делать карьеру: брат внимательно наблюдал, чтобы его имя не использовалось фирмой в целях продвижения.

Ряд министров, уличенных в коррупции, были приговорены к различным срокам заключения, покончили жизнь самоубийством либо бежали из страны. Среди них были и давний соратник Ли Куан Ю — министр охраны окружающей среды. Ви Тун Бун в 1975 году совершил поездку в Индонезию со своей семьей. Поездку оплатил подрядчик, как-то зависящий от министерства. Бун также получил от него особняк стоимостью 500 тыс. сингапурских долларов (в то время — около 120 тыс. долларов США) и что-то еще по мелочи, то есть по нашим меркам сущие пустяки. Его посадили, и о наказании этого министра вспоминают до сих пор. Видимо, других примеров нет.

А пойманный с поличным министр строительства Де Цзинван после серьезного разговора с премьер-министром выбросился из окна. Ли Куан Ю совершенно справедливо говорит: «Самое главное — иметь чистую центральную власть. Если люди наверху не являются образцом и примером моральных стандартов, которые они постепенно внедряют на более низкие уровни власти, сделать что-либо очень трудно. Честное, эффективное правительство с незапятнанной репутацией было и остается самым ценным достижением правящей партии и главным достоинством Сингапура».

Государственные служащие при приеме на работу и далее ежегодно подают декларации об имуществе, активах и долгах. Своих, жены и зависимых детей. Если они не могут объяснить, как создали свое благосостояние, считается, что их источник — коррупция. Никакой презумпции невиновности! Они также обязаны заявить об отсутствии у них долгов, так как имеющий долги чиновник опасен, его легко вовлечь в коррупционные схемы.

При этом ответственные госслужащие получают столько же, сколько топ-менеджеры частных корпораций, и им есть что терять. В итоге Сингапур, в соответствии с международными рейтингами, стал одним из наименее коррумпированных государств мира.

Будет ли солдат защищать имущество богатых?

Хотел бы остановиться на вопросе, чрезвычайно актуальном для России: как сделать из жителей страны хозяев? У нас много об этом говорят, пытались такое превращение сделать даже с помощью «фантиков» — ваучеров. Не получилось. А Ли Куан Ю смог это сделать, уделив большое внимание созданию общества домовладельцев, дал возможность всем заработать на квартиру, стимулировал их приобретение, создав партнерский механизм со множеством льгот. С этой целью правительство Сингапура учредило Управление жилищного и городского развития и Центральный фонд социального обеспечения, которые запустили ряд программ, нацеленных на наделение каждой рабочей семьи выкупленными собственной квартирой или домом.

В стране, в первую очередь, появились районы, напоминающие наши «Черемушки», с очень дешевым, но продуманным жильем. В частности, в каждом доме был предусмотрен подъезд с однокомнатными квартирами, в которых жили пожилые сингапурцы. Их дети, жившие рядом, всегда могли оставить своих детей родителям и спокойно работать.

Премьер-министр страны понимал «…необходимость дать родителям сыновей, которые служили в Вооруженных силах Сингапура, тот отчий дом, который их сыновья должны были защищать. Если бы у семьи солдата не было своего дома, он не стал бы сражаться, чтобы защитить имущество богатых».

Очень много он уделил внимания и сферам образования, здравоохранения, социальной защиты. Страна не поддалась призывам строить либеральный капитализм и теперь имеет один из самых высоких в мире показателей валового национального продукта на душу населения (в 2008 году — 38 972,1 доллара США). Площадь Сингапура в 1,3 раза меньше Киева, а валовой национальный продукт — в 1,3 раза больше, чем у Украины.

Страна ухоженная, чистая, комфортная, безопасная. На улицах очень много молодежи, они улыбаются, и видно, что счастливы.

Есть ли в стране демократия? Что под ней понимать. В Сингапуре широко развито частное предпринимательство, но за государством сохраняются значительные контрольные и регулирующие функции, регламентируется общественная жизнь.

В стране преобладает руководящая и направляющая Партия народного действия. Премьер-министр Ли Куан Ю правил страной с 1959-го по 1990 год, в 2004-м он провел операцию «Наследник», и с тех пор у Сингапура новый руководитель — его старший сын Ли Сяньлунь, ранее бывший министром обороны. Сам же стал «министром-наставником».

Существует закон о внутренней безопасности, серьезно ограничивающий действия оппозиции, инакомыслие подавлено, профсоюзы контролируются, существует цензура. В период с 1991-го по 2004 год было приведено в исполнение 400 смертных приговоров (один из наиболее высоких показателей в мире), в основном за наркотики.

Действует жесткая система штрафов, о которой не писал только ленивый. При этом в 2009 году в отчете Всемирного экономического форума, посвященном анализу конкурентоспособности стран мира, Сингапур занял третье место. Это страна, в которой «организованная преступность не является фактором, увеличивающим издержки на ведение бизнеса». В обзоре Всемирного банка Doing Business 2007 года Сингапур назван местом, где заниматься бизнесом легче всего на свете. И проблем с привлечением иностранного капитала у них нет! Даже один из западных гуру, влиятельный американский философ, политический экономист и писатель Фрэнсис Фукуяма не без досады утверждает, что «мягкий авторитаризм таких стран, как Сингапур, — потенциальный соперник либеральной демократии». Может, и нам, анализируя результаты прошедших лет, стоит задуматься об этом?

Ли Куан Ю, давая совет, что делать нам, заявил: «Вам нужны стабильность, определенность и безопасность более, чем что-либо еще. Демократия не работает в условиях хаоса. …Закон не работает, когда нет порядка. …Для создания открытой политической конкуренции и свободных СМИ нужно, чтобы 40—50% населения принадлежало к среднему классу, то есть имели доход выше 5 тысяч долларов в месяц и были хорошо образованны. Шоковая терапия не кажется мне хорошей идеей».

Неслучайно он очень негативно относится к тому, что сделали Горбачев и Ельцин. На его взгляд, они разрушили собственный фундамент, и поэтому их преобразования имели столь плачевный итог. Зато с уважением сингапурский лидер всегда относился к Косыгину, с которым неоднократно встречался. И неслучайно именно Алексей Николаевич, очень внимательно относившийся к работе совзагранбанков, настоял на создании отделения Моснарбанка в Сингапуре.

Ли Куан Ю очень внимательно изучал опыт Советского Союза. Более того, он заставил своего сына, который сейчас является премьер-министром страны, выучить русский язык, чтобы в оригинале читать документы КПСС. Ли Куан Ю пишет в своей книге: «Могу утверждать, что наше экономическое развитие и индустриализация протекали успешно, потому что мы занимались планированием».

Что поделать, в России многое приживается только тогда, когда приходит из-за границы. К тому же не одни мы учимся у Сингапура. Мудрые учатся друг у друга, глупые лают на мудрых. После визита в Сингапур летом 1978 года главы КНР Дэн Сяопина в Китае начались преобразования. «Железная леди» Маргарет Тэтчер призналась, что «в бытность премьер-министром читала и анализировала каждую речь Ли Куан Ю. Экс-президент США Джордж Буш — старший полагал, что книга Ли Куан Ю «Сингапурская история: из третьего мира — в первый» — обязательное чтение для всех интересующихся историей успешного развития Азии. Он умеет развеять пропагандистский туман и предельно ясно выразить свои взгляды на основные проблемы современности и пути их решения. Он ни разу не ошибся». Бывший японский премьер Киичи Миядзава назвал эту книгу «первым в мире учебником по строительству государства».

В Грузии программа, скопированная с сингапурской, успешно претворяется — и всех чиновников, которые не смогли объяснить, какую пользу они приносят обществу, насколько мы слышали, уже выгнали на улицу. В результате, говорят, численность бюрократов сокращена вдвое. После разгона ГАИ на дороге взяток не берут! И это в Грузии!

Так есть ли у России перспективы?

Мудрый Ли Куан Ю в это верил: «Любой, кто считает, что с русскими покончено как с великой нацией, должен вспомнить об их ученых, работавших в космической и атомной отраслях, шахматных гроссмейстерах, олимпийских чемпионах, которых они воспитали… В отличие от коммунистической системы, русские — не те люди, которых можно выбросить на свалку истории».

А напоследок давайте оценим, как мы действуем. До начала 2000-х у нас была система загранбанков. Она часто выручала в трудные времена, когда страну пытались задушить различными санкциями. Один лишь Moscow Narodny Bank работал не только в Лондоне и Сингапуре, но и в Бейруте — финансовом центре Ближнего Востока. Таким же образом мы присутствовали в Париже, Люксембурге, Тегеране, Вене и Франкфурте-на-Майне. Но в 2005 году ЦБ продал 88,89% MNB Внешторгбанку, и он стал подразделением финансовой компании VTB Capital.

Прежде принадлежащее MNB здание, расположенное в центре города, неподалеку от Банка Англии, по адресу 81 King William Street, продано в августе 2010 года крупнейшему госбанку Китая. Аналогично поступили и с сингапурским зданием MNB, стоящим в одном из самых престижных мест города. Покупатель из Пакистана уже успел снести его, мы побывали на руинах.

По оценкам западной прессы, проданы здания по цене явно ниже рыночной. Сейчас мы говорим о создании международного финансового центра в Москве, но начали эту работу с ухода из признанных финансовых центров. Правильно ли это?

Николай КРОТОВ, Виктор ГЕРАЩЕНКО, для Banki.ru

На фото: Август-2011. Сингапур. Справа налево: Николай Кротов, Вячеслав Рыжков (первый управляющий Сингапурским отделением МНБ), Игорь Суворов (председатель правления Межгосударственного банка, бывший управляющий Сингапурским отделением МНБ), скромный миллиардер Филипп Энг, Виктор Геращенко.