Вчерашние вкладчики, в одночасье ставшие «инвесторами», вместо роста доходности своих сбережений столкнулись с падением фондовых рынков. Точнее, с их коррекцией, но это сложно объяснить, да и людям от этого не легче. Это может привести к кризису доверия ко всей отрасли.

Весь прошлый год брокеры и управляющие компании радостно рапортовали о притоке новых клиентов. Действительно, по данным Банка России, за 2019 год количество уникальных клиентов на фондовом рынке страны практически удвоилось, по сравнению с данными на конец 2018-го. Прирост за год составил более 2,2 млн человек (с учетом клиентов брокеров и управляющих компаний), а общее число розничных инвесторов превысило 4,5 млн человек. Только за последний квартал прошлого года на рынок пришло более 800 тыс. новых клиентов.

Как подсчитали в НАУФОР, на брокерские счета в прошлом году поступило свыше 1,6 трлн рублей, притом что годом ранее этот объем оценивался в 1 трлн рублей. Еще 220 млрд рублей клиенты принесли в сегмент доверительного управления. В целом же общий портфель брокеров и управляющих к концу года составил более 3,2 трлн рублей.

Объясняется этот приток просто: постоянным снижением ставок по банковским депозитам, которое наблюдалось в прошлом году, с одновременными впечатляющими результатами доходности фондового рынка. Банки — едва ли не основной канал продаж инвестиционных продуктов — не испытывая острой необходимости в фондировании, сосредоточились на комиссионных продажах. А продавать они умеют: достаточно вспомнить ситуацию с инвестиционным страхованием жизни, которое предлагали как «депозит, только доходнее», сознательно умалчивая об особенностях этого продукта. Поэтому вал жалоб от граждан, разочаровавшихся в итоговой доходности, был ожидаем, регулятору пришлось в срочном порядке вводить обязательные правила продажи таких продуктов.

С привлечением людей на фондовый рынок произошла аналогичная ситуация. Демонстрация роста основных индексов или доходности конкретных акций, основной упор на снижение ставок по депозитам, информация о том, что «рынки растут уже десять лет» и так далее. Люди в очередной раз поверили, не обратили внимания на то, что доходность не гарантирована, как и сохранность внесенной суммы, средства с банковских вкладов стали перетекать к брокерам и управляющим.

А потом рынки «заболели коронавирусом»… Новости с рынков поступают каждую минуту и тут же устаревают. Только за последнюю неделю февраля ключевые индексы потеряли более 10%. Например, с 20 по 27 февраля Dow Jones рухнул на 4 300 пунктов (12,8%), NASDAQ потерял более 12%, S&P 500 — 12,6%. В целом же на мировых рынках стоимость активов за неделю снизилась на 6 трлн долларов. Что касается российского рынка, то индекс Мосбиржи с 20 по 28 февраля снизился более чем на 11%. При этом, по данным НАУФОР, именно российские акции лидируют по доле вложений розничных инвесторов, занимая сразу 25% всего объема средств на брокерских счетах.

Падение российских индексов по итогам торгов превысило 8% и 13%

Фондовые торги в РФ завершились во вторник в глубоком минусе, свидетельствуют данные Московской биржи.

Тем не менее заявление о «крахе» или «обрушении» было бы слишком громким. Снижение от исторических максимумов на 10%, как и падение на протяжении нескольких дней или даже недель, на самом деле называется «небольшой коррекцией». Да, все привыкли к тому, что рынки больше десяти лет подряд растут как на дрожжах из-за огромной ликвидности, поступающей на них, но бывают и коррекции в сторону снижения. И на 10%, и на 15%, и даже (страшно сказать!) на 30%. И это нормально для рынка. Для тех, кто в нем разбирается.

Проблема в том, что массовый приток розничных инвесторов на фондовый рынок случился именно в момент перед самой коррекцией. Но кто эти инвесторы? Вчерашние вкладчики, воодушевленные красивыми графиками доходности рынка за предыдущие годы, которых профессионалы в продажах вытащили на рынок. У них нет ни малейшего опыта поведения в подобных ситуациях, нет понимания рисков, но зато очевидна высокая чувствительность к потерям, они больше подвержены эмоциональным решениям, легко поддаются панике.

Что произойдет дальше? Часть из них наверняка, наблюдая «в прямом эфире» уменьшение средств на счетах, предпочтет зафиксировать убытки, «выйти в кеш», сохранив большую часть своих денег. Другие будут действовать по принципу «купил — держи», ожидая коррекции рынков в сторону роста, чтобы минимизировать потери. Но в любом случае на ту доходность, которую им обещали в момент входа на рынок, рассчитывать уже не приходится.

Бей до дна. Чего ждать от войны ОПЕК и России на нефтяном рынке

Коронавирусу не суждено в одиночку подорвать российскую экономику. Еще одна угроза — нефть. Участники ОПЕК+ не смогли договориться о продлении сделки по сокращению добычи.

«Обжегшись на молоке, дует на воду». Думаю, что эта пословица как нельзя лучше описывает то, что будет происходить с подобными инвесторами в дальнейшем. Они получат серьезную «прививку» против фондового рынка, потеряют доверие к любым инвестиционным инструментам. Более того, может пострадать и имидж финансовых институтов — в первую очередь банков, которые и способствовали перетоку средств на рынок.

В этой ситуации совсем под другим углом зрения видится многострадальный закон ЦБ о разделении инвесторов на несколько категорий и доступности каждой из них тех или иных инструментов. Критика, которую мы слышим со стороны профессиональных участников рынка, с одной стороны, обоснованна, но с другой — появление в практике искусственного ограничителя в виде этого закона не позволит маятнику сильно раскачаться. Альтернатива в сегодняшних условиях — кризис доверия, который может затянуться надолго, — выглядит гораздо хуже.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции