Потери Турции от вводимых Россией санкций составят в будущем году максимум 4—4,5 млрд долларов, или 0,5% ВВП, подсчитали экономисты лондонской исследовательской компании Capital Economics. При этом влияние российских ограничительных мер на ВВП Турции вполне может быть скомпенсировано помощью на 3 млрд евро, которую Анкара получит от Евросоюза на сдерживание потока сирийских беженцев в Европу, пишет РБК.

Как напоминает агентство, указ о мерах по обеспечению национальной безопасности и специальных экономических мерах в отношении Турции президент России Владимир Путин подписал в субботу, 28 ноября. Указом запрещаются чартерные воздушные перевозки между странами и наем работников — граждан Турции с 1 января 2016 года. Правительству было поручено разработать список турецких товаров, ввоз которых в Россию будет органичен или запрещен. Уже известно, что под запрет подпадут турецкие фрукты и овощи, но о более жестких мерах речи пока не идет.

Дмитрий Медведев также поручил правительству обсудить со странами-партнерами из ЕАЭС вопрос ограничения автоперевозок из Турции в Россию. Наконец, судьба крупнейших проектов России в Турции — строительство АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток» — пока не ясна.

Эксперты Capital Economics подчеркивают, что сельскохозяйственное эмбарго — наиболее логичный вариант санкций: «Запрет на другие крупные позиции турецкого экспорта, в основном промежуточные промышленные товары, ударил бы по российскому промышленному сектору».

В прошлом году объем сельскохозяйственного экспорта Турции в Россию составил 1,2 млрд долларов — всего 0,15% турецкого ВВП. «Другими словами, хотя отдельные сельскохозяйственные предприятия могут пострадать, влияние эмбарго на турецкий экспорт, а тем более на рост ВВП вряд ли будет ощутимым», — отметили аналитики Capital Economics.

Для России запрет на импорт турецких продуктов питания создаст определенные сложности: заменить эти позиции товарами из других стран будет дороже, особенно в свете уже имеющихся импортных санкций в отношении ЕС, США, Австралии, Канады и других стран. Тем не менее существенного влияния новых запретов на российскую инфляцию аналитики компании не ждут.

«В сегменте овощей Турция является серьезным игроком лишь по одной товарной номенклатуре — томатам… В сегменте фруктов Турция — крупный поставщик цитрусовых… а также винограда», — в свою очередь отмечает в экономическом обзоре Промсвязьбанк. По оценкам аналитиков банка, доля «санкционных турецких товаров» в индексе потребительских цен составляет 1,5%, «что потенциально может добавить к годовой инфляции не более 0,2 процентного пункта».

Сильнее всего санкции скажутся на туристической отрасли Турции. Как писал в своем обзоре банк Morgan Stanley, даже 50-процентное сокращение туристического потока из России замедлит динамику турецкого ВВП на 0,3 п. п. По оценке Capital Economics, если поток туристов из России в Турцию в 2016 году исчезнет полностью, турецкий сектор может потерять до 3 млрд долларов (около 0,4% ВВП). Если же санкции будут сняты до начала высокого сезона, ущерб будет ограниченным.

В то же время накануне Турция и Евросоюз на саммите в Брюсселе договорились «придать новый импульс» переговорам о присоединении Турции к ЕС, которые начались более десяти лет назад. Ключевой элемент договоренностей — 3 млрд евро, которые получит Турция от ЕС в обмен на помощь в урегулировании миграционного кризиса. Эти деньги должны пойти на улучшение условий проживания 2,2 млн сирийцев в Турции, с тем чтобы у них было меньше желания нелегально перебираться в Европу через греческие острова.