К середине 2012 года объемы импорта и экспорта могут сблизиться, пишет в среду газета «Ведомости» со ссылкой на подсчеты Центра развития Высшей школы экономики (ЦР ВШЭ). «Это значит, что новому президенту сразу после инаугурации придется решать, как преподнести населению неизбежную девальвацию», — констатирует издание.

По данным ЦР ВШЭ, объемы и экспорта, и импорта во II квартале превысили докризисный уровень. Однако импорт растет быстрее, и его темпы ускоряются до 43% во II квартале (32,6% во II квартале 2010 года). Рост экспорта, напротив, замедляется (38,5% против 43,5% во II квартале 2010 года; все цифры — к аналогичному периоду предыдущего года).

Темпы роста импорта вряд ли упадут, полагает Сергей Пухов из Центра развития Высшей школы экономики: если в прошлом году их быстрое восстановление можно было списать на отложенный спрос и низкую базу, то сейчас импорт подпитывается оживлением кредитования и поведением потребителей, понявших, что при отстающих от инфляции депозитных ставках выгоднее вкладывать деньги в товары длительного потребления. В экспорте же две трети приходится на углеводороды, его стоимостные объемы в значительной степени определяются динамикой нефтяных цен, притом физические объемы и добычи, и экспорта сырья стагнируют.

Это значит, что при стабилизации нефтяных цен экспорт почти застынет, а импорт продолжит расти.

При средней цене нефти в 105 долларов в 2012 году объем экспорта составит порядка 530 млрд, импорта — достигнет 450 млрд (рост на 30%), подсчитал Пухов. Отрицательный вклад неторгового сальдо (услуги, оплата труда, доходы и текущие трансферты) превысит 100 млрд (рост примерно на 15% против 30% в первом полугодии 2011 года).

Таким образом, сальдо счета текущих операций уже во II квартале снижается до уровня 1% ВВП (4,8% ВВП — в 2010 году), за которым в IV квартале 2008-го последовала девальвация. Компенсировать притоком капитала ослабление текущего счета не получается, считает Пухов: причины оттока — в отсутствии ясной политической программы, она появится не ранее второго полугодия 2012 года, но инвестпланы компании формируют, как правило, не в середине года. Сразу после инаугурации президенту предстоит решать задачу, как преподнести населению девальвацию рубля, заключает Пухов. Снижение же цен на нефть обернется новым валютным кризисом.

Тратить резервы, поддерживая курс, — лишь отсрочить неизбежное, продолжает он: «Нефть может стоить и 110 долларов, и 115, все равно мы в 2012 году от этой проблемы не уходим, 140 за баррель лишь отодвигают ее на несколько лет».

В отличие от 2008—2009 годов девальвация-2012 может быть не плавной, а разовой — на 10—20%, необходимых для выправления баланса, считает он: в тот раз нужно было поддержать банковскую систему, международная инвестиционная позиция которой достигала минус 130 млрд долларов, а к началу июня 2011 года сократилась до минус 24 млрд и продолжит уменьшаться.

Но и разовая девальвация не решит принципиальную проблему, если дальше ничего не делать, рассуждает Пухов: «Пока не будет устойчивого притока инвестиций, повышения доли несырьевого экспорта, конкуренции в реальном секторе — будем получать перманентные девальвации каждые 2—3 года. Тут речь не о платежном балансе, а о пересмотре всей экономической политики. Пока слова говорятся правильные, а воз и ныне там».

По прогнозам Минэкономразвития, положительное сальдо счета текущих операций может быть исчерпано в 2012 году, но это если рубль начнет быстро укрепляться при притоке капитала (и невмешательстве ЦБ): тогда из-за ускоренного роста импорта счет текущих операций в 2011 году может сократиться почти до 50 млрд долларов (за полугодие 2011 года он составил 57,6 млрд). В базовом варианте прогноза при среднем темпе роста импорта в 2011—2014 годах на 15,5% (и его замедлении с 24% в 2011 году на 12% в 2014-м) и экспорта на 9,4% профицита торговли для баланса текущего счета становится недостаточно через три года.

Сценарий «перманентных девальваций» — одно из возможных следствий голландской болезни, говорит помощник президента Аркадий Дворкович. Модернизация была инициирована президентом как раз для того, чтобы от этой болезни излечиться, напоминает он. В 2012 году при нормальном развитии событий в мире такой сценарий не реализуется, уверен Дворкович.

По расчетам Наталии Орловой из Альфа-Банка, уровень бездефицитности для счета текущих операций в 2011 году — 80 долларов за баррель, в 2012-м — 95 при росте импорта на 15% и экономики — на 2,5%. «Если ВВП растет быстрее, то и импорт тоже, а цена нефти для баланса текущего счета повышается», — уточняет она. Чтобы он оставался профицитным до 2015 года, цена нефти должна превышать 130, говорит Орлова: «В ближайшие три года нам действительно грозит повторение сценария-2008». Проблему усугубляет высокая инфляция, продолжает она: эффект девальвации, цель которой — повысить конкурентоспособность местного производства, быстро сходит на нет, и импорт начинает расти снова, как это и произошло в 2010—2011 годах. Сценарий перманентных девальваций вполне реален, согласна она с Пуховым.