Большинство негосударственных пенсионных фондов (НПФ) пока не планируют участвовать в приватизации, так как неясны условия продажи госактивов, к такому выводу пришли участники круглого стола «Будущее пенсионного рынка».

Две трети, или 67% опрошенных рейтинговым агентством RAEX фондов не планируют участвовать в приватизации, сообщил директор по корпоративным рейтингам агентства Павел Митрофанов. «Мы считаем, причина такого ответа в том, что фонды, поскольку они являются специфическими инвесторами, не видят своей возможности получить все условия, которые должны сопровождать инвестирование, в контексте условий приватизации», — сказал он.

По словам председателя совета Ассоциации негосударственных пенсионных фондов (АНПФ) Сергея Белякова, фонды как институт сугубо прагматично себя ведут. «Если они оценивают доходность от участия в приватизационных сделках ниже, чем риски, с ними связанные, то, конечно, никто не принимает решения», — сказал он.

Постоянно меняются условия приватизации, в частности, выставляемая доля на продажу, нет решения, продавать стратегическому инвестору или нет, с премией или с дисконтом, продавать только российской компании или нет ограничений по прописке инвестора. Все эти неясности делают непонятной точку входа в историю с приватизацией, притом что фонды управляют ресурсом, в отношении которого достаточно жесткий контроль по правилам инвестирования со стороны регулятора, отметил он.

«Непонятно, какую доходность и на каком горизонте мы можем получить… Непонятны ни ликвидность, ни доходность, а с учетом в целом неопределенности сложно принимать решение», — добавил генеральный директор НПФ «Будущее» Николай Сидоров.

По мнению президента Ханты-Мансийского НПФ Алексея Охлопкова, вопрос участия фондов в приватизации заключается в том, будет ли премия относительно рынка в этот момент, и не упадет ли впоследствии стоимость относительно цены приватизации. «Если говорить о приобретении «Роснефти» или ВТБ, многие фонды имеют эти акции в активах и ничего не мешает купить их на вторичном рынке», — подчеркнул он.