Банкам могут запретить выдачу кредитных карт вне их структурных подразделений, практикуемая сейчас доставка пластика по месту нахождения заемщика может стать незаконной, пишут «Известия». Такие поправки к законопроекту «О потребительском кредитовании» подготовили глава комитета Госдумы по финансовому рынку Наталья Бурыкина, ее заместитель Анатолий Аксаков, а также член Совета Федерации Николай Журавлев. 13 ноября профильный комитет нижней палаты парламента рекомендовал принять этот законопроект с учетом предложенных поправок.

Прежняя редакция проекта закона, принятая при рассмотрении документа в первом чтении, предусматривает лишь, что кредитная карта должна быть выдана заемщику любым способом, позволяющим однозначно установить, что она была получена лично им или его представителем. Правда, и тогда не допускалась рассылка карт без письменного согласия заемщика, что также практикуется банками.

Эксперты отмечают, что поправки направлены на борьбу с мошенничеством и увеличение надежности процесса использования банковских карт: для выдачи карты банк должен верифицировать клиента, а курьеры, осуществляющие доставку карт заемщикам, зачастую сотрудниками кредитной организации не являются.

Инициатива окажется критической для тех участников рынка, которые специализируются на дистанционной продаже кредитных карт. Прежде всего это Связной Банк, активно использующий свои салоны мобильной связи для продажи карт (на них приходится более 85% объема реализации пластика), и ТКС-Банк, который вовсе не имеет офисов обслуживания клиентов и работает исключительно дистанционно (почтовая рассылка, курьерская доставка карт). Впрочем, для принятия решения у ТКС-Банка есть время: в числе поправок ко второму чтению была и та, которая предполагает вступление закона в силу не через шесть месяцев, а через год после его опубликования, отмечают «Известия».

К тому же предложенная редакция поправки может быть скорректирована. По словам председателя НП «Национальный совет финансового рынка» Андрея Емелина, документ требует доработки и уточнения формулировок, поскольку необоснованно ограничивает права добросовестных клиентов на получение ряда услуг в удаленном доступе.