​Любовь за рубль
Валютные вклады из российских банков рискуют перекочевать под матрасы
Фото: Fotolia/JMB

«Чтобы я еще доверила свои доллары российскому банку?» Возмущению вкладчицы банка «Югры», моей подруги, не было предела. Насколько типично возмущение нашей героини и повлияет ли крах «Югры» на то, как россияне будут хранить валюту?

Неизбежные потери

Моя подруга несколько лет хранила в банке доллары – сумму в пределах застрахованной АСВ и периодически, снимая лишь проценты, позволяла себе маленькие радости жизни. Например, этим летом съездила на неделю в Грузию. Казалось бы, раз сумма полностью покрывается страховкой, о чем печалиться? А вот есть о чем. Согласно закону о страховании вкладов, валютные вклады выплачиваются в рублях по курсу на дату наступления страхового случая. И это только кажется, что наша героиня ничего не потеряла. За последние три с половиной месяца рубль подешевел на 7% и, согласно опросам большинства экономистов, продолжит падение до конца года. Причем в «мирное» время, без всяких девальваций, случающихся в России с завидной периодичностью.

Валюта без защиты

В «Югре» было довольно много валютных пассивов. Вкладчиков привлекали не только ставками, которые в последнее время были вовсе не выше рынка, но и «бонусными процентами» за верность — для тех, кто продлевал депозит после окончания очередного срока. В результате размер валютных обязательств банка «Югра» перед вкладчиками на дату отзыва лицензии составлял в рублевом эквиваленте 35,1 млрд рублей, сообщили Банки.ру в АСВ. Это 18,6% от общего объема вкладов. Возмещению через систему страхования вкладов подлежат 32 млрд рублей (91% объема валютных вкладов).

Вклад «Принудительный»

В России практически прекратился рост объема вкладов в банковской системе. В следующем году приток вкладов если и будет, то очень незначительный. Даже не исключен отток. Парадокс в том, что нынешняя стагнация на рынке вкладов намного лучше бурного роста, который отмечался в 2015-м.

Сопоставимые суммы были выплачены в начале 2016 года после отзыва лицензии у Внешпромбанка. Там валютными были 55% вкладов населения. Эта сумма была эквивалентна 39,6 млрд рублей. В марте текущего года была отозвана лицензия у Татфондбанка, где находились валютные вклады на сумму почти в 13 млрд рублей, сообщили в АСВ. И это не считая более мелких компенсаций из банков, лишенных лицензии за последнее время. Способны ли эти суммы изменить настроения россиян в отношении того, как хранить иностранную валюту?

Принуждение к рублю

Давайте сначала посмотрим, что вообще происходит с валютными вкладами.

Банк России давно и стабильно ведет политику «принуждения» к рублю. Главным инструментом этой политики стало снижение ставок по срочным вкладам, размещенным в валюте. Оно достигло неприличных, по российским меркам, размеров. Сегодня максимальное предложение по годовому депозиту в долларах США составляет 2%. Но если говорить о банках из топ-20, то ставку такого размера предлагает лишь «Открытие», остальные предложения заканчиваются «потолком» в 1,8% (Россельхозбанк) и 1,65% (Бинбанк, Альфа-Банк). Сбербанк, к примеру, предлагает 0,9% (вклад «Сохраняй Онлайн»). Что касается евро, то там ситуация еще печальнее: максимальная ставка достигает 1,3% (УБРР и «Кредит Экспресс»), а в банках топ-20 разброс идет от максимальных 0,85% (МКБ) до минимальных 0,01% (Сбербанк, ВТБ 24 и пр.). Ставки указаны для вкладов размером в 10 тыс. долларов или евро.

Насколько удачной оказалась эта тактика?

В начале 2016 года доля валютных вкладов по сумме в российской банковской системе составляла 29%. По данным на 1 июля 2017 года – 23%. Существенное снижение, не правда ли? Но надо понимать, что это сокращение – заслуга не только и не столько мудрой политики ЦБ. Существенную роль сыграло укрепление рубля. То есть физически одна и та же сумма в долларах будет показывать разную долю в зависимости от валютного курса. Это хорошо видно, если соотносить долю валютных вкладов на протяжении последних лет с курсом рубля. Так, начиная с 2009 года доля валютных вкладов постоянно сокращалась: с 27% в начале 2009 года до 17% в начале 2014-го. В конце 2014 года рубль очередной раз девальвировался, из-за чего в начале 2015-го доля валютных вкладов подскочила до 26%.

Но есть, конечно, и вклад регулятора в текущую тенденцию. «Население стало направлять располагаемые доходы в рублевые депозиты на фоне укрепления рубля и нулевых ставок по вкладам в иностранной валюте», — отмечает старший аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. С начала 2015-го по 1 июля 2017-го объем рублевых вкладов вырос на 40,7%, с начала 2016-го – на 17,6%. В то же время долларовые вклады выросли с 2015 года на 10,2%, а с 2016-го – всего на 1,4%.

Население стало направлять располагаемые доходы в рублевые депозиты на фоне укрепления рубля и нулевых ставок по вкладам в иностранной валюте

О том, что причина такой динамики — в большей любви россиян к рублевым депозитам, говорит и главный аналитик Промсвязьбанка Дмитрий Монастыршин: «Сокращение доли валютных вкладов происходит за счет того, что рублевые доходы население не тратит на покупку валюты, а несет на рублевые депозиты». Смогут ли крах «Югры» и выплата компенсации в рублевом эквиваленте переломить существующий тренд?

Марш под матрас

Последние пару месяцев россияне стали активно скупать валюту. Правда, это связано в первую очередь с сезоном отпусков, говорит заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин. Этот рост покупки валюты находится в привычных для летнего сезона значениях, полагает начальник управления маркетинговой стратегии и исследований ВТБ 24 Дмитрий Лепетиков. Подтверждением этого служит тот факт, что, по словам Дмитрия Монастыршина, за последние пару месяцев не происходит рост валютных вкладов. Похоже, в этом нет ничего удивительного.

«Банкротство банка, даже такого крупного, как «Югра», вряд ли окажет существенное влияние на валютные предпочтения населения», — уверен Андрей Люшин. Не настолько уж велика «Югра», чтобы ее крах посеял в стране массовую панику. Но это не значит, что этот крах пройдет бесследно и безнаказанно. «Проблема в том, что такие случаи провоцируют рост недоверия населения к банковской системе в целом и подстегивают людей хранить накопления «под матрасом», а не на счете в банке», — говорит Андрей Люшин.

Собственно, именно так и поступила наша героиня. Полученную компенсацию она положила на рублевый депозит в другом банке. Менять рубли обратно на доллары она не спешит, благо, это был не единственный ее валютный вклад. Зато она твердо решила: как только заканчивается очередной срок валютного депозита в других банках, снимает деньги и перекладывает их в банковскую ячейку. «Нести их в крупные банки не вижу смысла, а в средние стало опасно». Вполне вероятно, что такое поведение может стать широко распространенной практикой. И для того есть причины.

Ставки валютных депозитов продолжат снижаться. «Устойчивость банков обеспечивает сбалансированность активов и пассивов, — поясняет Дмитрий Монастыршин. — На 1 июля портфель розничных валютных кредитов составил всего 2,3 миллиарда долларов, а вклады населения в валюте — 95 миллиардов рублей. С учетом такой диспропорции в ближайшие несколько лет банки будут стремиться снизить долю валютных вкладов населения в пассивах». Это означает, что ставки продолжат опускаться. Но способно ли снижение ставок остановить приток валюты на депозиты в российских банках?

Большая политика против рубля

Как мы видим из аргументов выше, ответ – «да». Но лишь при условии, что курс рубля стабилен или укрепляется. При стабильном курсе и сохранении низких ставок по валютным депозитам их оптимальная доля в российской банковской системе составляет 15%, считает Монастыршин. Естественно, банки будут стремиться прийти к этому показателю.

Однако сейчас ситуация немного иная. Достигнув своего годового максимума 26 апреля, рубль с обменного курса в 55,85 рубля за доллар скатился по итогам прошлой недели до 60,19 рубля за доллар. Таким образом, растерял за три с половиной месяца более 7%. Причем цены на нефть на этот раз ни при чем. Ровно за тот же период нефть прибавила в цене 0,5%. Более того, после некоторого падения нефть возобновила рост и за последние полтора месяца прибавила в цене 16,2%. За это же время рубль припал на 0,9%.

Причины ослабления рубля — ухудшение отношений между Россией и США в связи с введением новых антироссийских санкций. «Ослабление рубля в первую очередь связано с тем, что крупные инвесторы опасаются дальнейшей эскалации отношений между Москвой и Вашингтоном и стараются снизить свои риски», — считает Люшин. Если это произойдет, то следует ожидать массового выхода иностранцев из российского валютного рынка и падения курса до 70—75 рублей за доллар, полагает ведущий аналитик AMarkets Артем Деев. Хотя, конечно, такой вариант представляется экстремальным. Аналитики, опрошенные Reuters, ожидают на конец года курс в районе 61 рубля за доллар.

Если доверие падает, люди опасаются держать средства на счетах в банках. Подобную ситуацию мы наблюдали в 2008 году, когда началась первая волна банкротства банков

В такой ситуации россияне могут вспомнить о том, что иностранная валюта – прежде всего средство сбережения, а не накопления. И если смотреть на доллары с позиции необходимости проводить валютную диверсификацию своих активов, то размер ставок по депозитам отходит на второй план. На первый выходит надежность банка. Ведь если мы решили часть сбережений разместить в долларах, то вовсе не для того, чтобы получить рублевый эквивалент в случае отзыва лицензии у банка.

В этом контексте печальная история «Югры» – еще одна причина не доверять российской банковской системе в целом. «А если доверие падает, люди опасаются держать средства на счетах в банках. Подобную ситуацию мы наблюдали в 2008 году, когда началась первая волна банкротства банков», — напоминает Люшин. В тот год, согласно данным ЦБ, объем наличной иностранной валюты вне банков увеличился на 24,8 млрд долларов США. Вполне вероятно, что мы увидим, как валютные депозиты постепенно будут сконцентрированы в крупнейших банках с почти нулевыми процентами. Интересы «серийных вкладчиков» будут полностью обращены на рублевые депозиты. А матрасы россиян будут становиться все пухлее.

Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru