Связной Банк, входящий в группу компаний бизнесмена Максима Ноготкова «Связной», ожидает решения о своей дальнейшей судьбе из-за просчета основателя кредитной организации. По мнению председателя правления фининститута Евгения Давыдовича, сейчас банк «расплачивается за ту эйфорию, которую и мы, и потребители ощущали в 2011–2012 годах».

После начала работы Связной Банк рос «даже слишком хорошо», выдавая по 5 тыс. карточек в день (сегодня столько выдается в месяц), рассказал РБК один из бывших топ-менеджеров кредитной организации. За 2011 год портфель кредитных карт вырос практически с нуля до 13,8 млрд рублей. Активы банка на конец года составляли 38,1 млрд рублей.

«Мы размахнулись, потому что все выглядело очень радужно», – говорит Ноготков. Банк рос быстрее ожиданий, и менеджмент предположил, что такие темпы сохранятся на несколько лет. Именно поэтому Ноготков принял решение вложить в банковский проект «сильно больше», чем планировалось на старте. Общие инвестиции в развитие Связного Банка по бизнес-плану увеличились до 400 млн долларов. Первую прибыль банк, по словам Ноготкова, должен был получить в 2014 году. Двое его бывших менеджеров сообщили РБК, что по плану в ноль банк должен был выйти в 2012 году, а к 2014-му прибыль должна была вырасти до 6–8 млрд рублей.

По словам бывшего топ-менеджера «Связного», Ноготков хотел обогнать Сбербанк по темпам проста бизнеса. Но резкий рост кредитной организации не укрылся от внимания Банка России. Тогда регулятор опасался, что на рынке розничного кредитования надувается пузырь. Для начала Связной Банк получил несколько рекомендательных писем ЦБ с предложением ограничить темпы привлечения средств граждан. Но на эти сигналы никто не обратил внимания, вспоминает бывший топ-менеджер фининститута. В декабре 2012 года ЦБ перешел к активным действиям и выдал уже не рекомендацию, а предписание, ограничивающее рост депозитов до 1% в месяц.

Портфель кредитов Связного Банка физлицам на тот момент составлял 43 млрд рублей, резервы – всего 5,1 млрд. «Мы подбирались по резервам к 12%, и это уже было опасно, надо было тормозить», – говорит бывший менеджер банка. Действие предписания ЦБ закончилось через полгода, но к тому моменту «Связной» начал тормозить уже естественным путем.

Сам Ноготков объясняет развитие ситуации вокруг банка тем, что когда «Связной» стартовал, зарплаты людей росли на 12% год к году, а кредитная нагрузка была низкой. Но рост доходов граждан прекратился, а объем кредитов, которые они повесили на себя, стал угрожающим. «Розничные банки начало накрывать», – говорит Ноготков. Фининституту пришлось создавать дополнительные резервы под «плохие» долги. Растущие резервы начали догонять и Связной Банк. По итогам 2013 года они достигли 13,5 млрд рублей, и это было уже почти 30% от кредитного портфеля.

ЦБ добился, что у владельцев банков стало уходить вдвое больше денег на формирование капитала, констатирует Ноготков. Но претензий к регулятору у предпринимателя нет, ЦБ действовал правильно, считает бизнесмен.

По итогам 2013 года Связной Банк показал уже не прибыль, а убыток в 2,5 млрд рублей. В первом полугодии 2014 года банк потерял еще 3,8 млрд рублей.

«Сейчас мы расплачиваемся за ту эйфорию, которую и мы, и потребители ощущали в 2011–2012 годах», – признает председатель правления банка Давыдович.

Параллельно Ноготков запускал все новые проекты, каждый из которых должен был выстрелить в течение нескольких лет. Стартапы предпринимателя требовали все новых и новых ресурсов. К концу 2013 года предприниматель оказался «закредитован» не меньше, чем клиенты его банка, пишет РБК.

Когда деньги стали заканчиваться, а кредиторам нужно было возвращать долги, Ноготков решил продать часть бизнеса. С середины 2013 года он провел переговоры со всеми, для кого его активы могли представлять интерес. В числе потенциальных покупателей были Леонард Блаватник, ОНЭКСИМ Михаила Прохорова, АФК «Система» Владимира Евтушенкова и другие.

Ближе всех к сделке Ноготков подошел с ОНЭКСИМом – вместе они собирались развивать и сеть «Связной», и одноименный банк. Но переговоры развалились – подвела «макроэкономика, потом Крым», – считает Ноготков. И только в ноябре 2014 года выяснилось, что предприниматель успел взять у несостоявшегося партнера бридж-кредит на 6 млрд рублей. Залогом по нему был контрольный пакет акций Trellas Enterprises Limited.

Ноготков до последнего верил, что рассчитается с ОНЭКСИМом. Но крест на этих планах поставил арест Владимира Евтушенкова, с которым Ноготков практически договорился о продаже 30–50% сети «Связной», исходя из оценки всей компании примерно в 30 млрд рублей. «Черный понедельник» банкира Ноготкова наступил 10 ноября, когда стало известно о том, что «Связной» просрочил выплату долга ОНЭКСИМу. Через СМИ о дефолте узнали и вкладчики Связного Банка. За несколько дней они вынесли из него 7 млрд рублей, за две недели – в сумме 10 млрд.

В кризисную неделю с 10 по 14 ноября это спасло банк, уверен Давыдович. По его словам, с момента начала бегства вкладчиков банк потерял 25% депозитов. «Единственным верным решением в этой ситуации было продолжать отдавать людям деньги, и я решил, что мы будем это делать до последнего рубля», – говорит Давыдович. Сейчас отток вкладов остановился, утверждает он.

Ноготков продолжает искать деньги. Он утверждает, что уже нашел партнера, который поможет с банком, но никаких деталей не раскрывает. Двое знакомых предпринимателя говорят, что пока ему удалось привлечь только субординированный кредит на 600 млн рублей. Это позволит банку чувствовать себя спокойно еще «несколько месяцев», говорит один из них. Ноготков подтвердил РБК размер займа, но от других комментариев отказался.