Интерес мошенников начинает все заметнее смещаться от «традиционного» ОСАГО в сторону других видов страхования. Понятно, что это заботит страховщиков. Но почему это не менее важно для их клиентов?

Реальный объем потерь российских страховщиков от действий мошенников составляет 40—50 млрд рублей ежегодно. Однако доказанный ущерб, заявления о котором подаются в правоохранительные органы, оказывается значительно меньше. Так, в прошлом году страховщики подали более 12 тыс. заявлений на общую сумму, превышающую 8 млрд рублей. При этом дела возбуждаются только по 19% заявлений, а непосредственно до суда доходит менее 1% таких дел.

Наиболее популярно у мошенников по-прежнему ОСАГО, хотя его доля постепенно снижается. Пару лет назад она составляла 90% от всех фиксируемых случаев, сейчас — около 86%. Думаю, что в ближайшее время увидим снижение примерно до 80%. Но и внутри «автогражданки» наблюдается трансформация мошенничества: оно движется в сторону повышения реалистичности, «качества» страховых случаев. Раньше это был преимущественно перевес деталей с одной машины на другую — например, ставили «битое» крыло и заявляли о ДТП. Этому способу страховщики научились противостоять с помощью методов трасологии, компьютерного моделирования. Поэтому мошенники переключились на эксплуатацию уязвимостей самой единой методики расчета суммы убытка. Они анализируют справочники запчастей, изменение цен на них в зависимости от региона, мониторят цены в интернет-магазинах. Далее находится небольшой регион, для которого конкретная модель автомобиля является редкой, запчасти там в дефиците, а цены на них существенно выше. Дополнительно принимаются меры для того, чтобы сделать невозможной процедуру натурального возмещения — восстановительного ремонта, а получить денежные выплаты. Затем совершается подставное ДТП, которое, как правило, записывается на видео «случайным» свидетелем. Подобный способ мошенничества уже успел получить среди страховщиков название «краш-тест».

Но злоумышленники всерьез заинтересовались и другими видами страхования. Мировая практика такова, что активнее всего они проявляют себя в сегменте страхования жизни и здоровья. Например, в США и некоторых странах Европы уже давно бедствием для страховщиков стали «травмы» шейного отдела позвоночника. Инсценируется ДТП, в результате которого у «пострадавшего», исключительно с его слов, фиксируется подобная травма, возникают «боли», которые практически никак не диагностируются. При этом выплаты в этом случае довольно ощутимые.

Что касается России, то здесь пока рост мошенничества с возмещением ущерба от потери здоровья замечен в ипотечном страховании, в страховании от несчастных случаев. Например, страховыми полисами покрываются ожоги первой и второй степени. Но ущерб по ним заявляется спустя три месяца или полгода после их «получения». Фокус в том, что за это время практически полностью исчезают следы даже реальных ожогов и страховщики никак не могут проверить факт наступления страхового случая, тем более что мошенники предъявляют поддельные медицинские справки. Отмечу, что подобная практика наиболее распространена в Южном федеральном округе.

Связана подобная миграция страхового мошенничества с тем, что страховщики постепенно нарабатывают практики противодействия мошенничеству в ОСАГО. В этом отрасль добилась значительного прогресса. По личным видам страхования это еще не так отработано, нет единых баз данных, как в «автогражданке», не так хорошо налажено взаимодействие с госорганами и полицией. Наконец, «средний чек» заявляемого ущерба в ОСАГО серьезно уступает той же «жизни». Сравните: в ОСАГО это примерно 250 тыс. рублей, в то время как в страховании жизни и здоровья — почти 870 тыс. рублей.

Для более эффективного противодействия мошенникам отрасли необходимы законодательные изменения, главное из которых состоит в том, чтобы те доказательства мошенничества, которые находим мы или даже частные детективы, могли быть приняты во внимание в рамках расследования уголовного дела. Сейчас собранные нами доказательства с точки зрения уголовно-процессуального законодательства не являются сколько-нибудь значимым материалом. Парадоксально, но мошенник имеет право предоставлять те материалы, которые найдет его адвокат, и следователь обязан их рассмотреть. Страховщики же этого права лишены, поскольку по закону не являются участниками этого процесса. Поэтому все те материалы, которые мы предоставляем, органы обязаны собрать по второму кругу — самостоятельно.

Страдают от действий мошенников не только страховщики, но и их клиенты. Подавляющее число таких случаев приходится на продажу людям поддельных полисов: либо псевдоагентами, либо на фишинговом сайте. Один из основных критериев определения мошенничества — это предлагаемая стоимость полиса. Как правило, она находится в довольно узком диапазоне, и, если вам предлагают его по цене ниже минимальной ставки, стоит задуматься. Но защититься от подобного мошенничества довольно просто, достаточно следовать нескольким простым правилам. Например, действительность полиса ОСАГО можно проверить по его номеру в базе РСА, а что касается агентов-физлиц, то на сайте каждой страховой компании в обязательном порядке есть сервис, внеся в который номер агентского договора и фамилию агента, легко выяснить, действительно ли он имеет отношение к этому страховщику.

Есть более изощренный способ мошенничества, при котором человеку, попавшему в стрессовую ситуацию при наступлении страхового случая, предлагают «продать выплату». То есть заплатить прямо сейчас 50—75% от положенной страховой выплаты, взамен чего он переуступает право на ее получение покупателю. Мотивируют это тем, что выплаты от страховой получать долго и муторно, нужен большой пакет документов, да еще наверняка страховщик откажет в выплате или занизит сумму. И многие соглашаются на это предложение, на ровном месте теряя свои деньги.

Отмечу, что во время режима самоизоляции количество случаев страхового мошенничества снизилось. В том числе из-за того, что сократился поток «гастролеров» из сопредельных государств. Однако мы ожидаем возобновления роста числа таких случаев, причем роста опережающего. Исторически при падении доходов населения начинает повышаться уровень бытового мошенничества.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции