Государство хочет гарантировать возврат денег клиентам НПФ, которые обанкротились или остались без лицензии. Только вот станут ли добровольные пенсионные программы более привлекательными?

6,5 трлн рублей пенсионных денег находилось в негосударственных пенсионных фондах (НПФ) на конец марта 2021 года, по данным Банка России. В начале июня в Госдуму внесен проект федерального закона «О гарантировании прав участников НПФ в рамках деятельности по негосударственному пенсионному обеспечению (НПО) и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Он должен вступить в силу с 1 января 2023 года. Что и кому он гарантирует?

Что нам гарантируют сейчас?

С 2015 года в России действует двухуровневая система гарантий обязательных пенсионных накоплений. Первый уровень защиты гарантирует безубыточность накоплений на горизонте пяти лет. Каждые пять лет фонд фиксирует количество денег на счете клиента. Если клиент решил поменять фонд и на его счете будет меньше денег, чем на последнюю дату фиксации, то фонд заплатит разницу из своих резервов.

Второй уровень срабатывает, если НПФ банкротится или остается без лицензии. В этом случае обязательные пенсионные накопления (номинал взносов, без учета инвестиционного дохода) выплачивает государственное Агентство по страхованию вкладов (АСВ) — в нем состоят все НПФ, работающие с пенсионными накоплениями граждан.

Для добровольных пенсий работает только первый уровень гарантий. То есть НПФ обязаны обеспечивать безубыточность накоплений, но в случае банкротства возмещать убытки будет некому.

Что предлагают законодатели?

Клиенты НПФ по добровольному пенсионному страхованию получат второй уровень гарантий. Правда, с оговоркой. Если у фонда возникают проблемы, АСВ вернет клиентам — будущим пенсионерам номинал взносов на их пенсионных счетах, но не более 1,4 млн рублей, как в действующей системе страхования вкладов граждан.

Если клиент проблемного фонда уже получает пенсию, АСВ гарантирует ему выплаты в размере, установленном на дату наступления гарантийного случая, но не более двух размеров социальной пенсии по старости (на 1 апреля 2021 года — 10,2 тыс. рублей х 2).

Кто заплатит за гарантии?

Участие в любой системе гарантирования стоит денег. В законопроекте говорится, что АСВ будет возмещать клиентам проблемных НПФ пенсионные накопления из фонда гарантирования НПО. Наполнять его будут сами НПФ. Размер гарантийного взноса каждого НПФ будет зависеть от базовой ставки взноса, финансовой устойчивости фонда и величины его обязательств по договорам пенсионного страхования. «Граждане просто будут получать чуть меньший доход до тех пор, пока фонд гарантирования пенсионных резервов не достигнет 5% от суммарных активов НПО, — говорит ведущий юрист компании «Объединенный юридический центр «Парфенон» Павел Уткин. — Само собой, что выплачиваться взносы будут из доходов по операциям фонда». Проще говоря, на формирование гарантийного фонда пойдет часть денег клиентов.

А в гарантиях ли дело?

В системе пенсионного страхования числится 75,5 млн россиян. Лишь каждый десятый формирует пенсию по программе добровольного страхования. Гарантия сохранности пенсионных средств может сделать пенсионный продукт более привлекательным, считает гендиректор НПФ СберБанка Александр Зарецкий. Но у системы пенсионного страхования есть куда более серьезные недостатки, которые гарантиями не решить.

1. Система не делает нас богаче. В 2020 году НПФ заработали 7,2% доходности по пенсионным накоплениям и 5,8% по резервам, подсчитал Банк России. Во-первых, это меньше, чем в 2019 году (когда доходность составила 10,7% и 8% соответственно). Во-вторых, если вычесть расходы на управление и отчисления в резервы, непосредственно клиентам накопления принесли лишь 5,2%, что чуть выше уровня инфляции. Чтобы зарабатывать больше, нужно увеличивать долю более рисковых инструментов в портфеле. Закон разрешает НПФ вкладывать в акции высшего котировального списка биржи до 40% средств. Однако акции занимают в среднем 7% портфелей фондов.

Цель пенсионного фонда — в первую очередь сохранить резервы, поясняет осторожность НПФ Александр Зарецкий. «Кроме того, мы обязаны гарантировать сохранность взносов клиента по добровольным пенсионным программам на горизонте одного года, — продолжает он. — Это вынуждает большую часть резервов размещать в гособлигации, снижает ожидаемую доходность и ограничивает нас в предложении разнообразных инвестстратегий. При этом в отношении пенсионных накоплений горизонт безубыточности составляет пять лет. Нам представляется, что аналогичный подход целесообразно распространить и на НПО».

НПФ неоднократно просили предоставить им право разносить доходность по счетам клиентов на 5—10-летней основе, говорит Зарецкий. Это позволило бы дать вкладчику возможность выбрать подходящую ему инвестстратегию. Например, молодым участникам, которые готовы рисковать и ждут более высокую доходность, предоставить более агрессивную инвестстратегию. «Это позволило бы повысить привлекательность пенсионных продуктов в первую очередь для молодых инвесторов», — добавляет гендиректор НПФ СберБанка.

Законопроект этой проблемы не решает.

2. Доверие к системе подорвано событиями десятилетней давности. «В ближайшие несколько лет крайне маловероятно, что какие-либо шаги государства смогут сделать НПФ более привлекательными, — считает Павел Уткин. — Слишком свежа память о том, как расхищались средства граждан в конце нулевых — начале десятых годов, и отсутствие реальных сроков за мошенничество с пенсионными накоплениями. Поэтому основная причина непопулярности НПФ именно в недоверии. Вторая причина кроется в менталитете. Нынешние пенсионеры и люди предпенсионного возраста не понимают, как пенсию может выплачивать какая-либо отличная от государства структура, поэтому предпочитают не рисковать собственными средствами». Третьей причиной эксперт называет непрозрачность управления капиталом.

Согласна с ним и финансовый советник Александра Базак, относя к главным причинам непопулярности НПФ недоверие и страх перед всем, что связано с пенсионными сбережениями в нашей стране. «Плюс в принципе непонятный алгоритм накопления в таком фонде. Граждане не осведомлены в полной мере обо всех возможностях и рисках, — отмечает она. — Те же, кто не рассчитывает на господдержку в пожилом возрасте, выбирают более выгодные с точки зрения доходности финансовые инструменты. Конечно, система гарантирования — идея неплохая и, в принципе, может сделать НПФ более популярными, однако это 100% не станет трендом на долгие годы. С учетом того, что ежегодные взносы на страхование будут производиться из средств клиентов фондов, то, соответственно, это влечет за собой уменьшение и без того маленькой доходности».

Ольга КОТЕНЕВА, Banki.ru