Евросоюз, США, Канада, Норвегия и Австралия из-за российского продовольственного эмбарго потеряли рынок сбыта на 8,6 млрд долларов в год, подсчитали в Минэкономразвития РФ.

6 августа исполнится два года с тех пор, как Россия ограничила импорт продовольствия из стран, которые ввели в отношении нее санкции из-за ситуации на Украине. Под запрет попали мясо, колбасы, рыба и морепродукты, овощи, фрукты, молочная продукция. В июне 2015 года в ответ на продление санкций РФ пролонгировала продуктовое эмбарго на год, а в июне текущего года — сразу до 31 декабря 2017 года.

Анализ импорта товаров, запрещенных к ввозу на территорию России, за 2015 год показал сокращение относительно 2013 года (как наиболее репрезентативного до введения Россией специальных экономических мер) поставок из США, ЕС, Канады, Норвегии и Австралии в стоимостном выражении на 96,5%, или на 8,6 млрд долларов (с 8,961 млрд до 312,3 млн долларов), сообщили РИА Новости в МЭР.

«Можно констатировать, что произошла потеря рынка сбыта в Российской Федерации на суммы, эквивалентные сокращению такого импорта сельхозтоваров из вышеуказанных стран», — указали в министерстве. В натуральном выражении импорт продовольствия уменьшился на 98,9% (с 4,331 млн до 46,5 тыс. тонн).

Уменьшение импорта не до нулевых значений связано с характером ведения статистики внешней торговли по единой товарной номенклатуре Евразийского экономического союза, пояснили в Минэкономразвития. Так, из отдельных кодов ВЭД были сделаны точечные изъятия. Речь идет, в частности, о мальках атлантического лосося и форели, о безлактозном молоке и молочной продукции для диетического лечебного питания, биологически активных добавках, специализированного питания спортсменов и аквариумной рыбе. Импорт этих товаров разрешен в РФ.

Вместе с тем в МЭР отметили, что существует большое количество экспертных оценок объема потерь России и стран Запада от продовольственного эмбарго. «Так, например, по оценкам, общая сумма потерь ЕС от санкционного противостояния с Россией — около 40—50 миллиардов евро в год, порядка 0,4% ВВП Евросоюза, который по итогам 2015 года составил 14,6 триллиона евро», — указал собеседник агентства.

Российский же рынок, как отметили в МЭР, адаптировался за два года продэмбарго: вклад продовольствия в инфляцию в годовом выражении в июне снизился до 31% с пиковых 52% в феврале 2015 года.

«Введение продовольственных контрсанкций по ограничению импорта в августе 2014 года стало весомым фактором высокого роста цен на продукты в конце 2014 — начале 2015 года в результате образовавшихся дисбалансов и снижения конкуренции. За два года цены на продовольственные товары выросли на 31,6%, в 1,2 раза опередив инфляцию и внеся в инфляцию почти половину — 46%», — признал представитель МЭР.

Однако, по оценке министерства, влияние данного фактора практически исчерпалось уже ко второй половине 2015 года. «Рынок продовольственных товаров сумел адаптироваться к новым условиям: переориентация импортеров на других поставщиков произошла уже в первом полугодии, закупки стали осуществляться по более низким ценам. Также активно шел процесс расширения импортозамещения продовольственных товаров более дешевой отечественной продукцией», — отметил собеседник агентства.

В результате продовольственная инфляция с пиковых значений в феврале — марте 2015 года начала замедляться: в июне 2016 года она снизилась до 6,2% в годовом выражении с 18,8% в июне 2015-го. «Вклад в инфляцию роста цен на продовольственные товары в годовом выражении снизился с максимальных 52% в феврале 2015 года до 31% в июне 2016 года», — отметили в МЭР.

На прошлой неделе министерство сообщало, что продовольствие в РФ в первом полугодии подорожало на 3,2%, что стало наименьшим ростом цен с 2008 года. В июне в месячном выражении цены практически перестали расти: прирост составил лишь 0,1%. Инфляция в РФ по итогам 2014 года составила 11,4%, в 2015 году ускорилась до 12,9%. Вместе с тем в этом году власти РФ прогнозируют ее существенное замедление — до уровня ниже 6%.