Тысяча и одна проверка
Российским банкам становится все сложнее работать с западными контрагентами
Фото: Fotolia/yanlev

Санкции против России осложнили работу не только госбанкам. Проблемы с контрагентами начались у всех российских финансовых учреждений. Зарубежные контрагенты банков увеличивают количество запросов комплаенс. В результате межбанковские платежи проходят дольше, а клиентам сложнее и дороже получать торговое финансирование.

О том, что российские банки начали испытывать трудности в работе с западными контрагентами, Банки.ру рассказал заместитель директора направления «Рейтинги финансовых институтов» Standard & Poor's Сергей Вороненко. Причем речь идет не о тех, кто попал в санкционные списки. «Сложнее стало работать с западными контрагентами абсолютно всем банкам, независимо от того, под санкциями они или не под санкциями. Все межбанковские платежи, расчеты, деривативные сделки сейчас проходят с временным лагом», – говорит Вороненко. По его словам, после того как в конце июля 2014 года были наложены санкции на крупнейшие государственные банки, это «почувствовали все».

В чем выражается сложность работы с западными контрагентами? По наблюдениям замдиректора направления Standard & Poor's, некоторые контрагенты стали относиться к российским банкам более настороженно. В частности, их комплаенс-процедуры стали жестче в отношении российских контрагентов, а также всего, что связано с российской юрисдикцией. «С точки зрения оценки рисков для западных партнеров, прежде всего, существенно вырос риск российской операционной среды. К тому же они постоянно держат в уме риск возможного усиления санкционного давления и возможных последствий для них», – отмечает Сергей Вороненко. По его словам, зарубежные банки начинают перестраховываться – им проще не работать или усложнить работу по некоторым инструментам для российских контрагентов. Это иногда касается торгового финансирования. В результате операционная, а иногда и финансовая нагрузка частично ложится и на банковских клиентов. Но главное последствие осложнений банков с западными контрагентами – платеж растягивается по времени. Если до санкций межбанковский платеж шел несколько часов, то сейчас – до нескольких дней. Для банков это означает дополнительный разрыв ликвидности, указывает Сергей Вороненко.

Банкиры соглашаются, что отношения между российскими и западными финансовыми учреждениями несколько «охладились». «Прежде чем совершить ту или иную операцию, западные банки проводят тысяча и одну проверку, чтобы удостовериться в том, что сделка будет прозрачной и не противоречит ограничениям», – говорит аналитик компании «Альпари» Анна Кокорева. Директор инвестиционно-торгового департамента Абсолют Банка Сергей Михайлов указывает, что по факту в трансакциях появился еще один фильтр, на прохождение которого требуется время. «Для проверки соблюдения санкционных ограничений по ряду сделок иностранные банки запрашивают у контрагентов первичную документацию – контракты, договора. На их основании принимают решение о проведении или отмене сделки. Это опять же временные затраты, которые сильно снижают оперативность работы», – поясняет Сергей Михайлов. Впрочем, по его мнению, этот временной лаг, как правило, не является критическим для банков и компаний, которые не попали под санкции.

«Количество запросов комплаенс увеличилось», – говорит представитель одного из топ-10 российских банков. По его оценке, самая тяжелая ситуация на рынке деривативов. На нем длинные межбанковские лимиты были закрыты. Фактически для целей хеджирования собственной позиции по иностранной валюте у российских банков в контрагентах остался только внутренний рынок.

«Со стороны западных контрагентов наблюдается некое охлаждение, снижение аппетитов к сотрудничеству с Россией», – говорит начальник управления межбанковского сотрудничества с банками дальнего зарубежья СБ Банка Виктория Гайкалова, отмечая, что это больше касается новых видов сотрудничества. Те виды бизнеса, по которым кредитная организация сотрудничала с зарубежными банками до начала этого охлаждения, такие как международные расчеты, торговое финансирование, по словам спикера СБ Банка, продолжают функционировать. «Платежи исполняются «день в день», с существенными задержками мы ни разу не сталкивались», – комментирует Виктория Гайкалова. Но при этом, признается она, небольшие задержки в исполнении платежей все-таки есть. По ее словам, это объясняется тем, что все сделки из России находятся под тщательным контролем соответствующих служб западных банков. Срок рассмотрения сделок по торговому финансированию со стороны западных банков действительно увеличился. «В частности, западные банки проверяют, не участвуют ли в сделке лица или компании, внесенные в санкционные списки», – поясняет Гайкалова.

Начальник управления торгового финансирования и международных отношений Локо-Банка Татьяна Муравьева уверена, что снижение объемов и количества сделок торгового финансирования, прежде всего, связано с отказом поддерживать сделки торгового финансирования российских банков такими институтами развития, как Eвропейский банк реконструкции и развития и IFC (учреждение глобального развития Группы Всемирного банка, работающее с частным сектором развивающихся стран. – Прим. ред.). «Сказывается и влияние ужесточения подхода к рискам самих российских банков в связи с ожиданиями стагнации экономики, волатильностью курса рубля и геополитической нестабильностью», – поясняет Муравьева. Еще одна причина – уход некоторых коммерческих иностранных банков с российского рынка торгового финансирования. Или сужение интереса к сделкам торгового финансирования кругом их клиентов.

Ситуация с контрагентами стран ЕС – одна из причин того, что российские банки вынуждены наращивать свои подушки ликвидности на случай каких-то непредвиденных шоков, отмечает Сергей Вороненко. Но он указывает, что подушка ликвидности – это, как правило, низкомаржинальные активы – деньги на счете в Центральном банке или любом другом банке. «То есть это далеко не ставка кредитного портфеля, а дополнительное давление на процентную маржу банка, особенно в условиях повышения стоимости фондирования», – отмечает представитель Standard & Poor's.

При этом страдают и клиенты банков. Им становится сложнее и дороже получать торговое финансирование, признаются банкиры. По наблюдениям Татьяны Муравьевой, круг стабильных клиентов, которым банки одобряют лимиты на торговое финансирование, становится уже. Однако и для этих клиентов ставки по таким сделкам растут. В связи со снижением конкуренции среди иностранных коммерческих банков оставшиеся на рынке игроки стремятся повышать ставки по сделкам торгового финансирования. По подсчетам аналитиков, ставки в этом сегменте с начала лета увеличились на 0,3–0,5%.

По мнению Анны Кокоревой из «Альпари», свести трудности с западными контрагентами на нет невозможно, пока действуют санкции. «Но найти обходные пути можно, если банки будут использовать посредника, например банк другой страны. Можно обратиться к азиатским банкам или к латиноамериканским», – говорит аналитик. Впрочем, добавляет она, за все надо платить. Проведение тех или иных операций станет дороже, так как посредник берет свою комиссию. К тому же через посредника можно провести далеко не весь перечень операций, по которым возникают трудности. Таким образом, единственным выходом является полная смена контрагента, считает Кокорева.

«Для разрешения ситуации нужна стабилизация как политической, так и экономической ситуации – пока мы видим синусоиду то с затуханием, то с возобновлением кризиса. В таких условиях сложно говорить об отмене санкций», – рассуждает представитель банка из топ-10.

Татьяна Муравьева также соглашается, что оценка банками рисков клиентов вряд ли может поменяться без изменения состояния российской экономики в целом. По ее словам, проблему повышения ставки и сужения рынка торгового финансирования для стабильных клиентов в текущей экономической и геополитической ситуации можно было бы решить за счет предложения российскими институтами развития или аффилированными с Россией (Международным инвестиционным банком, Евразийским банком развития) поддержки торгового финансирования, аналогичной той, которую предоставляли EБРР и IFC. «Это позволило бы российским банкам, предлагающим продукты торгового финансирования своим клиентам, не ограничиваться размерами своих кредитных линий в иностранных банках, но предлагать им гарантирование сделок со стороны институтов с более высоким рейтингом», – считает глава управления торгового финансирования и международных отношений Локо-Банка.

Анна БРЫТКОВА, Banki.ru