До 90% всех инвесторов в России могут быть резко ограничены в своих возможностях. Законопроект о категоризации инвесторов, который активно обсуждается последние полгода и, скорее всего, будет принят Госдумой уже в скором времени, претерпел изменения, и отнюдь не в сторону смягчения. По крайней мере, если судить по редакции, которая стала доступна участникам рынка в конце сентября.

В целом документ отражает основную тенденцию в регулировании финансовых рынков — оно становится сложнее. Вместо деления инвесторов на квалифицированных и неквалифицированных возникает еще одна категория — особо защищаемый неквалифицированный инвестор. Это граждане, располагающие не более чем 1,4 млн рублей для инвестиций в финансовые активы, то есть абсолютное большинство частных инвесторов в России. Именно на их защиту направлен законопроект. Однако снижение рисков дается весьма дорогой ценой — значительная часть высокодоходных продуктов может стать недоступной для населения.

В целом доступ на финансовый рынок в России никогда не был достоянием миллионов, притом что и технические, и юридические возможности для этого существуют. Казалось бы, в условиях, когда приток капитала из-за рубежа ограничен, а предприятия скорее накапливают прибыль, чем вкладывают ее в развитие, активная работа со сбережениями физических лиц способна придать существенное ускорение не только финансовому сектору, но и экономике в целом. Между тем новый закон как бы рекомендует людям, не имеющим опыта работы на финансовом рынке, и не пытаться приобрести его, а отдавать деньги государству, либо оставляя их на депозитах в государственных банках (так как именно они доминируют на рынке депозитов), либо покупая облигации федерального займа и бумаги «голубых фишек» вроде «Газпрома» и «Роснефти», либо участвуя в софинансировании индивидуального пенсионного капитала.

В случае принятия закона ограничения коснутся не только торгуемых активов. Например, в последней версии законопроекта недоступными для неквалифицированных инвесторов станут также инвестиции в микрофинансовые компании. Размещать вклады в таких компаниях смогут только квалифицированные инвесторы. Для этого потребуется иметь объем вложений в ценные бумаги не менее 10 млн рублей.

Ранее вопрос обсуждался в рамках подготовки поправок к законодательству о микрофинансовом бизнесе и должен был находиться в ведении саморегулируемых организаций. Однако теперь выясняется, что власти решили отрегулировать проблему с помощью другого законопроекта, который первоначально не касался микрофинансирования и не обсуждался с соответствующими экспертами.

Пострадают ли из-за этого участники микрофинансового рынка? Примерно так же, как компании Amazon, Apple и Google, чьи акции теперь обычный россиянин купить не сможет. По оценкам, суммарный объем инвестиций физлиц в микрофинансовый сегмент с учетом облигаций на 1 июля составлял порядка 23 млрд рублей. При этом 90% этой суммы, а то и больше, уже сейчас приходится на профессиональных инвесторов, которые оперируют многомиллионными портфелями и рассматривают МФО как еще один инструмент для диверсификации своих рисков.

Серьезные компании всегда смогут изыскать возможности фондирования, например, за счет привлечения институциональных инвесторов или расширения программы выпуска бондов. Если кто и проиграет от введения ограничений, так это неквалифицированные инвесторы.

Конечно, какая-то часть средств населения сможет дойти до финансового рынка не напрямую, а через банки, пенсионные фонды, страхование. Но это сопряжено с издержками, которые, с одной стороны, уменьшают доходы инвесторов, а с другой — являются довольно непроизводительными для общества.

В конце концов, важнейшим направлением развития бизнеса в наше время является уберизация — устранение посредников, прямые контакты инвесторов и проектов, клиентов и поставщиков на открытых площадках. Разумеется, финансы никогда не бывают нерегулируемыми. Нахождение баланса между риском и скоростью развития — это всегда непросто. И все же возникает вопрос: так ли уместно в условиях крайне скромного экономического роста возводить препятствия на пути превращения сбережений граждан в инвестиции?

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции