Выход экономики из кризиса сопровождается ростом инфляции. Рост цен, особенно на такие базовые продукты питания, как сахар, мука, яйца, растительное масло, гречка и т. п., вызывает недовольство народа. Растет цена бензина. Правительство пытается противостоять этому росту ограничением цен: «Цены, стой! Раз, два». Но даже первокурснику экономического факультета ясно, что ограничение цен ведет к дефициту товаров. Товары «обижаются» на бюрократический произвол и исчезают с полок магазинов.

Почему же пользуются этим методом? Видимо, из-за экстравагантного понимания природы инфляции. Премьер-министр Михаил Мишустин считает, что корень зла кроется в жадности предпринимателей. «И здесь важно сказать еще об одной причине, почему растут цены. Это жадность отдельных производителей и торговых сетей», — заявил Мишустин в Госдуме 12 мая. Известно, как жадность лечить: если пациент не понимает, что нужно делиться, то можно непонятливому и доктора прислать.

Правда, возникает закономерный вопрос: почему год назад, когда инфляция была рекордно низкой, производители не были жадными, а ныне их обуял грех стяжательства? В чем причина такого изменения?

После того как пагубность примитивного способа борьбы с инфляцией путем ограничения цен стала очевидной, воспользовались более утонченным способом — ограничением экспорта. Уже введено ограничение на экспорт зерна, идет подготовка к ограничению экспорта бензина. Этот подход явно изобличает привлечение консультантов, хотя бы отдаленно знакомых с экономикой. Рост внутреннего предложения должен способствовать снижению цен на внутреннем рынке. Но этот подход ведет к снижению стимулов производителей, нацеленных на экспорт продукции. Кроме того, не выполняются международные контракты, рвутся международные связи, наработанные годами… Этот подход в конечном итоге способствует сокращению производства.

Чтобы бороться с болезнью, надо сначала выяснить ее причины. А их несколько. Во-первых, это рост цен на агропродукцию на мировом рынке. В частности, из-за байденовских популистских программ стимулирования американской экономики, разбрасывания «вертолетных» денег. Также из-за мягкой монетарной политики, проводимой денежными властями развитых стран. Бороться с напастью, конечно, можно путем изоляции собственной экономики и импортозамещения, но этот подход явно нам не подходит: из-за антироссийских санкций мы и так уже изолированы сверх всякой меры.

Вторая причина — мягкая монетарная политика, проводимая Банком России. В 2020 году ключевая ставка достигла рекордно низкого уровня 4,25%. Из-за такой политики сформировался огромный денежный навес: наличная денежная масса в обращении за 2020 год выросла на 26,4%, или на 2,8 трлн рублей, до 13,4 трлн рублей на 1 января 2021 года. Этот денежный навес является мощным проинфляционным фактором. Из-за низких процентных ставок произошел мощный отток средств населения с банковских депозитов: депозиты физлиц в рублях сократились за 2020 год на 1,6 трлн рублей, или на 8,9%, в иностранной валюте — на 12,8 млрд долларов, или на 17,1%. Однако ужесточение монетарной политики Банка России встречает сильное сопротивление со стороны промышленного лобби.

Третья причина — мягкая фискальная политика, проводимая Минфином. Она проявляется в дефиците бюджета. За 2020 год дефицит федерального бюджета составил 3,1 трлн рублей (2,8% ВВП). Фактически дефицит бюджета покрывается за счет денежной эмиссии. Расходы государства превышают его доходы, что способствует росту инфляции. Что является основной причиной инфляции? Жизнь не по средствам, жизнь в долг.

Среди причин возникновения дефицита бюджета — субсидии населению, в первую очередь выплаты на детей. Эти субсидии на сотни миллиардов рублей — «горячие» деньги, способствующие росту цен.

Дополнительный вклад в рост инфляции вносит бюджетное правило: Минфин покупает доллары, пополняя Фонд национального благосостояния, и без того распухший до 12,0% ВВП. Покупка долларов ведет к ослаблению рубля и росту денежной массы, а это все проинфляционные факторы. Вот тут мы видим еще один резерв: на период борьбы с инфляцией следует прекратить покупку долларов Минфином в рамках исполнения бюджетного правила, которое явно нуждается в модернизации.

В последние месяцы изменяется поведение населения — происходит переход со сберегательной модели на потребительскую. Люди тратят больше, чем зарабатывают. Разница компенсируется за счет розничного кредита. Возникает явный дисбаланс: экономика сокращается, а розничный кредит активно растет. За 2020 год розничный кредитный портфель российских банков вырос на 13,6%. Охлаждение рынка розничного кредита — один из способов борьбы с инфляцией.

Важным источником инфляции становится рост внутреннего туризма из-за закрытия границ и резкого сокращения международного туризма. Вместо того, чтобы тратить деньги за рубежом, россияне тратят их в Сочи и Крыму, особенно после очередного закрытия Турции для россиян. По данным Ростуризма, число выездных туристских поездок граждан РФ за рубеж за 2020-й сократилось в 3,7 раза год к году: с 45,3 млн поездок в 2019-м до 12,4 млн в 2020-м.

Разумеется, важным источником инфляции является сокращение производства: снижается предложение — растут цены. За 2020 год ВВП РФ сократился на 3,1%. Стимулирование производства — очевидный способ борьбы с инфляцией.

Кроме того, кризис привел к сокращению конкуренции — более слабые производители ушли с рынка. Стимулирование конкуренции, борьба с монополиями, разрушение ценовых картелей также позволяют эффективно бороться с инфляцией.

Как еще можно бороться с инфляцией? Постепенно открывать российский рынок для иностранной аграрной продукции, попавшей под ответные санкции. Не давить экскаваторами иностранные продукты питания, а продавать их населению. Конечно, это приведет к снижению прибыли тех, кто наживается на импортозамещении. Вместе с тем снятие санкций с соседних государств поможет восстановлению изрядно подпорченного имиджа России.

Борьба с инфляцией — сложная проблема, требующая системного подхода. Пока инфляция относительно низкая (по крайней мере, если верить Росстату), но есть угроза выхода инфляции из-под контроля и превращения в гиперинфляцию.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции