Древнейшие деньги появились на рубеже палеолита и неолита — от 25 тыс. до 15 тыс. лет назад. Такую гипотезу выдвинул доктор исторических наук, доцент кафедры археологии и этнографии Новосибирского государственного университета, ведущий научный сотрудник Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук Павел Волков, сообщается на сайте НГУ.

По словам археолога, в качестве первых денег выступали пренуклеусы: каменные изделия, подготовленные к серийному снятию с них различного рода заготовок для дальнейшего изготовления каменных орудий.

«Без каменных орудий в каменном веке была невозможна никакая активность человека», — констатирует Волков. Но каменный инструментарий не мог служить бесконечно долго, отмечает он. Расход орудий был высок, а для производства подходил не всякий камень. Таким образом, богатство коллектива или индивидуума определялось потенциалом орудийного производства. По мнению археолога, качество и количество произведенных орудий было естественным мерилом степени процветания человеческого сообщества: их наличие позволяло осваивать новые территории — богатые пищей, но бедные сырьем для производства орудий. «Наилучшим претендентом на роль денег, как мы знаем, является предмет, имеющий непреходящую ценность... необходимый всем, с которым всегда можно сопоставить ценность любого другого продукта труда. Стандартный пренуклеус в финале палеолита как раз и приобретает признаки такой «абсолютной ценности», — считает ученый.

Он обращает внимание на необычный феномен, замеченный при изучении собранных за десятилетия обширных археологических коллекций Монголии: среди находок достаточно существенна доля пренуклеусов, расщепление которых, то есть использование этих «заготовок» для производства орудий, практически не начиналось. «Причем такого рода артефакты обнаруживались археологами отнюдь не только на месте добычи камня, но и в местах, достаточно удаленных от источников сырья», — добавляет Волков. По его словам, «доведение до стадии готовности к регулярному расщеплению пренуклеусов и немотивированный отказ от их дальнейшего использования представляется странным. Но вполне логично предположение, что умышленное сохранение пренуклеуса могло быть и своего рода «запасом» на будущее». При этом количество обнаруживаемых археологами скоплений пренуклеусов неолита довольно велико, что трудно списать на забытые мастерами заготовки.

Ученый обращает внимание на то, что пренуклеусы были трудоемкими в изготовлении (то есть сами по себе имели большую ценность), компактными, способными дробиться на мелкие доли и физически долговечными. «Пренуклеусы, изготовленные 20 тысяч лет назад, до сих пор пригодны к расщеплению и изготовлению орудий. Как бы невероятно это ни звучало, но практически все формальные качества, присущие современным деньгам, свойственны и для исследуемых нами артефактов», — заключает Волков.