Участники кредитного рынка ищут альтернативные способы подтверждения доходов заемщиков, помимо справки 2-НДФЛ, выписки с пенсионного счета и других документов, подтверждающих доход в «белом» секторе экономики. Это нужно, чтобы верно оценивать показатель долговой нагрузки граждан. Сегодня реальное финансовое состояние россиян этот инструмент отражает слабо, оставляя за бортом практически всех занятых в неформальном секторе.

С 1 октября по требованию Банка России банки и микрофинансовые организации (МФО) при выдаче кредита должны рассчитывать показатель долговой нагрузки (ПДН) заемщика, чтобы не допускать чрезмерной закредитованности граждан. С помощью этого показателя ЦБ пытается снизить чересчур активный, по мнению регулятора, рост кредитной задолженности в рознице, особенно на фоне невысоких темпов роста доходов россиян.

Предыдущие раунды ограничительных мер не очень помогли. С начала 2018 года ЦБ уже трижды повышал коэффициенты риска на капитал кредиторов (в зависимости от ставки по необеспеченным кредитам), но на рынок это повлияло мало. Темпы роста задолженности граждан перед банками и МФО по-прежнему превышают 20% в годовом выражении (21,5% год к году по итогам октября), в то время как динамика реальных располагаемых доходов граждан хоть и вышла в положительную область, но колеблется в пределах десятых долей процента (+0,2% год к году в январе — сентябре 2019 года). С учетом этого позволять россиянам и далее бесконтрольно влезать в долги в ЦБ посчитали опрометчивым.

ПДН должен отсечь от кредитных инструментов тех заемщиков, у кого текущие выплаты по кредитам и займам превышают половину ежемесячного дохода: у банка или МФО нагрузка на капитал по таким кредитам увеличивается в разы, им просто нет резона выдавать чрезмерно закредитованному гражданину новый кредит.

Логика действий регулятора понятна, но для кредитных организаций расчет нового показателя стал лишь еще одним требованием — обременительным, но малоприменимым в повседневной деятельности. Показатель вынуждены считать, скрупулезно следуя методикам ЦБ, исходя лишь из требований регулятора. При этом практически никто из участников кредитного рынка не задействовал ПДН в своих скоринговых моделях. Ведь способы, какими регулятор предлагает учитывать доходы заемщиков в формуле ПДН, зачастую не отражают их реальный заработок. В документе, разосланном в кредитные организации еще в середине 2018 года, Банк России предоставил довольно широкий выбор методов для учета дохода заемщика, но однозначно и эффективно они работают лишь в «белом» сегменте экономики. На практике заемщики со 100-процентной официальной зарплатой и полностью учтенными и задокументированными доходами составляют лишь часть клиентской массы банков и МФО.

По данным Росстата, во II квартале 2019 года доля неформального сектора в России достигла 21,3% от общей численности занятых граждан. В абсолютных цифрах это означает, что более 15 млн работающих граждан — потенциальных клиентов кредитных организаций не могут документально подтвердить свой доход. Независимые исследования показывают: даже из работающих официально как минимум каждый шестой получает часть зарплаты «в конверте». Если следовать методике ЦБ по расчету долговой нагрузки, то этих граждан придется полностью исключить из числа потенциальных клиентов или предлагать им средства взаймы в заведомо заниженном размере.

Надо отдать должное разработчикам нового регуляторного показателя — они живут в реальном мире: в ЦБ не стали ограничивать банки и МФО одними лишь документарными способами определения дохода заемщика при расчете ПДН. Помимо справки 2-НДФЛ, выписки о состоянии лицевого счета в ПФР, ФНС и других официальных бумаг, они, например, могут учесть доход клиента на основании его письменного заявления, просто поверив ему на слово. Правда, в этом случае он не должен превышать показатель среднедушевого денежного дохода в регионе местонахождения заемщика.

Кроме того, можно «вычислить» доход гражданина, основываясь на данных бюро кредитных историй (БКИ) о его ежемесячных платежах по кредитам за предыдущие 12 месяцев — и опять ЦБ осторожничает, предлагая для расчета дохода лишь удвоить сумму ежемесячного платежа по долгам.

Таким образом, в отсутствие подтверждающих документов банк или МФО при выдаче кредита все равно будут вынуждены ориентироваться на изрядно заниженный объем ежемесячного дохода заемщика. Но это единственный способ вовлечь граждан, работающих в теневом секторе, в клиентский круг кредитных организаций.

Я далек от того, чтобы оправдывать россиян и их работодателей, уклоняющихся от уплаты налогов и социальных взносов, из-за чего граждане, обращаясь в кредитную организацию, не могут подтвердить размер своего реального дохода. Однако жизнь диктует свои правила.

Кредитному сектору остро требуется дополнительный инструмент для учета реальных доходов россиян, вовлеченных в неформальный сектор. Это может быть расчет долговой нагрузки клиента на основе информации о платежах и расходах по всем его картам и банковским счетам, как предлагает БКИ «Эквифакс». Или модификация существующих методик ЦБ с менее консервативным подходом к учету косвенных данных о доходах человека.

То, как сегодня банки вынуждены отражать доходы потенциальных заемщиков при расчете ПДН, отсекает от кредитных инструментов значительную часть граждан, работающих в неформальном секторе. А это, в свою очередь, приводит к снижению розничного спроса и экономической активности в стране в целом.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции