Инвестиционное страхование жизни (ИСЖ) появилось на российском рынке в 2009 году. За эти годы этот вид страхования пережил ряд трансформаций и прошел много стадий становления, после чего прочно занял свою нишу в продуктовой линейке крупных финансовых компаний. По какому пути пойдет его развитие в дальнейшем и что нового страховщики могут предложить клиентам?

Краткая ретроспектива ИСЖ. На самом деле возможность купить продукты, схожие с ИСЖ, была у клиентов примерно с середины 2000-х годов. Но до спада 2009 года мало кто ею воспользовался: рынок рос, ПИФы показывали двузначную доходность, и многим казалось, что так будет продолжаться долго. После просадки рынка в 2008—2009 годах стало понятно, что многие инвесторы до конца не понимали рыночных рисков и не были к ним готовы. С точки зрения психологии это вполне понятно: мы все хотим получать доход и не хотим думать о возможных убытках. И когда после коррекции сотрудники финансовых компаний спрашивали частных инвесторов, что им нужно для возвращения на рынок, чаще всего получали ответ: «Мы хотим участвовать в росте (пусть и более скромном) и не готовы к падению». Именно поэтому спрос на продукты с защитой капитала стал расти с начала 2010-х. Сейчас можно сказать, что свое предназначение ИСЖ полностью выполнило: инструмент дал возможность всем желающим получить доход от инвестиций в фондовый рынок при полной гарантии вложенных средств.

Конечно, не все шло гладко. Люди стали активно покупать ИСЖ начиная с 2012 года. Тогда портфель в основном формировался из фьючерсов на золото и индекс РТС, некоторые компании предлагали инвестиции в ПИФы и даже в акции — с защитой капитала, но с низким потенциалом дохода. В связи с событиями на рынке 2014 года по окончании срока действия пятилетних договоров некоторые получили относительно невысокий доход. В 2012 году продукт позиционировался как некое «коробочное решение» для фондового рынка, которое позволяет участвовать в его динамике, не требует временных затрат на управление и способен показать интересную доходность при благоприятном сценарии рынка. Однако в силу разных причин клиентами он воспринимался несколько иначе, а именно как альтернатива всему инвестиционному портфелю, в том числе депозитам. И некоторые из них сравнивали доходность по нему с доходностью по банковским вкладам. Хотя бенчмарком должны были выступать доходность по инвестиционным инструментам, как это происходит у других инвестиционных инструментов, например у ПИФов. Это недопонимание осталось в прошлом. Всероссийский союз страховщиков (ВСС) и Банк России написали и внедрили новые стандарты, которые четко регламентируют продажи ИСЖ.

Сейчас восприятие ИСЖ клиентами изменилось. Теперь его считают одним из эффективных инструментов в портфеле, обладающим рядом преимуществ перед другими. Например, через ИСЖ можно купить ряд продуктов, которые недоступны «обычному» инвестору с брокерским счетом. Речь идет, например, о долгосрочных опционах и «кастомизированных» индексах. Например, очень популярный в том году индекс S&P Economic Cycle Factor Rotator Index, для покупки которого необходимо напрямую взаимодействовать с крупным зарубежным инвестиционным банком, который имеет эксклюзивное право на конструирование продуктов с этим базовым активом. Или, скажем, у нас есть долгосрочные облигации или депозит в портфеле, и мы хотим самостоятельно сконструировать себе продукт с защитой капитала. Для этого нам нужен одно-, трех-, пяти- или семилетний опцион; ликвидность таких опционов, торгуемых на бирже, очень низкая, и нам снова потребуется помощь крупного эмитента. Очевидно, что западные банки, которые выпускают такие опционы, не будут делать это ради вложений менее чем 2—3 млн долларов.

Как дальше будет развиваться ИСЖ? Продуктов с защитой капитала, доступных инвестору, стало больше. Это и инвестиционные облигации, и структурные депозиты, которые вышли из категории premium и предлагаются всем желающим, биржевые структурные облигации — все это аналоги ИСЖ, выпускаемые российскими брокерами, управляющими компаниями и банками.

Само ИСЖ также модернизируется. Не так давно страховщики стали предлагать полисы с частично гарантированной доходностью. Теперь инвестор, купив такой продукт на пять лет с гарантированной доходностью в 2,5%, получит по истечении срока действия договора как минимум 112,5% от вложенных средств. Полагаем, что доля ИСЖ такого вида будет быстро расти.

Кроме этого, и страховщики, и другие финансовые компании будут заниматься более точным составлением риск-профиля клиента. И давать персонифицированные советы по оптимизации портфеля. Это станет возможным за счет использования Data mining. Поясним на конкретном примере, о чем идет речь. До последнего времени степень толерантности к риску выявлялась через опросы. Но при таком подходе достаточно велика вероятность ошибки. Клиент может ответить, что готов к просадке портфеля на 10%, хотя по факту это не так. В скором времени финансовые компании будут анализировать не столько ответы, сколько действия инвестора. Например, как он распоряжается средствами на брокерском счете. И если алгоритм увидит, что даже при небольшой коррекции человек закрывает позиции, то он предложит увеличить в портфеле долю консервативных инструментов с фиксированной доходностью.

Мы полагаем, что ИСЖ как продукт может продолжить модернизацию. Не исключено, что в скором времени на российском рынке появится его новая версия — unit linked. Он фактически является аналогом ИСЖ и НСЖ, но обладает некоторыми преимуществами — большей прозрачностью и потенциально более высокой доходностью.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции