Арбитражный суд Ивановской области удовлетворил заявление Агентства по страхованию вкладов об аресте имущества и денежных средств бывшего председателя правления Кранбанка Василия Белова и еще девяти менеджеров организации, говорится в определении суда.

Такое требование было заявлено в рамках иска АСВ о взыскании с бывших топ-менеджеров убытков в размере 626,7 млн рублей.

В ходе конкурсного производства АСВ установило, что в банке выдавались заведомо невозвратные ссуды, а ликвидная ссудная задолженность замещалась на технические активы. Также контролировавшими Кранбанк лицами совершались действия по отчуждению денежных средств под видом уплаты обеспечительных платежей по договорам субаренды. Кроме того, этими лицами осуществлялись действия, направленные на снятие обременения с ликвидных предметов залога по заведомо невозвратной ссуде, а также на выбытие ликвидной ссудной задолженности под видом заключения соглашений об отступном, рассказало АСВ.

Указанные обстоятельства, по мнению агентства, в соответствии со статьей 71 ФЗ «Об акционерных обществах» являются основанием для взыскания убытков с контролировавших банк лиц.

Арбитражный суд Москвы в июне 2020 года отклонил заявление Василия Белова о признании недействительным приказа ЦБ об отзыве у Кранбанка лицензии. Заявитель оспорил в суде акт регулятора от 13 декабря 2019 года.

Арбитражный суд Ивановской области в марте 2020 года по заявлению ЦБ признал Кранбанк банкротом.

Кроме того, прокуратура Ленинского района города Иваново выявила факт хищения более 1 млн рублей Кранбанка, что повлекло за собой невозможность в полном объеме выполнить обязательства перед вкладчиками кредитной организации, сообщила в апреле 2020 года пресс-служба Генпрокуратуры РФ.

«Прокуратура направила материалы проверки в следственные органы, по итогам их рассмотрения возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество)», — говорится в сообщении ведомства.

В ходе прокурорской проверки установлено, что в 2017—2019 годах был заключен ряд фиктивных сделок, связанных с распоряжением имущества коммерческого банка, по которым договорные условия не были исполнены. Ущерб от действий злоумышленников составил более 1 млн рублей.