Когда принималось решение об отзыве лицензии у Мастер-Банка, самым весомым аргументом были именно операции по обналичиванию, а не отрицательный капитал в 20 млрд рублей, сообщил «Ведомостям» источник, близкий к временной администрации Мастер-Банка.

Данные о сомнительных операциях Мастер-Банка, Соцгорбанка (потерял лицензию в апреле 2011 года) и других площадок ФСБ собрала шесть лет назад, рассказали изданию бывшие сотрудники ведомства на Лубянке. По словам одного из них, информации было очень много, но «руководство вдруг сказало, что больше этими банками заниматься не надо, пояснив, что их владельцы все осознали и теперь действуют в правильном направлении».

В 2007 году, напоминает газета, советником председателя правления Мастер-Банка, а затем зампредом правления стал Алексей Патрушев — племянник тогдашнего директора ФСБ Николая Патрушева. Он также имел общий бизнес с основными акционерами Соцгорбанка Александром Дмитруком и Игорем Безгиным (сейчас — владельцы ЕвроситиБанка). Как уверяет бывший сотрудник ФСБ, служба тогда стремилась упорядочить хаотичный обнальный рынок и взять под контроль основные банки, которые занимались обналичиванием, чтобы иметь возможность в любой момент ответить на вопрос политического руководства о движении подозрительных денег и о том, кому они принадлежат.

Дмитрук полагает, что эта версия ничего, кроме улыбки, вызвать не может: с Мастер-Банком он не работал и с его владельцем не знаком. Дмитрук заверил, что Алексей Патрушев «поддержку банку не оказывал»: «Мы познакомились в 2006—2007 годах через Национальный военный фонд, который был клиентом Соцгорбанка. Затем у нас был небольшой совместный бизнес по недвижимости, мы инвестировали в проект, продали квартиры, и на этом бизнес завершился».

В 2010 году обстановка вокруг Мастер-Банка снова накалилась: в апреле очередной обыск по уголовному делу провели в Петербурге. И в сентябре 2010-го вице-президентом банка, отвечавшим за стратегию развития, стал двоюродный брат Владимира Путина — Игорь. Правда, спустя три месяца он ушел на другую работу, но в марте 2011-го вернулся в «Мастер», войдя в совет директоров. По документам он значится там до сих пор.

Банкир, знакомый с Алексеем Патрушевым, говорит, что и Патрушев, и Игорь Путин были взяты на работу в Мастер-Банк за их фамилии, а каких-либо рычагов влияния на Лубянке в подразделениях, которые занимались контролем за банковской деятельностью, они не имели. Фамилии этих людей могли решить какие-то проблемы, но небольшие, считает он.

В 2011—2012 годах в ФСБ сменился куратор банковского рынка, рассказывает сотрудник правоохранительных органов. Вместо управления «М» им стало банковское подразделение службы экономической безопасности ФСБ. Возможно, владельцам Мастер-Банка не удалось договориться с новыми кураторами, предположил источник «Ведомостей», близкий к временной администрации кредитной организации.

Как выяснили «Ведомости», для самого Мастер-Банка отзыв лицензии не мог стать неожиданностью: еще 8 августа ЦБ ограничил банк в основных правах, это следует из иска, который Мастер-Банк подал 9 августа, чтобы оспорить предписание ЦБ «по ограничению в осуществлении уставной деятельности сроком на шесть месяцев». Сами ограничения в иске не названы, о них рассказал газете финансист, видевший документы ЦБ. С 9 августа регулятор ограничил банку привлечение денег физических и юридических лиц и выдачу наличных (не более 150 тыс. рублей в день одному лицу). Банк судился за отмену этого предписания с переменным успехом. По словам финансиста, еще с начала июля Мастер-Банк получил предписание подавать отчетность в ЦБ на ежедневной основе.