«В подключении к UnionPay нет политической составляющей»
Фото: Восточный Экспресс Банк

«В подключении к UnionPay нет политической составляющей»

Сергей Власов
председатель правления КБ «Восточный»
9029

Восточный Экспресс Банк стал первой кредитной организацией, которая после блокировки карт Visa и MasterCard заключила соглашение с ведущей китайской платежной системой UnionPay. В интервью Банки.ру председатель правления банка Сергей ВЛАСОВ пояснил особенности работы с UnionPay, а также рассказал о том, какие направления бизнеса банк планирует развивать в ближайшей перспективе.

— Решение о подключении к UnionPay связано с блокировкой карт Visa и MasterCard в рамках экономических санкций США?

— Основную работу по подключению к UnionPay мы провели больше трех месяцев назад, еще до всех событий по блокировке карт из тех соображений, что головной офис «Восточного Экспресса» находится в Благовещенске. Банк хорошо представлен на Дальнем Востоке, и примерно 30% наших клиентов хотя бы раз бывали в Китае. Это как минимум. Кто-то туда ездит каждый день. В Благовещенске модно на выходные ездить в Китай. То, что выгодно нашим клиентам, — выгодно нам. Здесь нет политической оставляющей. Скорее, это логика клиентская. Всем, кто едет в Китай, должно быть выгодно иметь карточку китайской платежной системы.

— Вы сообщали, что на первом этапе «Восточный Экспресс» планирует эмиссию 300 тысяч пластиковых карт UnionPay. Когда можно будет проводить трансакции по картам?

— В наших устройствах уже можно проводить операции китайским партнерам и клиентам. Трансакции уже идут. Кстати, мы один из немногих банков в России, который уже имеет клиринговый счет на Шанхайской бирже. В Шанхайской клиринговой компании, которая является основной организацией, которая клирингует все трансакции «Европа — Китай», «Америка — Китай», «Япония — Китай» и другие.

Вы считаете, что UnionPay сможет вытеснить Visa и MasterCard в России?

— UnionPay — крупнейшая система в мире, по количеству трансакций она уже обогнала все остальные. Но вне Китая Visa и MasterCard остаются лидерами. Видите ли, в чем вопрос. Любая платежная система — это система комфорта и экономической целесообразности клиента. Если клиент едет в Китай, ему должно быть выгодно рассчитываться UnionPay. Если он едет куда-нибудь в Европу, для него выгоднее использовать MasterCard, если в Америку — Visa. Когда клиент находится в России — карты российской платежной системы. Я считаю, у каждого клиента в кошельке должны все эти карточки присутствовать. Как минимум пять карт должно быть. Это и безопасность, и комфорт, и экономическая целесообразность.

— Во сколько будет обходиться сотрудничество с UnionPay для «Восточного Экспресса» и за что конкретно банк платит системе?

— Цифры мы не раскрываем. Что касается услуг, это стандартный набор, ведь система построена на единой основе. Мы платим за подключение, трансакцию, членство.

— А процессинг у вас собственный?

— У нас собственный процессинг и межхостовое соединение с китайцами уже работает. Только несколько банков в стране имеют такое межхостовое соединение. Таким образом, сами трансакции идут мгновенно и качественно.

Что вы думаете по поводу создания в России национальной системы платежных карт?

— Экономически это оправданно. Почему раньше не сделали собственную платежную систему — непонятно. Страна у нас большая, жителей много, внутренние платежи проводятся на очень большие суммы. При этом чуть ли не за каждую операцию мы проводим платеж через международную систему. К тому же, если я клиент одного банка, а осуществляю операции через другой, я гарантированно плачу комиссию везде. Если бы была создана такая национальная система, мы бы делали платежи внутри России без комиссии. Деньги оставались бы в России. По статистике у нас порядка 20% операций, когда наш клиент обслуживается у другого банка. И около 10% операций, когда чужой клиент обслуживается в нашем устройстве. У нас в месяц проходит примерно 1,4 миллиона трансакций, около 15 миллионов в год. Из них 3 миллиона трансакций осуществляются через Америку. Когда будет создана национальная платежная система, издержек станет гораздо меньше. И для банков в том числе, потому что у нас есть фиксированные платежи платежным системам — за поддержку лицензий, за поддержку бинов.

— Какие риски вы видите при создании НПС?

— Риски могут быть только организационного характера. В частности, если за системой будет стоять монополист, который начнет диктовать свои правила. Либо цена будет неадекватна для этого сотрудничества. Понятно, что условия российской платежной системы для российских банков должны быть намного лучше, чем условия любой международной платежной системы. Но в реальности все может оказаться наоборот.

— Поддерживаете ли вы идею создания НПС на базе УЭК?

— Это вариант вполне рабочий. Если в него войдут все банки, почему нет? Хотя есть и другие варианты. Я считаю, все они имеют право на существование. Важно, чтобы была поддержка всего сообщества. Сейчас идут консультации по этому поводу. Мы также свою позицию высказываем. Пока полной ясности на рынке нет.

— Планирует ли Восточный Экспресс Банк воспользоваться ситуацией и зайти в Крым, как это делают сейчас некоторые российские банки?

— Мы с интересом смотрим на Крым. Процесс, действительно, пошел. Но есть риски, которые еще нужно правильно оценить.

— Какие основные риски вы видите?

— Рисков там достаточно много. Первый — это мировая платежная система. Мы должны быть уверены, что у нас не будет проблем с отчетами, платежами, обслуживанием наших карт за рубежом и так далее. Это один из ключевых рисков. Кто знает, какие санкции нас еще ожидают?

— С кем-то из украинских банков вы уже ведете переговоры по приобретению бизнеса в Крыму?

Предложения есть, мы их рассматриваем. Но решений пока никаких нет. Об этом преждевременно говорить. Есть приличное количество украинских банков, которые планируют выйти из Крыма с минимальными потерями.

— Что касается бизнеса «Восточного Экспресса» в целом по России, планируете ли вы открывать или, может быть, закрывать офисы?

— Это естественный процесс. Когда рынок хороший, мы развиваемся. Когда рынок плохой либо точка ведет себя неэффективно, мы офис или несколько офисов закрываем. Но не могу сказать, что мы делаем это активно. За все время нашего существования, — а это восемь лет — мы закрыли, наверное, не больше 40 отделений. Сейчас, конечно, эта интенсивность возросла. Но в любом случае мы не планируем массовое закрытие офисов, такой нужды нет. Более того, мы предполагаем развивать сеть, несмотря на трудный рынок.

— В каких регионах вы будете расширять сеть?

— У нас европейская часть России не закрыта полностью. Северо-Запад, Урал, Восточная Сибирь, Дальний Восток — там все очень хорошо. А вот Юг, Поволжье, Центральная часть России — те регионы, где у нас есть еще потенциал. В них мы пока активно не присутствуем, но хотели бы.

— Сколько у «Восточного Экспресса» клиентов?

— У нас 1 миллион 600 тысяч действующих заемщиков и примерно 250 тысяч вкладчиков. Соответственно, это примерно два миллиона активных клиентов — тех, кто пользуется в настоящий момент нашими продуктами. Плюс есть клиенты, которые сейчас не пользуются нашими услугами, но имеют у нас счета.

— Как изменилось количество клиентов за последние пару лет?

— Наш банк растущий, клиентская база увеличивается постоянно. Просто темпы увеличения сейчас не очень высокие. Но мы каждый год прирастаем на сотню-другую тысяч клиентов. Отмечу, что примерно 10—20% наших клиентов не являются клиентами других банков. Это связано с тем, что мы опускаемся глубоко «вниз» и находим некоторых клиентов, просто не потреблявших раньше банковские услуги. Остальные 80—90% имели или имеют продукты других банков.

— Кто ваш основной конкурент?

— Если говорить о глобальном рынке, то, конечно, это Сбербанк. Он для всех значимый конкурент. Если говорить о более близких конкурентах, это ключевые рыночные игроки: «Хоум Кредит», «Русский Стандарт», Совкомбанк, ОТП, «Траст». В этом смысле у нас достаточно конкурентный рынок.

— Осенью прошлого года вы заявляли, что политика банк «Восточный Экспресс» направлена на снижение доли депозитов частных лиц в структуре пассивов. Но в апреле банк повысил ставки. Банк возвращается к наращиванию объема вкладов?

— Мы рыночная организация. Мы финансисты, управляем деньгами. Если мало денег — мы поднимаем ставку. Много денег — соответственно, ставки опускаем. Это постоянный правильный финансовый процесс. Кроме того, структура и объем — это разные вещи. Политика у нас не меняется. Мы по-прежнему хотим уменьшить вклады в структуре пассивов. При этом мы поднимаем ставки, потому что возникают определенные задачи по бизнесу. Так мы активизировались по кредитованию. Понятно, что с января по февраль — это мертвый сезон. Мы практически ничего не продали. Однако сейчас начали продавать. Соответственно, для этого начинаем привлекать вклады, поднимаем по ним ставки. Это постоянный процесс.

— Каковы ваши прогнозы относительно изменения ставок по вкладам в обозримой перспективе?

— Пока непонятно, как будут вести себя ставки. Но, похоже, рынок идет в сторону их повышения. Госбанки также будут следовать этой тенденции и поднимать ставки. Поскольку у них 80% вкладов, госбанки — маркетмейкеры рынка. Если они только говорят, что будут поднимать, считайте, ставки уже повышены. Мы же просто реагируем чуть раньше.

— Вы заметили тенденцию к перетоку депозитов из рублевых в валютные в связи с ослаблением курса рубля с начала этого года?

— Мы не увидели каких-то нерыночных изменений. Да, кто-то начал снимать рубли, перекладывать в доллары. Но таких клиентов немного, меньше 5%. Многие просто сняли и положили деньги в ячейку. У нас в стране все ячейки заполнены. Это временный период, когда мы получаем хороший комиссионный доход за использование ячеек. На моей памяти такие события были раза четыре, когда ячейки начинают пользоваться таким спросом и заполняются. Когда ситуация стабилизируется, средства обратно из ячеек возвращают на счета. Это нормальная реакция нормального жителя страны.

— Насколько выросло в процентном соотношении количество таких пользователей ячеек?

— Возможно, и на 100% выросло. Но количество ячеек не соответствует количеству клиентов. Например, в центральном офисе «Восточного Экспресса» в Москве около 200 ячеек. Они сегодня заполнены все. А в обычной ситуации только половина заполнена.

— Вы отметили, что банк активно развивает кредитование. На какой прирост в рознице вы рассчитываете?

— Раньше мы прирастали по 5% в месяц, сейчас таких цифр, конечно, нет. Сейчас 2—3% прироста — это уже хорошо. В нашем масштабе это уже миллиарды рублей.

— Какие конкретно продукты банк намерен развивать?

— Можно говорить о том, что происходит на рынке. На рынке активизируются кредитные карты. Как инструмент это очень правильно. Поэтому мы тоже начинаем активизировать кредитные карты. Кроме того, мы возвращаемся на рынок автокредитов, имеется в виду cash автокредитов на вторичном рынке. На этом рынке мы уже занимали второе место в стране. Но рынок очень сильно ухудшался. Мы резко снизили рентабельность этого направления, некоторые программы ушли в убыток. Сейчас мы пересмотрели, переоценили и заново запускаем это направление. Потому что на самом деле оно очень правильное, очень таргетированное под клиентский спрос. В России ежегодно 6 миллионов машин продается на вторичном рынке. И еще два миллиона новых. Факторы высокого спроса, целевых продаж и более низкого риска приводят к тому, что этим направлением нужно заниматься. В принципе, мы умеем этим заниматься. В нашем портфеле автокредитование занимает около 5%.

В чем конкурентное преимущество ваших автокредитов?

— Такого продукта, как у нас, на рынке нет вообще. Мы не требуем от клиента договора с партнером-дилером, нам не нужно размещать нашего работника в салоне дилера либо поручать работнику салона продавать машину. Мы просто обеспечиваем правильное информирование продавца и покупателя. И появление покупателя у нас в банке. К тому же для заемщика нашего банка ставки на 3—4 пункта ниже, чем обычные кеш-кредиты.

— Помимо автокредитов, какие виды продуктов вы намерены еще развивать?

— Кредитные карты. Сейчас у нас стартовала инновационная программа ЖКХ. Суть в том, что мы продаем пакет услуг. Это кредитная или дебетовая карта. Если клиент оплачивает через нас коммунальные услуги, мы компенсируем ему часть платежей. Грубо говоря, мы платим за свой счет коммунальные платежи. В принципе, сумма, которую мы компенсируем клиенту, достигает 100%. Средняя сумма коммунальных платежей в месяц составляет примерно 3 тысячи рублей, такую сумму оплачивает 70% жителей страны. К примеру, если берешь кредит или карту на сумму около 100 тысяч рублей, 3 тысячи мы можем компенсировать. Мы рассчитываем на хорошие цифры по продажам этого продукта.

— Многие банки намерены увеличить объем выпуска кредитных карт, активизировать их продажи. За счет чего вы планируете увеличить спрос на карты, в частности на карту ЖКХ?

— Главное наше конкурентное преимущество — доступ к клиенту. Все-таки у нас большая сеть и достаточно большая клиентская база. Поэтому мы считаем, что наша способность дотянуться до клиента является нашим основным преимуществом. Не можем похвастаться, что мы продаем ниже всех по цене. Мы продаем по рыночной цене.

— Насколько должен увеличиться кредитный портфель банка «Восточный Экспресс» в 2014 году?

— У нас запланирован рост на 14—15%. Быстрых темпов от рынка ждать сегодня невозможно, поскольку есть жесткие ограничения со стороны Центрального банка. За последние три месяца у нас темп прироста 1%.

— Насколько при этом растет просрочка?

— За полтора года она выросла в два раза, так как рынок вырос. Смотря в каких показателях измерять просрочку. Если говорить в отношении просрочки к телу кредита, у нас по-прежнему в районе 10—11%.

— Планирует ли «Восточный Экспресс» в ближайшее время приобретать кредитные портфели?

— Постоянно смотрим на эти предложения по всей стране. Но не всегда договариваемся по экономическим условиям.

— От какой суммы вам интересен кредитный портфель?

— От миллиарда рублей. Если меньше — хлопот много, толку мало.

Беседовала Анна БРЫТКОВА, Banki.ru