Прошло 500 дней с момента появления первого инвестиционного советника в соответствующем реестре Банка России. И уже совершенно понятно, что бурного формирования «нового» рынка инвестиционного консалтинга не произошло.

По состоянию на 3 июня 2020 года в реестр Банка России включены 78 инвестиционных советников. Из них лишь 11 не являются одновременно брокерской, инвестиционной компанией или банком. Правда, похоже, что часть из этих 11 все же некоторым образом связаны с финансовыми организациями, а сайты еще нескольких не создают ощущения реально действующего бизнеса.

Почему же инвестиционные советники не спешат подавать документы на включение в реестр? Основная причина — в весьма существенных затратах, связанных с исполнением требований регулятора.

Индивидуальный предприниматель, состоящий в реестре инвестиционных советников, должен иметь в штате (на основном месте работы) квалифицированного контролера, состоять в СРО инвестиционных советников, сдавать отчетность профучастника рынка ценных бумаг в формате XBRL и при этом не может применять упрощенную систему налогообложения. А для инвестиционных советников — юридических лиц добавляются требования к квалификации руководителя и требование вести бухгалтерский учет в Едином плане счетов финансовых организаций.

Банк России ведет работу по упрощению требований, и, возможно, требования к наличию контролера в штате советника с нового года уже не будет. Но это не значит, что советник не будет обязан соблюдать требования по организации системы внутреннего контроля. И не факт, что индивидуальный предприниматель сможет справиться с ними без найма дополнительного персонала.

Переход на основную систему налогообложения увеличивает налоговую нагрузку советника с 6% от выручки на «упрощенке» до 30—40% от выручки на общей системе. И если добавить сюда стоимость членства в СРО, а также другие прямые и косвенные затраты, то становится понятно, что в следующем году также не стоит ожидать появления в реестре Банка России большого количества инвестиционных советников.

Но, может быть, на российском финансовом рынке вовсе не нужны многочисленные финансовые советники?

С одной стороны, мы видим пример США, где в индустрии финансового консалтинга работает почти 1 млн человек. С другой стороны, в прошлом году в России, несмотря на ничтожно малое количество инвестиционных советников, количество брокерских счетов, открытых физическими лицами, росло ударными темпами. По данным Банка России, в мае число клиентов на брокерском обслуживании превысило 5 млн человек. Правда, средняя сумма активов на счетах по-прежнему невелика. Например, средний объем клиентских средств, находящихся на брокерских счетах ИИС, составляет всего 80 000 рублей.

На мой взгляд, привлечь на рынок следующие 5 млн частных инвесторов будет намного сложнее. Большинство людей не готовы самостоятельно вникать в специфику инвестирования на рынке ценных бумаг, и без внешней поддержки они, скорее всего, оставят сбережения на банковских депозитах, даже с сегодняшними низкими ставками.

Могут ли такую поддержку оказать финансовые организации? Наверное, могут. Но я бы хотел обратить внимание на крайне низкий уровень доверия к финансовым институтам в нашей стране. По данным исследований Edelman, подавляющее большинство россиян не доверяют финансовым организациям, и это может стать существенным барьером для прихода на рынок «новой волны» частных инвесторов. Особенно если люди, открывшие брокерские счета в последние год-полтора, получат негативный опыт из-за падения котировок на рынке, высокой волатильности и, возможно, банкротства некоторого количества эмитентов.

Поэтому приход на фондовый рынок следующих десятков миллионов частных инвесторов в существенной степени будет зависеть от возможности получить независимое мнение финансового советника, не являющегося сотрудником финансовой организации, профессионала, выбирающего наиболее подходящие инструменты «разных производителей» для реализации стратегии клиента, разработанной исходя из анализа его долгосрочных целей.

Конечно, деятельность советников должна регулироваться. Но, может быть, имеет смысл ввести разные требования к ведению этой деятельности в зависимости от размера их бизнеса? Например, до определенного количества клиентов требовать лишь уведомления о ведении консалтинговой деятельности и предоставления ежеквартальной отчетности. Или же ввести двухуровневую модель регулирования, в рамках которой начинающие инвестиционные советники могли бы вести самостоятельную деятельность под контролем инвестиционного советника, состоящего в реестре Банка России.

Возможно, частично проблему помогут решить финансовые советники, не предоставляющие своим клиентам индивидуальные инвестиционные рекомендации. Их работа — помочь клиенту сформулировать свои финансовые цели, выстроить долгосрочную стратегию их достижения и подсказать, какая часть этой стратегии должна быть реализована с помощью инструментов финансового рынка.

Такие советники ведут свою деятельность в полном соответствии с требованиями российского законодательства, но, к сожалению, их часто путают с «консультантами», ведущими нелегальную деятельность по инвестиционному консультированию без вхождения в реестр инвестиционных советников Банка России.

Надеюсь, что время все расставит на свои места и в России сформируется цивилизованный рынок финансового консалтинга, на котором бок о бок будут работать инвестиционные советники, соблюдающие установленные Банком России требования, и финансовые советники, объединенные в саморегулируемые организации и действующие в рамках их стандартов.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции