В 2019-м россияне принесли в ПИФы рекордную сумму денег и продолжают покупать паи. Но так ли выгоден этот инструмент, если учесть комиссии управляющих?

Рынок коллективных инвестиций неуклонно растет. Согласно аналитике ЦБ РФ, стоимость чистых активов ПИФов, приходящихся на физических лиц, во II квартале 2020 года выросла на треть вслед за увеличением числа владельцев паев фондов. Чистый приток инвестиций в ПИФы составил 74,7 млрд рублей, что на 7% больше, чем в аналогичном периоде предыдущего года. 2019 год также был чрезвычайно успешным — чистый приток в фонды превысил 103 млрд рублей. Это были самые высокие показатели за всю 25-летнюю историю отрасли.

Однако немногие из наших сограждан, которые вышли из депозитов и решили вложиться в российские ПИФы, задавали себе вопрос, каким образом рассчитывается и подтверждается историческая доходность фонда.

Главным подтверждением доходности в глазах большинства российских инвесторов является аудиторская отчетность и отчетность перед ЦБ. Центральный банк действительно тщательно контролирует деятельность фондов, обязывая их подавать отчетность точно в срок и в полном объеме, а аудиторские компании подтверждают достоверность данной отчетности. Однако основными итоговыми показателями регуляторной отчетности являются: стоимость чистых активов фонда, стоимость пая из расчета чистых активов и другие показатели, которые сложно интерпретировать непрофессиональному участнику рынка, а главное, данные показатели не отвечают на фундаментальные вопросы, которые должен задавать каждый инвестор:

  • Какая доходность данного фонда в процентах?
  • Как рассчитана доходность фонда? Сколько я заплатил УК за управление?
  • Какова была бы доходность, если бы я УК не платил?

Казалось бы, эти вопросы напрашиваются сами собой — не обладая ответами на них, средний российский инвестор делает выбор интуитивно, опираясь не на показатели своего возможного дохода, а на известность инвестиционного бренда, его популярность на рынке, предпочитая, например, фонд известного банка частному инвестиционному фонду.

Мало кто, особенно среди начинающих инвесторов, задумывается о том, сколько берет управляющая компания за свои услуги. А между тем эта цифра, которая на профессиональном диалекте называется «физами» (от английского fees — вознаграждение), доходит в среднем по рынку до 5% от СЧА. Вкладывая средства в фонд, инвестор тем самым выплачивает управляющей компании вознаграждение за управление фондом (Fund management fee), который в среднем составляет 1—2% от стоимости чистых активов. Получили вы доход или нет, в данном случае не важно, управляющая компания все равно вычтет эту сумму в качестве платы за свои услуги. Если же вы как инвестор все же получили доход, то в этом случае менеджерское вознаграждение за успех (Performance fee) составляет от 10% до 20% от суммы реализованного дохода. То есть если, вложив деньги в инвестиционный фонд, вы дополнительно заработали 1 млн рублей, вы обязаны выплатить управляющей компании от 100 до 200 тысяч в качестве вознаграждения. Фонды, которые управляют недвижимостью, обычно дополнительно взимают плату за управление активами, которые находятся в управлении, — торговыми или деловыми центрами, логистическими комплексами. Однако инвесторам об этом говорить не принято, не все российские инвестиционные фонды спешат раскрывать эту информацию на своих сайтах.

В мировой практике используется другой подход — в помощь инвестору существуют Global International Performance Standards, или международные стандарты, регламентирующие методику расчета и представления результатов инвестирования, которым добровольно следуют большинство управляющих компаний в мире, стремящихся стать прозрачными для инвесторов относительно доходности, своего вознаграждения, а также сопоставимости показателей фондов для выбора возможных альтернатив или сравнения с бенчмарком. В этом случае управляющие инвестиционными фондами обязаны согласовывать свои маркетинговые материалы с компанией, которая проводила их верификацию на соответствие GIPS.

Рассмотрим эту ситуацию на примере одной компании. Обращаем ваше внимание на то, что налогообложение инвестора мы в данном случае не учитываем.

Показатель доходности SI-IRR на 31.12.2019 до уплаты вознаграждения составляет 13,41%, после уплаты вознаграждения — 10,1%. Соответственно, размер вознаграждения УК составляет 3,31% от доходности фонда за период.

Уже сейчас можно говорить о том, что стандартизация в соответствии с GIPS активно развивается во всем мире. С 2015 года институт CFA, который и разработал стандарты GIPS, активно сотрудничает в этом направлении с INREV, европейской ассоциацией, которая объединяет компании из сферы недвижимости, не котирующиеся на фондовом рынке. Результатом совместной работы стало два документа — глоссарий, где содержатся все финансовые определения, и полный перечень и порядок расчетов вознаграждений за управление. В соответствии с GIPS, управляющая компания обязана показывать доходность фонда в формате Gross и Net, то есть до и после выплаты вознаграждения, отдельно указывая сумму, которую получила УК за управление, — инвестор должен понимать, сколько в реальности стоят ее услуги. Это делается для того, чтобы все финансовые операции были сопоставимы и прозрачны, все расчеты приведены в соответствии с одной и той же методологией и стандартами и, что самое главное, подтверждены независимой третьей стороной.

На сайте GIPS заявляется о том, что 1 657 управляющих компаний во всем мире, которые привлекают деньги инвесторов, уже прошли верификацию на соответствие этим стандартам, — среди них управляющие таких известных мировых финансовых гигантов, как JP Morgan, Credit Suisse, UBS, HSBC и других. А российская УК среди них, насколько я знаю, только одна.

Почему не все российские инвестиционные компании стремятся пройти верификацию на соответствие GIPS? Вопрос, на мой взгляд, риторический. Когда нет независимой третьей стороны, которая подтверждает корректность расчетов, и нет определенных стандартов расчета и представления, результаты финансовой деятельности довольно легко обратить в свою пользу — например, обозначив самые успешные периоды и опустив менее успешные или при указании доходности инвестиций не уточнив, что это доходность до вычета вознаграждения УК. Разумеется, никто, даже фонд, деятельность которого верифицирована в соответствии с GIPS, не застрахован от ситуаций, когда целевая доходность не достигается. Однако было бы разумнее и полезнее как для инвесторов, так и для самих профучастников, если бы все финансовые организации действовали последовательно и играли по одним правилам, подтверждая результаты своей деятельности не только перед ЦБ, но и перед инвесторами посредством оценки третьей независимой стороны.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции