Федеральная палата адвокатов (ФПА) РФ огласила правовую позицию в отношении проекта федерального закона «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату долгов».

Документом предлагается создать законодательную основу для осуществления коллекторской деятельности путем описания и регулирования действий, направленных на возврат задолженности, а также регламентирования порядка взаимодействия кредитора и иных лиц, действующих от имени и (или) в интересах такого кредитора, с должником.

Адвокатская палата поддерживает законопроект, однако считает, что он нуждается в определенных изменениях.

В соответствии с законопроектом предполагается, что помимо самих кредиторов деятельностью по возврату долгов будут заниматься юрлица, имеющие особый статус. Деятельность по возврату долгов должна быть основным видом деятельности этих лиц, и при этом они должны быть включены в госреестр. Для включения в реестр такие лица должны соответствовать квалификационным требованиям, установленным законом.

ФПА полагает, что для целей закона было бы целесообразней предъявлять квалификационные требования и устанавливать механизм проверки соответствия этим требованиям не для юридических, а для физических лиц, которые являются сотрудниками коллекторских агентств и осуществляют непосредственное взаимодействие с должниками.

Кроме того, необходима форма корпоративного сообщества таких лиц, которая бы разрабатывала профессиональные стандарты, проверяла квалификацию, устанавливала процедуру привлечения к ответственности за нарушение требований закона и кодекса этики, вплоть до лишения статуса. Также в ФПА считают возможным создание системы ведения государственного реестра профессиональных коллекторов — физических лиц.

В соответствии с положениями статьи 8 законопроекта должник вправе направить кредитору и (или) лицу, действующему от его имени и (или) в его интересах, заявление, касающееся взаимодействия последнего с должником способами, предусмотренными подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 4 настоящего закона, с указанием на отказ от взаимодействия. «Мы полагаем, что данное положение создает дисбаланс прав должника и кредитора. Кредитор в любой ситуации должен сохранить возможность требовать возврата долга, обмениваться информацией с должником. Например, полагаем возможным обязать должника в случае отказа от взаимодействия назначить профессионального представителя, как указано в пункте 1 части 1 статьи 8 законопроекта», — отметили в организации.

В пункте 10 статьи 12 законопроекта содержится требование об отсутствии денежного обязательства, не исполненного в течение более чем 30 рабочих дней со дня вступления в законную силу судебного акта о взыскании долга. В ФПА считают неоправданным применение этого критерия без указания порога материальности. В противном случае это может повлечь отказ во включении в госреестр из-за наличия малозначительной задолженности. ФПА предлагает установить в законопроекте сумму такого неисполненного денежного обязательства. Дополнительно может быть использован критерий отсутствия признаков несостоятельности (банкротства).

Предложено включить в перечень, установленный частью 2 статьи 13 законопроекта, документ, подтверждающий отсутствие судимости, а также непогашенных административных взысканий, связанных с нарушением прав граждан со стороны лиц, претендующих на должность членов совета директоров (наблюдательного совета), членов коллегиального исполнительного органа, единоличного исполнительного органа лица, осуществляющего деятельность по возврату долгов в качестве основного вида деятельности.

Согласно заключительным и переходным положениям законопроекта федеральный закон вступает в силу по истечении 180 дней со дня его официального опубликования, за исключением положений, для которых установлены иные сроки вступления в силу.

Поскольку закон содержит квалификационные требования к осуществляющим деятельность по возврату долгов юрлицам, предполагающие изменения в их учредительных документах, штате сотрудников, составе руководства, структуре активов, методологии работы, ФПА предлагает установление более длительного переходного периода для приведения деятельности таких лиц в соответствие с законом.