Руководство Агентства по страхованию вкладов не исключает возможности привлечения топ-менеджеров обанкротившегося Международного Промышленного Банка экс-сенатора Сергея Пугачева к субсидиарной ответственности. Об этом «Маркеру» сообщил первый заместитель гендиректора АСВ Валерий Мирошников.

По его словам, агентство планирует обратиться в суд с исками к Александру Диденко, который занимал пост президента, председателя исполнительной дирекции Межпромбанка, а также к другим бывшим топ-менеджерам кредитной организации: зампреду, а после ухода Диденко — председателю исполнительной дирекции Алексею Злобину и Марине Илларионовой, ставшей последним председателем правления МПБ.

Самого Пугачева привлечь к ответственности вряд ли удастся: нет юридических оснований. «Получив кредиты от Центробанка, банк в течение года размещал деньги в компании-«помойки», потом «рисовал» кредиторскую задолженность перед своими фирмами. Но Пугачев делал это не своими руками: нет ни одного документа, где бы значилось, что он лично давал какие-либо указания или что-то подписывал. Есть информация только о том, что он является бенефициаром траста. Так что пойти сейчас в суд с попыткой взыскать с него что-то мы не можем», — пояснил Мирошников, но указал, что имел «неформальную беседу с руководством банка и те подтвердили, что действовали по указанию Пугачева».

Однако доказательств по данному факту нет. Следы заметались очень тщательно, отмечает заместитель гендиректора АСВ.

Была уничтожена электронная база данных Межпромбанка, и АСВ пришлось поначалу заниматься анализом его деятельности на основе бумажных носителей. Единственная возможность привлечь Пугачева к ответственности в рамках уголовного дела (по статье о преднамеренном банкротстве) — подкрепленные доказательствами свидетельские показания, которые могут дать руководители Межпромбанка, выполнявшие распоряжения владельца кредитной организации.

Известно, что Александр Диденко покинул МПБ в начале весны 2010 года. После ухода из МПБ он возглавил Краснопресненское отделение Сбербанка.

Первым в российской банковской истории главой кредитной организации, которому было предъявлено уголовное обвинение в ее преднамеренном банкротстве, стал экс-руководитель Внешагробанка Виктор Букато, напоминает «Маркер». Ему вменили нарушение ст. 196 УК РФ за вывод активов из кредитной организации: еще в 2004 году они достигали 1,2 млрд рублей, а годом позже банк был признан банкротом и смог расплатиться только с 4% кредиторов. В декабре 2007 года Хамовнический районный суд приговорил Букато к двум годам лишения свободы условно. C него также взыскали ущерб в размере 951 млн рублей.

C 2005 по 2011 год к субсидиарной ответственности были привлечены экс-руководители 13 обанкротившихся банков. Самые крупные суммы при этом были взысканы с топ-менеджеров Содбизнесбанка Сергея Реусова (690 млн рублей и три года лишения свободы условно) Дениса Давыдова (405 млн рублей, также получил трехлетний условный срок) и Романа Петрова (324 млн, три года и восемь месяцев лишения свободы).

«Судебная практика в этом вопросе пока однозначная — руководителей, причастных к банкротству вверенных им банков, удается привлечь к ответственности», — говорит Мирошников. Юристы согласны, что топ-менеджеров почивших банков легко привлечь к имущественной ответственности. «Она наступает, если бывшими руководителями банка причинен ущерб его кредиторам. К уголовной ответственности привлечь сложно. Практика показывает, что взыскать денежные средства с них проще, чем лишить свободы, хотя привлечение к гражданской ответственности не исключает привлечения к уголовной», — указывает партнер юридической фирмы «Некторов, Савельев и партнеры» Сергей Савельев. А адвокат Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Владимир Дмитриев, в свою очередь, отмечает, что привлечь к субсидиарной ответственности как раз легче не сразу в отдельном процессе, гражданском или арбитражном, а именно после рассмотрения уголовного дела. Он объясняет это тем, что в рамках уголовного процесса можно собрать наиболее полную доказательную базу, которая наглядно продемонстрирует вину экс-руководителей обанкротившихся кредитных организаций.