Восточный Экспресс Банк сделал коллекторам беспрецедентное предложение — собрал все свои просроченные кредиты умерших заемщиков в отдельный портфель и выставил на продажу. Об этом рассказали «Коммерсанту» несколько участников коллекторского рынка. Как уточняется, банк предложил к продаже долги на сумму 1,7 млрд рублей с просрочкой более года, но по 1,1 млрд рублей долгов выявлен факт смерти заемщиков. Эти долги выделены в отдельные лоты, всего предлагается к продаже 17,2 тыс. кредитов умерших должников.

В «Восточном Экспрессе» подтвердили факт тендера с такими условиями. По словам предправления банка Сергея Власова, предложенные к продаже долги, по которым выявлен факт смерти заемщика, — это все такие кредиты, накопившиеся в базе банка за шесть лет работы. «Мы выделили этот пул, чтобы повысить цену других портфелей кредитов, выставляемых на продажу, — поясняет Власов. — Кроме того, это позиция более честная по отношению к коллекторам». Всего, по данным российской отчетности «Восточного Экспресса» на 1 февраля, его портфель кредитов физическим лицам составлял 102,4 млрд рублей, из них 2,3 млрд — просроченные.

По словам участников коллекторского рынка, факт продажи столь крупного портфеля кредитов покойных заемщиков уникален. «До сих пор мы не сталкивались с тем, чтобы банки предлагали такие портфели кредитов; бывает, что банки выделяют кредиты, по которым нет документов или установлен факт смерти заемщиков, но до сих пор это были единичные случаи и объем таких кредитов был небольшим», — указывает старший вице-президент коллекторского агентства «Национальная служба взыскания» Сергей Шпетер. «С предложениями приобрести такой большой портфель кредитов умерших заемщиков мы пока не сталкивались», — подтверждает гендиректор агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» Елена Докучаева.

Покупать кредиты умерших заемщиков коллекторам не очень интересно, поскольку существует ряд юридических сложностей взыскания таких долгов. «По смерти заемщика кредит взыскать очень сложно, поскольку долг наследуется по специальной юридической процедуре, — поясняет гендиректор агентства «Центр ЮСБ» Александр Федоров. — Представителю кредитора — коллектору — необходимо по месту открытия наследства у нотариуса узнать, кто принял наследство: взыскивать долг можно только с принявших наследство». При этом в досудебном порядке не все наследники соглашаются на погашение кредита, поэтому как минимум в 80% случаев приходится обращаться в суд, добавляет он. «Учитывая специфику работы с подобными долгами, мы стараемся предусмотреть в договоре с банком при покупке долгов наличие гарантий, что долг на момент продажи действителен, а заемщик жив, не находится в местах лишения свободы и не пропал без вести, — рассказывает Докучаева. — Большинство банков, особенно западных, охотно идут на это, поскольку наличие таких гарантий позволяет получить более высокую цену при продаже портфеля». По словам Докучаевой, если банк не готов предоставить подобных гарантий, цена портфеля может снизиться на 30% и более.

Банкиры, зная о нежелании коллекторов работать с долгами умерших заемщиков, как правило, исключают их из продаваемых портфелей кредитов и взыскивают собственными силами. «Мы не включаем в портфель кредитов, предназначенных для продажи, долги, по которым установлен факт смерти заемщика, — говорит руководитель службы по работе с задолженностью физических лиц Промсвязьбанка Евгений Новиков. — У нас таких кредитов не много (десятки — сотни в год), и мы вполне можем обработать их своими силами».

Продажа портфеля долгов умерших заемщиков может быть оправдана для банка как альтернатива списанию долга с баланса, считает директор дирекции верификации и работы с задолженностью ОТП Банка Алексей Чернышев. Учитывая специфику работы с подобными долгами, найти на них покупателя будет непросто, при этом дисконт, скорее всего, будет более 99% от номинального объема портфеля, полагает гендиректор Столичного коллекторского агентства Артем Плохов. В Восточном Экспресс Банке к этому готовы: дисконт по таким кредитам будет максимальным, сообщил Власов.