Рейтинговое агентство Standard & Poor’s опубликовало полный рейтинговый отчет по России, обосновывающий текущий рейтинг страны на уровне «ВВВ» и его «стабильный» прогноз. Как напоминает «Коммерсант», текущая оценка суверенного кредитного рейтинга РФ от S&P находится на уровне «BBB» по обязательствам в иностранной валюте и «ВВВ+» — в национальной валюте. «ВВВ» — последняя ступень инвестиционного рейтинга, обозначающая, что страна в достаточной степени способна своевременно и полностью выполнять свои долговые обязательства. Но рейтинги группы «В», в отличие от группы «А», предполагают «более высокую чувствительность к воздействию неблагоприятных перемен в коммерческих, финансовых и экономических условиях».

Согласно S&P, текущий рейтинг «ВВВ» является результатом «взвешенной» фискальной политики «в прошлые годы» и того, что РФ остается нетто-кредитором, то есть активы государства превышают его обязательства. Но аналитики агентства считают, что к 2013 году при цене нефти 85 долларов за баррель Россия вследствие роста предвыборных социальных расходов бюджета превратится в нетто-должника. «В 2010—2013 годах чистый долг правительства вырастет на величину, превышающую 6% ВВП, и превысит 1% ВВП, что по любым меркам является низкой долговой нагрузкой», — говорится в отчете. Но в S&P отмечают, что в 2010 году при росте номинальных расходов расширенного правительства в годовом выражении «всего на 8%» «ненефтяной» дефицит оценивался в 13% ВВП, что «намного превышает среднесрочный плановый показатель — менее 5% ВВП».

Пока среднесрочный прогноз рейтинга РФ (до 2013 года) остается «стабильным». В S&P не скрывают, что его обеспечивают главный позитивный фактор — «значительные природные ресурсы» — и сопутствующая ему взвешенная фискальная политика, обеспечивающая «низкий, хотя и повышающийся» уровень квазифискального долга и «снижающийся, но все еще значительный» объем бюджетных резервов. Главный фактор на другой чаше весов — «низкий уровень подотчетности политических, правовых и экономических институтов». Ему, в свою очередь, сопутствуют сырьевой экономический рост, «значительный объем условных обязательств, включая обязательства, связанные с негативными демографическими тенденциями». Кроме того, как считают в S&P, именно низкий уровень подотчетности институтов (а не высокая доля госсектора в экономике) препятствует притоку прямых иностранных инвестиций.

Авторы отчета отмечают, что среднесрочные показатели экономического роста РФ «практически полностью» зависят от цен на сырье, а долгосрочные перспективы «по-прежнему неопределенны». По оценкам S&P, в 2003—2010 годах «большая часть национального богатства РФ», созданного главным образом за счет доходов от нефтегазовой отрасли, уходила на финансирование реального экспорта, «который в указанный период удвоился». При этом рост цен на нефть (с 16 долларов за баррель в 1998 году) «не был использован для повышения качества материальной базы инфраструктуры» (в том числе автомобильных дорог, услуг здравоохранения, обороноспособности или системы образования). «Несмотря на разовые вливания средств в эти области в рамках нацпроектов, устойчивое финансирование, направленное на достижение стабильного повышения качества общественных услуг, с нашей точки зрения, отсутствовало, — отмечают в S&P. — Вместо этого значительная часть (хотя и намного менее 100%) допдоходов от продажи нефти была сохранена и аккумулирована в двух резервных фондах, составляющих в совокупности 8% ВВП (на конец марта 2011 года)».

Наличие резервных фондов во многом и позволяет обеспечить дополнительный позитивный вклад в суверенный рейтинг РФ. Но, как считают в S&P, в отличие от стран Азии, Латинской Америки и Северной Африки (их рейтинги также находятся на уровне «BBB»), сырьевой «высокий рост ВВП в России в 1978—2008 годах не сопровождался повышением ожидаемой продолжительности жизни». Именно высокая смертность населения в РФ (в два раза больше, чем в странах ОЭСР) определяет отрицательную демографическую динамику. Это становится дополнительным ограничением для экономического роста и налагает дополнительные расходные обязательства на бюджет — по оценкам S&P, в объеме более 12% ВВП в 2010—2050 годах.