Сначала необанки казались революционным форматом, который навсегда изменит не только банковский сектор, но и отношения людей с деньгами. В 2020-м недостатки виртуальной бизнес-модели проступили более отчетливо.

Банки виртуальные и реальные

Необанки — это digital-first-бизнес, у них нет офлайн-подразделений, а большинство сервисов они предоставляют в режиме одного окна и одного клика. Удобство, бесшовность и скорость — их главные преимущества.

Пару лет назад казалось, что виртуальный банкинг приведет к революции в сфере финансовых услуг. Но прорыва не случилось: крупные банки сохранили и даже укрепили свои позиции, а необанкам приходилось постоянно изобретать новые бизнес-модели, чтобы выйти в плюс. Большинство финтех-сервисов нового типа предлагали свои услуги бесплатно и устанавливали минимальные комиссии — считалось, что именно это преимущество поможет неокомпаниям потеснить конкурентов. Но этого не произошло. К тому же большинство клиентов пользовалось услугами необанков в дополнение к основному провайдеру финансовых сервисов. Например, сбережения хранили в крупном банке, а мобильное приложение финтех-стартапа использовали для перевода денег друзьям или оплаты покупок в Интернете. Очевидно, что такой тренд не способствовал росту выручки — по данным Accenture, в среднем любой необанк теряет 11 долларов на каждом клиенте.

Эволюция вместо революции

И все же необанки изменили индустрию, пусть и не так, как предполагали аналитики. Они не вытеснили с рынка монополистов, но изменили стандарты — благодаря им начал развиваться мобильный банкинг, спектр цифровых банковских услуг расширился, а конкуренты начали уделять больше внимания UX и дизайну своих приложений. Сравните интерфейсы банковских приложений пять лет назад и сегодня: они стали более удобными и адаптивными, хотя по-прежнему требуют от пользователя дополнительных усилий. Например, чтобы открыть счет в HSBC, нужно сделать 99 кликов, а в Revolut — всего 24.

Необанки отчасти стимулировали развитие экосистем в финансовом секторе. Казалось бы, зачем банку служба доставки еды или стриминговая платформа? И зачем превращать филиал в пункт выдачи товаров? Каждая дополнительная надстройка помогает лучше изучать потребности аудитории и предлагать ей более релевантные финансовые продукты. У необанков с их подходом к UX и аналитике изначально было преимущество: располагая меньшим количеством данных, они извлекали из них большую пользу, поскольку лучше понимали свою целевую аудиторию.

Другая особенность — это гибкость и адаптивность. Например, американский стартап Chime выяснил, что миллениалы предпочитают дебетовые карты кредиткам, но в то же время хотят улучшить кредитный рейтинг. Тогда необанк запустил гибридный продукт, который соединяет в себе дебетовые и кредитные функции. Во многом гибкость обусловлена менее развитой инфраструктурой необанков: они не управляют огромным комплексом финансовых услуг, поэтому меньше рискуют. Условно, одна неудача не приведет к многомиллионным потерями, поэтому экспериментировать им проще. А крупным банкам проще интегрировать готовые решения стартапов в свои экосистемы, чем создавать собственный продукт с нуля.

При этом формально и необанки, и «консерваторы» по-прежнему работают по схожей модели, разница только в «оболочке». Более того, стремясь повысить маржинальность, необанки заимствуют тактики традиционных банков. Так, британский стартап Monzo на каком-то этапе планировал запустить финансовый маркетплейс, но после получения банковской лицензии пошел по классическому пути: ввел счета с овердрафтом и начал выдавать займы напрямую.

Пока необанки идут по традиционному пути, новые продукты запускают IT-компании. Они постепенно предлагают все больше финансовых услуг, захватывают новые ниши, а по UX и удобству не уступают необанкам. Аналитики допускают, что скоро крупнейшей финтех-компанией станет условная Google или Apple, а банки в принципе не будут нужны.

Будущее необанков

Будущее не за необанками, а за необанковской моделью — виртуальные услуги станут стандартом во многих сферах, в том числе и в финансовом секторе. В то же время обостренная конкуренция с IT-гигантами приведет к еще большему размыванию границ в финтехе. Технологические компании будут предоставлять финансовые услуги, а банки, наоборот, будут предлагать цифровые сервисы — что уже происходит в России в случае со «Сбером» и «Тинькофф».

В то же время развитие Open Banking, а именно появление открытых программных интерфейсов и создание условий для свободного обмена данными, предоставит стартапам больше ресурсов для роста. Это позволит им находить новые ниши и создавать финтех-надстройки, которые будут приносить основную выручку. Поэтому необанки постепенно будут делать ставку не столько на конечных пользователей, сколько на b2b-сервисы для малого и среднего бизнеса, фрилансеров и самозанятых. По мере роста стартапы будут создавать собственные платформы и экосистемы, это поможет им укрепить позиции на рынке, но вместе с тем обострит конкуренцию, поскольку граница между традиционными игроками и необанками окончательно сотрется.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции