В последние месяцы темпы инфляции обновляют многолетние максимумы, а ЦБ ужесточает свою риторику в отношении процентной политики. Все вместе играет в пользу неминуемого повышения ключевой ставки Банка России в текущем году. Насколько регулятор будет агрессивен в ужесточении процентной политики, пока остается вопросом, но уже совершенно ясно, как в подобной ситуации действовать вкладчикам и потенциальным заемщикам.

Ускорение инфляции на внутреннем рынке — это главный повод для тревоги и головная боль для российского правительства. Так, уже в начале марта темпы роста цен ускорились в годовом выражении до 5,8%, хотя еще в феврале Эльвира Набиуллина прогнозировала пик инфляции в I квартале на уровне 5,5%. Если в острый период пандемии регулятора упрекали в слишком медленном снижении ключевой ставки, то сейчас Банку России, по-видимому, придется сдерживать нападки в отношении нежелания резко повышать ставку для борьбы с ростом цен.

Ситуация на внешних финансовых рынках также складывается в пользу ужесточения процентной политики ЦБ на средне- и долгосрочном горизонте. Дело в том, что в США за последнее время серьезно усилились инфляционные ожидания на фоне восстановления деловой активности и действия внушительных финансовых стимулов в стране (как уже принятых, так и запланированных). Усиление инфляционных рисков может сподвигнуть ФРС (аналог российского Центробанка) повысить свою процентную ставку. В этом случае всем регионам, экономику которых принято называть развивающейся (Россия входит в этот список), также придется повышать свои внутренние процентные ставки, чтобы сдержать отток капитала в доллары и американские гособлигации, доходность по которым станет более привлекательной.

В то же время в и без того непростой экономической ситуации, когда цены на продукты растут, доходы населения падают, а впереди очередная индексация тарифов, стоимость кредитов в стране приобретает важную социальную составляющую. С точки зрения процентной ставки относительно доступной остается лишь ипотека, так как стоимость других кредитных продуктов для населения сохраняется на двузначном уровне. Уже в середине года ожидается завершение программы льготного ипотечного кредитования в крупнейших городах. С учетом сворачивания льготной госпрограммы и перехода регулятора к повышению ключевой ставки появляются риски постепенного возвращения ипотечных ставок как минимум к доковидным отметкам начала 2020 года, как максимум — в сторону двузначных уровней.

С учетом всех вышеперечисленных условий Банку России, по всей видимости, придется крайне осторожно действовать в отношении повышения ключевой ставки, поддерживая хрупкий баланс между сдерживанием инфляции и сохранением доступности кредитов в стране.

Как в подобной ситуации вести себя вкладчикам и потенциальным заемщикам банков? Всем желающим разместить свободные средства на депозит в банке можно рекомендовать пока не торопиться. В феврале и начале марта индикативные ставки по рублевым вкладам уже продемонстрировали рост, однако потенциал их повышения далеко не исчерпан. Банк России традиционно осторожен в своих действиях и комментариях, и процесс вывода ключевой ставки на так называемый нейтральный уровень (5—6%), вероятно, растянется на весь прогнозный период ЦБ до 2023 года. При этом сейчас банки располагают существенным профицитом ликвидности и не испытывают особых проблем с нехваткой ресурсов. Поэтому даже после повышения ключевой ставки на одном из предстоящих заседаний банки не будут торопиться с подъемом своих депозитных ставок, отыгрывая решение ЦБ постепенными шагами. В данных условиях вкладчикам имеет смысл держать свободные средства либо на накопительных счетах до востребования, либо на вкладах с самым коротким сроком, чтобы в случае волны повышения ставок банками иметь возможность оперативно переложить средства без потери процентов под более выгодную ставку.

А вот для потенциальных заемщиков рекомендация, похоже, одна и самая простая — брать кредит сейчас (но только если он действительно нужен). Если банки прогнозируют ужесточение процентной политики со стороны ЦБ, то ставки по кредитам они повышают заблаговременно. Постепенное ухудшение качества активов после отмены различного рода регуляторных послаблений, принятых в пандемию, также станет стимулом для банков повысить кредитные ставки уже в скором времени. Кроме того, банкиры прекрасно понимают, что для большей части населения кредиты остаются единственной возможностью поддерживать минимально необходимый уровень жизни в условиях длительного снижения реальных доходов, высокой закредитованности, а также экономических и финансовых потерь в пандемию. Население будет готово брать кредиты даже в период повышения ставок по ним, и банки будут этим пользоваться.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции