Второй этап размещения евробондов России — плановый и не является заменой приватизации, заявил журналистам глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев.

«Это совершенно разные треки, мы всегда говорили, что второй этап размещения бондов — это использование той квоты в 3 миллиарда долларов. Это обычная, нормальная работа. Она ни в коей мере не является заменой принятия решения по приватизации крупных активов», — сказал министр.

Россия доразместит евробонды на 1,25 млрд долларов

Минфин РФ подтвердил доразмещение евробондов РФ на 1,25 млрд долларов с погашением в 2026 году.

Минфин России подтвердил доразмещение евробондов РФ на 1,25 млрд долларов с погашением в 2026 году.

В мае текущего года Минфин РФ впервые с 2013 года разместил первый транш суверенных десятилетних евробондов с погашением 27 мая 2026 года. Всего по итогам размещения были проданы бумаги на сумму 1,75 млрд долларов при спросе в 7 млрд. Минфин заявлял, что удовлетворен тем, как прошло размещение суверенных бумаг на внутреннем долговом рынке.

Улюкаев в четверг также рассказал журналистам, что по-прежнему не исключает приватизации «Роснефти» до конца года.

«Мы рассчитываем, что мы сможем завершить и по «Роснефти» работы до конца года. По крайней мере наш график позволяет нам это сделать», — сказал он.

К продаже готовятся 19,5% акций «Роснефти», принадлежащих РФ. Банк «Интеза», который является инвестиционным консультантом по приватизации «Роснефти», уже представил второй отчет, содержащий оценку госпакета. Улюкаев не стал ее называть, но позднее сообщал журналистам, что озвученная в СМИ оценка в 11 млрд долларов близка к действительности. Он также заявил, что сделка по приватизации 19,5% акций «Роснефти» может состояться в любом месяце начиная с октября.

О своем конкретном интересе к приватизации «Роснефти» заявляла только Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC). Председатель совета директоров CNPC Ван Илинь говорил, что у корпорации уже есть небольшой пакет акций российской компании и она была бы не против его увеличить. Одним из условий он называл участие CNPC в управлении «Роснефтью», то есть как минимум вхождение представителей китайской компании в совет директоров.