Глеб Фетисов не расплатится с вкладчиками Моего Банка до выхода на свободу
Фетисов, находящийся под стражей по обвинению в мошенничестве с активами банка, готов расплачиваться с кредиторами, только оказавшись на свободе
Фото: ИТАР-ТАСС

Бывший владелец Моего Банка (лишен лицензии 31 января) Глеб Фетисов изъявил готовность из своих средств погасить все долги кредитной организации на сумму почти 14 млрд рублей в самом начале ее банкротства. Намерение расплатиться по всем обязательствам банка перед всеми его кредиторами он выразил во второй декаде августа в письме в адрес Агентства по страхованию вкладов (АСВ, конкурсный управляющий банком). Но до практической реализации намерения, как выяснил «Коммерсант», дело не дошло — через несколько дней Фетисов передумал и отправил еще одно письмо, прямо противоположного содержания.

Желание заплатить столь крупную сумму (по данным АСВ, размер задолженности перед кредиторами по состоянию на 1 августа — 13,7 млрд рублей без учета зареестровых кредиторов, с ними сумма превышает 14 млрд) экс-владелец банка демонстрирует впервые, отмечает «Коммерсант». Свои намерения он не только грамотно обосновал нормой закона «О банкротстве кредитных организаций» (ст. 50.37), но и подкрепил просьбой предоставить реквизиты счета для перечисления средств и сообщить точную сумму.

При предыдущих двух обращениях в АСВ Фетисов не был готов на такие траты. В апреле он предлагал выкупить у АСВ его права требования к банку, возникшие в рамках выплаты страховки вкладчикам, то есть компенсировать только затраты государства на страховое возмещение (6,5 млрд рублей), в июле — выкупить имущество и активы банка. По сведениям «Коммерсанта», эти предложения не были приняты АСВ. В первом случае это ущемляло бы интересы прочих кредиторов банка (в том числе вкладчиков с крупными депозитами), во втором — нарушало бы норму закона о банкротстве кредитных организаций: после проведения инвентаризации имущество банка-банкрота должно продаваться на открытых торгах.

Новое предложение Фетисова закону полностью соответствует (третье лицо вправе полностью выполнить все обязательства банка-банкрота или предоставить средства, достаточные для этого) и ничьих интересов не нарушает. Однако в письме, отправленном АСВ спустя несколько дней, «уведомляет об отмене инициированной им процедуры выполнения обязательств Моего Банка». Причина в том, что после отправки первого письма Басманный районный суд Москвы продлил срок его пребывания под стражей до ноября 2014 года. А платить, не будучи на свободе, Глеб Фетисов не может — в силу «изоляции от юридических и финансовых институтов».

Противоречивые действия Фетисова накануне рассмотрения судом ходатайства следствия о продлении срока содержания его под стражей эксперты связывают с его желанием выйти на свободу. Перспективы реального внесения им денежных средств юристы оценить затрудняются, не исключая, что настойчивые попытки расплатиться могут быть учтены при назначении меры наказания при вынесении приговора. Адвокаты экс-банкира подтверждают подлинность переписки и заверяют в реальности его намерений заплатить «для поддержания деловой репутации». По их словам, Глеб Фетисов по-прежнему не признает своей вины.