В 2013 году Россию ожидает дальнейшее замедление темпов роста экономики, показал консенсус-прогноз «Ведомостей».

«Пристегните ремни, готовимся к приземлению», — описывает ситуацию 2013 года главный экономист HSBC по России Александр Морозов. Темпы роста продолжат замедляться, ожидает и большинство опрошенных «Ведомостями» экономистов. Инфляция останется высокой, чистый отток капитала — значительным. Сальдо текущего счета, сократившееся в 2012 году почти на 20%, из-за стагнации экспорта уменьшится еще почти на 30%, и рубль ослабнет. Рост инвестиций продолжит замедляться, потребление останется главным драйвером экономики, но темпы и его роста снизятся.

В 2013 году продолжится движение по инерции — затухающее, пока не возникнет стимула изнутри или извне, считает главный экономист «Сбербанк КИБ» Евгений Гавриленков. Мировая экономика входит в непредсказуемый период, полагает он. В 2013 году есть риск рецессии в крупнейшей экономике еврозоны — Германии, считает эксперт: ее банки активно кредитуют периферию, что сокращает кредитные ресурсы внутри страны.

Остается и риск выхода Греции из еврозоны, решение фискальных проблем США отложено на два месяца, под вопросом Китай — удастся ли ему переломить тренд замедления роста, перечисляет риски стратег Citi Андрей Кузнецов. 2013 год будет более рискованным также из-за перевеса предложения нефти над спросом, говорит Морозов.

Большинство опрошенных экономистов ожидают, что цена барреля нефти будет 100—110 долларов, только двое из 14 полагают, что она будет немного выше, чем в 2012 году (110,5), и двое — что стабилизируется на уровне 93—95.

Непонятно, что может помочь экономике России ускориться: нужны либо новые бюджетные стимулы, наращивание госинвестиций, в том числе за счет нацфондов, либо более агрессивные реформы институциональной среды, рассуждает Алексей Погорелов из Credit Suisse. Для перелома инерционного тренда нет признаков, согласен Кузнецов: «Много говорится о реформах, но, даже если они произойдут, эффект будет отложенным». Но у России все еще есть «преимущество отстающего» — повышение производительности труда за счет новых технологий, указывает он.

Большинство из 14 опрошенных ожидают роста ВВП на 3—3,5%, четверо полагают, что рост будет ниже 3% и даже 2%, как в IV квартале 2012 года. «С 2% год начали, на 2% и закончим», — не исключает Максим Орешкин из «ВТБ Капитала»: для 4—4,5% нужно улучшение инвестклимата и работы институтов. «Основная тема 2013 года — где уровень толерантности правительства: с каким темпом роста оно готово мириться — 3%? 2%?» — ждет Юлия Цепляева из BNP Paribas.

Рост в 2% будет подталкивать к дирижистскому пути решения проблемы — «принуждению к инвестициям» госкомпаний, рассуждает Морозов. А поскольку они локомотивом экономики не были и не станут, усиление госсектора лишь ограничит рост, указывает он: «Есть надежда, что попытки улучшить бизнес-климат могут дать свои плоды, хотя и не в этом году».

ЕС пытается выйти из кризиса, сокращая долю госсектора, а Россия идет ровно по противоположному пути, констатирует Погорелов: политика наращивания госрасходов может привести к тому, что через несколько лет ситуация у нас может оказаться не лучше, чем сейчас в Европе. Темп России должен быть выше мирового, но если мировая экономика топчется на месте, то вряд ли имеет смысл пытаться вытащить себя за волосы — можно вернуться к ситуации перегрева, как в 2008 году, предупреждает Антон Струченевский из «Сбербанк КИБ».

В 2013 году России может повезти: фискального обрыва в США не произойдет, еврозона выйдет из рецессии, Китай ускорит темпы. «Бизнес будет чувствовать себя увереннее из-за улучшения внешних рынков, а политической риск-премии, как в 2012 году из-за выборов, уже не будет; все это даст толчок инвестициям — их рост может составить почти 10%», — полагает Иван Чакаров из «Ренессанс Капитала». В таком случае возможен рост экономики на 4%, прогнозирует он. Улучшение внешних условий может способствовать росту России на 4,2%, ожидает Ярослав Лисоволик из Deutsche Bank: «Но если не запустить раунд экономических реформ, то это чревато консервацией модели, когда доходы от нефти улетучиваются за рубеж, что резко ограничивает рост».

Из-за отсутствия внешней угрозы кризиса не будет и давления на правительство по активизации реформ, считает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич: «В этом плане год будет застойным».

Благодаря переходу к плавающему курсу внешние шоки уже не являются серьезной проблемой для экономики, указывает Струченевский: перейдя от накопления резервов к ориентации на внутреннее кредитование, Россия вышла на уровень решения проблем, свойственных развитым, а не развивающимся странам. Следующим шагом должен стать контроль над инфляцией: из абстрактного показателя она должна превратиться в индикатор качества экономической политики. За последние годы денежно-кредитная политика развивалась намного быстрее других институтов, и она может дать толчок всему остальному, согласен Погорелов: нужно, чтобы ЦБ доказал, что способен контролировать инфляцию, тогда у банков появится стабильный источник кредитования экономики. Пока же экономика замедляется на фоне высокой инфляции, которая из-за ускоренной индексации тарифов может превысить уровень 2012 года, не исключает Цепляева. Даже 5—6% — высокая инфляция при текущих темпах экономики, что при сохранении оттока капитала послужит дополнительным фактором ослабления номинального курса рубля на 2—2,5%, заключает Морозов.