Количество участников российского банковского рынка продолжает неуклонно сокращаться. В марте число действующих игроков сократилось ниже отметки в 400 кредитных организаций. В апреле с рынка ушли еще девять участников, и, по последним отчетным данным ЦБ РФ, на 1 мая количество действующих кредитных организаций составляло 389. В мае сокращение рядов продолжилось, кредитные организации уходили с рынка как по своей воле (например, в виде реорганизации Роскосмосбанка в форме его присоединения к Промсвязьбанку, а также добровольной сдачи лицензии черкесского Тексбанка), так и «при помощи» Центробанка. За первую декаду июня регулятор уже успел отозвать две банковских лицензии.

Все последние годы сокращение рядов в банковской системе проходит безболезненно относительно первой половины пути зачистки сектора, когда рынок потрясали громкие уходы крупных частных игроков, в том числе под крыло государства. В настоящее время рынок преимущественно покидают небольшие и малоизвестные населению банки, поэтому сегодняшний процесс «оздоровления» банковского сектора почти незаметен глазу рядового потребителя финансовых услуг.

Процесс сокращения числа участников банковского рынка неуклонно сопровождается усилением концентрации крупнейших игроков и доли государственного капитала. Так, еще десять лет назад на топ-20 крупнейших кредитных организаций приходилось менее 70% совокупных активов банковского сектора. Пять лет назад доля составляла порядка 75%. На сегодняшний день на топ-20 приходится более 80% активов сектора. При этом из 20 крупнейших кредитных организаций около половины подконтрольны непосредственно государству или имеют квазигосударственный характер капитала (например, банки, отошедшие в ходе санации под контроль ЦБ РФ). На эти банки приходится немногим менее 70% всех активов сектора, тогда как еще десять лет назад доля едва превышала половину совокупных активов. С учетом всех кредитных организаций, тем или иным образом подконтрольных государству (в том числе переставшего публиковать отчетность Промсвязьбанка и подконтрольного Московской бирже «Национального клирингового центра»), совокупная доля госактивов в секторе будет близка к 80%.

Тем не менее наряду со значительным усилением доли госсектора в банковской системе можно наблюдать и активный рост отдельных частных игроков, успешно переживших все последние кризисы и активные фазы зачистки сектора. Присутствием в топ-20 таких частных банков, как Альфа-Банк, а также «Санкт-Петербург» и «Россия», никого не удивишь. Десять лет назад эти кредитные организации находились примерно на тех же самых позициях, что и сейчас. Частный характер их акционерного капитала можно считать весьма условным, так как все перечисленные организации располагают мощными административными ресурсами, не уступающими государственным структурам. К данному списку можно добавить и СМП Банк, который еще десять лет назад находился за пределами топ-50, а сейчас замыкает топ-20. А вот сегодняшнее присутствие в топ-10 Совкомбанка и Тинькофф Банка в топ-20 могло бы показаться чем-то фантастическим в середине 2013 года (когда зачистка банковского сектора еще не началась), поскольку обе кредитные организации на тот момент находились за пределами топ-50. Десять лет назад Тинькофф Банк и вовсе не входил в топ-100 крупнейших. На сегодняшний день именно эти быстрорастущие банки вносят огромный вклад в конкуренцию госбанкам со стороны частного сектора, а в отдельных сегментах бизнеса даже задают тон государственным участникам рынка (в том числе в розничных направлениях).

Впрочем, уже сейчас основная конкурентная борьба на банковском рынке выражается не столько в объеме банковских активов, сколько в развитии финансовых технологий. В частности, банки все больше внимания и средств уделяют расширению своих экосистем, и пока частные игроки составляют здесь достойную конкуренцию госбанкам. В ближайшее время конкуренция на данном фронте может лишь усилиться за счет прихода на рынок крупных технологических компаний. Так, в конце апреля текущего года «Яндекс» заключил соглашение о покупке банка «Акрополь» за 1,1 млрд рублей, а буквально месяц спустя «Озон» завершил сделку по приобретению 100% уставного капитала Оней Банка за 615 млн рублей (продавцом выступал уже упоминавшийся Совкомбанк). Еще раньше, в феврале 2021 года, основная владелица и глава онлайн-ретейлера Wildberries Татьяна Бакальчук приобрела 100% акций банка «Стандарт-Кредит». Нетрудно догадаться, что ключевой целью при покупке банков для всех компаний являлось получение банковской лицензии, которая позволит расширить предложение финансовых сервисов и инструментов для покупателей и партнеров. Не исключено, что уже в ближайшее время крупнейшие государственные и частные классические банки ощутят на себе серьезное усиление конкуренции в онлайн-сегменте со стороны упомянутых технологических компаний. Собственно, именно поэтому для тех же госбанков в настоящее время гораздо больший интерес, чем поглощение классических банков, представляют различные онлайн-приложения и сервисы, способные расширить их экосистемы за пределы финансовых услуг.

Резюмируя, необходимо отметить, что «оптимизация» банковского сектора в виде сокращения его участников, с одной стороны, сопровождается усилением концентрации государственного капитала и снижением конкуренции на региональных рынках, где зачастую теперь представлены лишь филиалы основных госигроков. С другой стороны, усиливается конкуренция между крупнейшими участниками рынка, как с государственным, так и с частным капиталом. Этому способствует активное внедрение новых финансовых технологий, нивелирующих преимущества в виде административных и материальных ресурсов у государственных игроков.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции