Россиянам предложат копить на старость с помощью гарантированного пенсионного продукта. Однако для тех, кто может хоть что-то откладывать на будущее, уже есть альтернативные варианты на рынке коллективных инвестиций.

Как и следовало ожидать, плод трехлетних дискуссий в правительстве, сменивший название ИПК на ГПП (гарантированный пенсионный продукт), оказался мертворожденным. Несмотря на массу «пряников», обещанных тем, кто будет добровольно копить на пенсию. Например, сейчас известно, что взносы на будущую пенсию освободят от налога, а сами эти накопления застрахуют и будут индексировать на величину инфляции. А еще будут гарантии и возможность передать накопления наследникам.

Тем не менее даже на уровне первых лиц признается, что массового притока денег в гарантированный пенсионный продукт не будет. Его вряд ли обеспечат работодатели, которым за участие в софинансировании пенсии своих сотрудников обещаны льготы по налогу на прибыль. «Сейчас значительная часть населения имеет доходы, из которых им просто нечего выделять на увеличение пенсионного обеспечения в будущем», — честно заявила спикер Совфеда Валентина Матвиенко, комментируя то, насколько своевременно была начата пенсионная реформа.

Деньги у населения были, но закончились, потому что с введением ГПП опоздали примерно лет так на пять-шесть. Вводить его надо было уже давно. И лучше одновременно с заморозкой пенсионных накоплений. Так гражданам был бы подан четкий сигнал: денег на все мегапроекты и индексацию нам не хватает, поэтому, будьте добры, подумайте о старости заранее сами. Конечно, в этом случае у многих все равно возник бы вопрос: «А почему, собственно говоря, я должен тогда отдавать в ПФР 6%, которые раньше шли на мой накопительный счет в НПФ и УК?» Но, во всяком случае, это было бы понятно. А главное, работающие россияне получили бы конкретный инструмент, чтобы копить на будущую пенсию. Вместо этого трудящиеся граждане оказались брошены на произвол судьбы, а пенсионная система потеряла миллионы вкладчиков.

Как раз за несколько последних лет доходы россиян заметно снизились. То есть деньги, которые могли бы пойти на будущую пенсию и инвестироваться, просто были съедены ростом цен. И каждый год эти потери растут. Власти уже прикинули, сколько будет стоить бюджету предоставление льгот для ГПП, но нигде нет цифры, которая давала бы представление о том, сколько потеряли граждане, которые, возможно, смогли бы участвовать в новой пенсионной программе, но государство вовремя не предоставило им альтернативы пенсионным накоплениям. Миллионы или миллиарды?

Конечно, и сейчас есть те, кто в принципе готов копить на будущую пенсию. Или хотя бы имеет такую возможность. Их еще много. И возможно, тем, кому сейчас 25—30 лет, покажется интересной перспектива выйти на пенсию пораньше. Однако самые активные давно предпочитают решать эту проблему самостоятельно. Кто-то покупает доллары, рассчитывая на очередную девальвацию, а кто-то инвестирует в акции и облигации. По статистике Московской биржи, за последние пять лет число граждан, у которых открыт брокерский счет, выросло в четыре раза (сейчас там зарегистрировано 4,5 млн человек). А число тех, кто торгует Apple и Amazon на Питерской бирже, вообще растет в последние год-два в геометрической прогрессии.

Инвестирование становится модным и интересным занятием. По крайней мере, у узкой прослойки так называемого среднего класса, который еще способен что-то откладывать. В немалой степени этому поспособствовало само государство, предоставив возможность открывать индивидуальные инвестиционные счета (ИИС). Сейчас их уже открыто больше миллиона, и мало кто сомневается, что это число продолжит расти. Пока это выглядит куда более привлекательно, чем просто отдавать свои деньги в НПФ и УК. Все зависит только от твоих навыков и опыта.

А вот институт управления пенсионными накоплениями давно себя дискредитировал. Миллиардные хищения, неэффективная инвестиционная политика и откровенно враждебные для вкладчика условия («правило пятилетки», возможность взимать комиссию при убытке и прочее) — все это ясно показывает, что доверять свое пенсионное будущее этой системе не стоит. Куда легче и безопаснее вложиться в Сбербанк или «Газпром». Стоимость акций этих компаний, к слову сказать, за пять лет выросла в три и два раза соответственно. И это еще без учета дивидендов!

Пенсионный рынок явно проигрывает. Скажем, «молчуны» за последнюю пятилетку (2014—2018 годы) получили накопленным итогом 40%. А вот в частных пенсионных фондах ситуация отличается. Скажем. накопленная доходность у НПФ Сбербанка за тот же срок — около 40%, а доходность фонда «Сафмар» составила около 11%. Если бы наши пенсионные управляющие просто размещали все деньги в индекс Мосбиржи, то за это время пенсионные накопления их клиентов как минимум удвоились бы. Или вот еще одна альтернатива — ПИФы. Даже самые консервативные из них, фонды облигаций, за последние пять лет показали доходность по 70—80%, а доходность фондов, инвестирующих в валютные евробонды, и вовсе за это время превысила 100%.

Конечно, у ГПП по сравнению с ИИС есть одно важное преимущество — власти обещают, что эти деньги будут застрахованы. Идея гарантировать ИИС пока подвисла в воздухе. В ГПП должны гарантировать как внесенную будущим пенсионером сумму, так и полученный инвестиционный доход. По аналогии с пенсионными накоплениями, где результат вложений фиксируется раз в пять лет. Весь вопрос только в том, будет или нет потолок для страховки? Например, если сделать максимальную страховку до 1,4 млн рублей (по аналогии с вкладами), то такой пенсионный депозит, если исходить из срока дожития (252 месяца), позволит получать прибавку к пенсии в 5—6 тыс. рублей. Для тех, кто сейчас зарабатывает 80—100 тыс. рублей в месяц и может копить на старость, прибавка не очень значительная.

И даже ноу-хау с наследованием пенсионных денег вряд ли способно повысить интерес к гарантированному пенсионному продукту. Ведь те же средства на депозите или облигации, в которые вложился будущий пенсионер, открыв ИИС, его дети получат в наследство без всяких условий и ограничений.

Поэтому есть риск, что гарантированный пенсионный продукт будет серьезно проигрывать в конкурентной борьбе. По крайней мере, до тех пор, пока государство полностью не поменяет правила игры на пенсионном рынке, сделав упор на эффективность работы НПФ и УК, а не требуя от них соблюдать когда-то придуманные нормативы и пугая проверками и стресс-тестами. Пока же пенсионные деньги идут на финансирование бюджета, а обанкротившиеся фонды заливают миллиардами из копилки ЦБ, ничего не поменяется.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции