Здоровье дороже в розницу
Вы можете добровольно застраховать свое здоровье независимо от работодателя
Фото: Fotolia/Viacheslav Iakobchuk

Полис ДМС обычно воспринимается лишь как часть соцпакета от работодателя. Однако есть люди, готовые покупать добровольное медицинское страхование за собственные деньги. Сколько стоит индивидуальное ДМС и есть ли в нем экономический смысл для частного лица — в обзоре Банки.ру.

Кто покупает личный полис ДМС

Российский рынок ДМС по-прежнему носит корпоративный характер, констатирует управляющий директор по ДМС «Ренессанс страхования» Наталья Харина.


Сегмент частных клиентов составляет не более 10%, оценивает она: «Это в основном дети, родственники клиентов, застрахованных по корпоративным программам, и трудовые мигранты». С 1 января 2015 года иностранные граждане не имеют права работать на территории РФ без полиса ДМС, поэтому страхование мигрантов быстро набирает популярность. Такие полисы гораздо дешевле обычного ДМС — от 1 800 рублей в год.

Государственная медицина переживает сложные времена, и люди ищут медицинской защиты в коммерческих клиниках.
Ольга Суворова, заместитель генерального директора «РЕСО-Гарантии»

При этом есть ряд клиентов, которые самостоятельно покупают классические полисы ДМС (обслуживание в платной поликлинике), — в основном сотрудники бывших корпоративных клиентов, у которых работодатель сократил или отменил эту часть соцпакета.

«Государственная медицина переживает сложные времена, и люди ищут медицинской защиты в коммерческих клиниках, — объясняет тенденцию заместитель генерального директора «РЕСО-Гарантии» Ольга Суворова. — Кроме того, начинает пользоваться спросом международная медицина, особенно в части страхования критических заболеваний».

Сколько это стоит

Разброс цен на страховки ДМС очень широк: от 200 рублей в год за страховку от клещевого энцефалита до 150 тыс. в год за лечение в топ-10 самых престижных клиниках Москвы, оценивает руководитель дирекции ДМС компании «МАКС» Зинаида Мякина.

Цены на классическое ДМС для физлиц тоже очень сильно варьируются, в зависимости от возраста человека, уровня клиник и набора медуслуг: экстренная, амбулаторная, стоматологическая помощь, вызов врача на дом, стационар, ведение беременности и т. д.

Например, в «Ингосстрахе» базовая программа без стоматологии обойдется жителю Москвы в сумму от 37 700 в год, следует из информации на сайте страховщика. В Петербурге ДМС будет стоить от 12 900 рублей, в Сочи — от 8 000 рублей. А в «РЕСО-Гарантии» цена классического полиса для взрослого москвича, также без стоматологии, начинается от 16 200 рублей в год, программа только экстренной помощи стоит от 5 000 рублей в год, рассказала Ольга Суворова.

Кроме того, на цену частного ДМС влияют хронические заболевания, которые клиент указывает в анкете (в корпоративном ДМС анкетирование застрахованных не проводится). «Наличие «обычных» хронических болезней, таких как гастрит или бронхит, увеличит стоимость на 30—40%», — приводит пример Наталья Харина.

Полис для частного лица стоит в среднем в 1,6—2,5 раза дороже, чем корпоративный в расчете на одного человека, оценивают страховщики. Так, индивидуальный полис ДМС в компании «Альянс-Жизнь» на базе популярной сетевой клиники стоит около 60 тыс. рублей в год, а для корпоративного клиента такая же программа обходится в 30 тыс. рублей на человека.

Наличие «обычных» хронических болезней, таких как гастрит или бронхит, увеличит стоимость полиса на 30-40%.
Наталья Харина, управляющий директор по ДМС «Ренессанс страхования»

Такая разница объясняется антиселекцией, или ухудшающим отбором. «Индивидуальное ДМС часто приобретают люди, которые знают о каком-то заболевании или имеют склонность к частым посещениям поликлиники и собираются «отбить» стоимость полиса, — объясняет управляющий директор по рейтингам страховых компаний «Эксперт РА» Алексей Янин. — Такие люди приносят страховщикам значительные убытки, и СК вынуждены повышать стоимость полиса для всех, чтобы в среднем работать безубыточно». Клиенты часто проходят в рамках ДМС фактически плановое медобследование, «придумывая» симптомы, хотя страхового случая — то есть внезапно возникшего заболевания — не было, добавляет он.

В корпоративном ДМС страхуется сразу целый коллектив, и там предсказать число обращений к врачу можно довольно точно. «Процент «любителей» часто ходить к врачу в крупных коллективах всегда примерно одинаков и достаточно невысок», — говорит Янин. Поэтому, раз нет ухудшающего отбора, средний тариф получается намного ниже.

«Проблема при продаже ДМС физлицам — отсутствие истории болезни и карты здоровья обратившегося за страхованием. Отсюда — вопросы по справедливому тарифообразованию», — добавляет представитель «АльфаСтрахования».

В частных и корпоративных полисах может отличаться и наполнение программ. По словам вице-президента «Росгосстраха» Евгения Гуревича, в полис физлица обычно не входят плановая госпитализация, стоматология, профилактические услуги. При этом в индивидуальных программах высокой категории наполнение может быть более широкое, чем в корпоративных, отмечает Гуревич.

Страховщикам тоже дорого

Убыточность программ для физлиц выше, чем в корпоративном ДМС, подтверждает большинство опрошенных страховщиков. «Срабатывает психологический фактор — «если я заплатил, то хочу получить по максимуму», — рассуждает Зинаида Мякина. «Чаще всего клиенты покупают полис не для того, чтобы всегда иметь быстрый доступ к качественной медицине и следить за здоровьем, а для того, чтобы лечить уже имеющиеся заболевания. В то время как ДМС, входящий в соцпакет, сотрудники расценивают как опцию, которой можно воспользоваться при необходимости», — говорит руководитель департамента личных видов СГ «Уралсиб» Марина Тихонова.

В «РЕСО-Гарантии» убыточность по индивидуальным и коллективным полисам примерно одинаковая, при этом в специализированных продуктах для физлиц она даже ниже, оценивает Ольга Суворова. В портфеле «РЕСО-Гарантии» около 20% составляют договоры с юрлицами, 80% — с физлицами, по количеству застрахованных — примерно поровну. При этом 94% премии приходится на сборы по полисам юрлиц, 6% — по полисам физлиц.

В «Альянсе» убыточность по индивидуальному бизнесу также ниже за счет высокой цены страховки, которую может себе позволить «далеко не каждый», говорит директор по развитию продуктов ДМС «Альянс-Жизнь» Денис Соболев. «Это существенно снижает риск нерационального использования полиса», — поясняет он.

В «Ренессанс страховании» частные клиенты составляют не более 10% портфеля ДМС, такая же доля – в «МАКСе». В «Альянс-Жизни» индивидуальные полисы составляют не более 2,5% портфеля. В «ВТБ страховании» розничный портфель составил 16% от всего портфеля ДМС, в «Росгосстрахе» 20% собранной по ДМС премии пришлось на договоры с физлицами. «АльфаСтрахование» и «Метлайф» классическое ДМС для частных клиентов «с улицы» не предлагают.

​Свой крест: почему страховщики не отказываются от ДМС

О высоких прибылях в сегменте ДМС говорить не приходится. Застрахованные клиенты стремятся «отболеть» цену страховки, медицинские клиники — выписать для этого достаточное количество рецептов и процедур, а страховщики вынуждены держать целый штат врачей-экспертов для оценки необходимости того или иного способа лечения. Банки.ру разбирался, почему при этом страховые компании не отказываются от добровольного медицинского страхования.

Есть ли смысл «страховки от насморка»

Покупать в индивидуальном порядке «обычный» полис ДМС (поликлинические услуги) — экономически нецелесообразно, считает Алексей Янин из «Эксперт РА», этим и объясняется низкий спрос в данном сегменте.

«Люди, имеющие достаточно средств для покупки индивидуального ДМС, либо уже имеют его как часть соцпакета, либо предпочитают приобрести программу прикрепления к определенной поликлинике (это можно сделать без участия страховщика), либо вообще каждый раз оплачивают визиты к врачу, что для более-менее здорового человека оказывается дешевле, чем индивидуальный полис ДМС. Для большинства же наших сограждан полис ДМС вообще недоступен из-за высокой стоимости», — рассуждает эксперт. По данным ЦБ за девять месяцев 2016 года, 66,6% сборов страховщиков по ДМС пришлось на Москву (16,4 млрд из 24,6 млрд рублей), следующий по объемам регион — Петербург (2,1 млрд рублей, 8,5% общерыночных сборов).

Для большинства наших сограждан полис ДМС вообще не доступен из-за высокой стоимости.
Алексей Янин, управляющий директор по рейтингам страховых компаний «Эксперт РА»

Подобный «поликлинический» продукт — скорее сервисный, чем страховой, согласны в компании «Метлайф». «Основная мотивация потребителя здесь — не защита от страховых рисков (внезапных, непредвиденных событий), а удобная форма прикрепления к поликлиникам с перекладыванием финансового риска на страховщика», — говорит представитель СК.

В индивидуальном ДМС гражданин часто платит просто за услуги квалифицированного посредника (если ответственность по полису ДМС равна платежу), отмечает глава общественной организации по защите прав потребителей медуслуг «Здравоохранение» Максим Стародубцев. Плюсом можно считать наличие у страховщика набора клиник, то есть возможность выбрать из предложения. Но, с другой стороны, это и ограничение предложения имеющимся списком. «Подводным камнем» может оказаться отказ от признания заболевания страховым случаем, говорит он.

Доплати за бесплатное

Страховые компании начинают активно продвигать «антикризисные» варианты программ добровольного медицинского страхования, которые помогают предприятиям сэкономить на соцпакете. Один из самых простых вариантов и для работодателя, и для страховщика — переложить часть затрат на медицину на самого застрахованного работника.

Совсем другое дело — страхование от критических заболеваний, продолжает Алексей Янин. В последнее время такой продукт ДМС получил активное развитие, в первую очередь страхуется риск онкологии. «Вероятность таких заболеваний низка, а последствия — катастрофические для человека, в том числе и с точки зрения стоимости лечения. Поэтому именно здесь, с одной стороны, нужна реальная страховая защита, а с другой — эту защиту можно получить за крайне небольшие деньги», — рассуждает Янин. К примеру, в «Альянсе» программа онкострахования стоит 6—12 тыс. рублей на человека, уточнил Денис Соболев.

Елена ПЕТЕШОВА, Banki.ru