Эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования выступили с сенсационными выводами: в России в этом году закроются 200 банков. Причины известны. Триллион рублей из бюджета получили только крупные банки (и то пока не до конца). По остальным тяжелым молотом домкрата прошелся так называемый кризис. Санкции опять же. Он бизнес оставил, пошел воевать, чтоб вовремя пени буржуям отдать. Пока госкомпании платят внешние долги, чтобы не оказаться в состоянии дефолта (а на самом деле, чтобы заработать на этой операции. Какой корпоративный дефолт, я вас умоляю, там дефолт головного мозга изначально был), экономика разваливается в клочья. «Мусорный» рейтинг России выказал публично мусор, который всегда был в сознании чиновников. Конечно, при такой ситуации могут закрыться 200 банков. Тут даже прогнозы и аналитики не нужны.

Но я немного о другом. Я когда прочитал эту новость, подумал – а почему она мне знакома? И вспомнил. Еще прошлым летом другие аналитики переживали, что за осень в стране закроется 200 банков. Вот именно 200, цифра была точно такая же. Причина – новые требования по достаточности капитала, и вообще курс на истребление мелких банков. То есть причины вполне себе внутренние были. В реальности за осень 200 банков все же не закрылось просто потому, что пришли другие события, которые отвлекли регулятора от благородной миссии зачистки банковской поляны. Так ближний грех тот, дальний, заслонил. Ключевая ставка, ночные заседания, в нетопленый цебешный кабинет пришли вожди державы на совет.

Но нам важнее другое выделить. С санкциями или без, эти пресловутые 200 банков, похоже, были обречены. Иль солнце, Прометей, тебя спалит, а если солнце сжалится – то ворон, что послан Зевсом истребить тебя. Дискуссия о том, что в России слишком много банков, что банки из-за своего количества (и только по этой причине) у нас так себе, ведется уже не первый год. О том, с каким темпом задача решалась, пока ЦБ не был отвлечен другими проблемами (и даже после того, как был отвлечен), – напоминать не буду. Итогом этой дискуссии могло быть только уничтожение одной из сторон, и эта уничтоженная сторона – явно не аналитики ЦБ, рассказывавшие в прошлые вегетарианские времена про благой свет, исходящий от «Базеля III», без которого, натурально, ну никак быть не можно. Мы же часть мировой финансовой системы (ага!).

Получается, что санкции удивительным образом помогают решить старую и не очень приятную задачу – удалить 200, а лучше еще больше мелких банков с исторической сцены. Выкинуть их, так сказать, на обочину истории. Наверное, это в самом деле не самое радостное дело, своими-то руками. Но прелесть межстрановых конфликтов в том, что теперь есть тот плохой парень, который сделает это за тебя.

Я понимаю всю скорбь главы Сбербанка Германа Грефа, который сетовал намедни, что государство будет везде. Что не будет конкуренции. И я даже не иронизирую. Будь Сбербанк обычным хозяйствующим субъектом, он бы радовался, что конкурент ушел. Но Сбербанк к бизнесу имеет косвенное отношение. Для него новые клиенты, новые возможности – это сплошная докука. Их надо пристраивать. Заказать трехзначные электронные табло. Расширить отделения. А придет ведь из других банков очередная рванина, толку с нее – и шерсти клок не возьмешь.

Это вообще универсальная модель поведения. «А давайте создадим Международный финансовый центр?» — «Да ну, набегут, и так в метро не протолкнешься». «Ой, нас из «восьмерки выгнали, и из ПАСЕ теперь тоже гонят». — «Да нужна нам эта ваша ПАСЕ, взносы туда платить, тут секвестр бюджета, денег на сирых не хватает, а вы со своим ПАСЕ».

Спасибо, что прогнали – из ПАСЕ, из «восьмерки». Спасибо, что санкции ввели. За все спасибо! И вообще, мир прекрасен, думал Нерон, созерцая пожар Рима. Так крепко думал, что даже слеза навернулась, взял он арфу и давай играть. А были бы у него гусли-самоплясы – еще и сплясал бы.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции