Биржа сошла с ума? Почему акции дорожают, когда в экономике все плохо
Фото: коллаж Banki.ru

Фондовые рынки обвалились в марте, но отыграли больше половины потерь. При этом вакцины от коронавируса нет, а экономика далека от идеального состояния. Откуда взялся рост и стоит ли готовиться к новому провалу?

Иногда они возвращаются

«Американские горки» на фондовом рынке сейчас вошли в фазу подъема, на первый взгляд, не подкрепленного никакими макроэкономическими показателям. Цифры по безработице в США не предвещают ничего хорошего, пандемия еще в разгаре, выход из карантина во многих странах начался, но настолько осторожно, что до восстановления производства и нормальной жизни в прежнем объеме еще далеко. А Китай так вообще отправил на повторный карантин область с населением более 100 млн человек. Экономисты соревнуются в предсказаниях глубины рецессии, в которую мы неизбежно сваливаемся.



Тем не менее с 18 марта, когда было достигнуто «дно» (индекс Мосбиржи опускался в этот день до отметки 2 111, почти на 34% ниже январского максимума), началось упорное восстановление котировок. С 9 апреля индекс колеблется вокруг отметки 2 600 — уровня мая 2019 года, отыграв обратно 16% падения.

Возникает вопрос: это искусственно надувается очередной «пузырь», который скоро лопнет, или биржевики верят в скорое восстановление экономики вопреки прогнозам серьезных людей?

ФРС у станка. Печатного

Аналитики инвестиционных компаний называют две основные причины нынешнего роста: беспрецедентные по объему вливания в экономики США и стран Европы, а также то, что панические настроения относительно будущего уже сделали свое дело — мрачные прогнозы заложены в нынешней цене акций.

«В настоящий момент за экономическими данными, которые по понятным причинам выходят в крайне негативном ключе, следить смысла нет, так как глобальные инвесторы уже списали 2020 год со счетов и изучают перспективы 2021 года», — говорит аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов.

«Инвесторы уже осознали, что текущие данные по экономике плохие, а может, и ужасные, но восстановление все же произойдет, и будет оно проходить на фоне масштабных денежных стимулов регуляторов, а это повод для переоценки реальных активов», — комментирует Андрей Кочетков, ведущий аналитик отдела глобальных исследований компании «Открытие Брокер». — На рынках, по сути, есть одно главное правило роста и падения. Если есть деньги, то рынки растут, а отсутствие денег приводит к падению стоимости активов. Все остальное — это лишь поводы и аккомпанемент».

С деньгами в США и Европе как раз все очень неплохо: Штаты включили печатный станок и не собираются его пока останавливать. «В этот раз правительства действовали мгновенно и предоставили объем ликвидности, эквивалентный 5 триллионам долларов, только по бюджетной линии. Еще 10 триллионов долларов предоставили центральные банки развитых стран. То есть объем падения экономики и доходов во втором квартале 2020 года фактически компенсируется помощью правительств своим гражданам и компаниям», — отмечает управляющий активами УК БКС Андрей Русецкий.

ФРС (Федеральная резервная система, выполняющая функции центрального банка США) закупает казначейские обязательства США без ограничений по времени и объему. «С начала коронавирусного кризиса баланс регулятора вырос с 4,2 триллиона до 6,6 триллиона долларов. Однако это не предел, и, по сути, ФРС может напечатать до 25–50% годового ВВП США», — говорит Кочетков, подчеркивая, что объем программ поддержки финансового рынка уже превышает весь объем стимулирования, который был реализован в рамках борьбы с ипотечным кризисом 2008–2009 годов.

Еще одна причина роста фондового рынка — низкая доходность казначейских обязательств, она сейчас находится вблизи исторических минимумов, а фондовый рынок даже в самом ущербном состоянии дает гораздо более высокую доходность.

Крупнейшие игроки фондового рынка отмечают повышенный интерес к инвестированию со стороны физических лиц. По данным некоторых онлайн-брокеров, прирост клиентов и операций по их счетам составляет сотни процентов по отношению к аналогичным периодам прошлого года. Так, апрель 2020-го стал рекордным месяцем по числу новых клиентов ИК «Фридом Финанс»: на российском рынке по группе компаний было открыто около 900 торговых счетов.

Инвесторов отчасти вдохновляют и успехи азиатских стран, где влияние «коронакризиса» на экономику удалось минимизировать. «Это дает надежду на относительно скорое восстановление в других странах. Текущая оценка публичных компаний — это отражение ожидания их денежных потоков на многие годы вперед, так что можно не удивляться тому, что несколько плохих кварталов (именно так сейчас выглядит базовый сценарий «коронакризиса») не приводят к глубокому обесценению акций большинства компаний», — считает старший аналитик УК «Альфа-Капитал» Максим Бирюков.

Вторая волна

Вопрос жизни и смерти для инвестора — ждать ли нового обвала и будет ли новое «дно». Ответ зависит от того, как будет распространяться вирус дальше. «Из истории эпидемий мы знаем, что обычно бывает вторая и третья волна. Практика показывает, что вторая волна бывает сильнее. Если при второй волне повторится жесткий lock-down, то мы можем увидеть второе «дно», которое будет ниже. И тогда будет уже либо U-образное, либо L-образное восстановление», — предупреждает генеральный директор Peramo Invest Ольга Мещерякова.

По мнению Сергея Дроздова из «Финама», еще одним фактором риска может стать возможное давление США на Китай, которое может перерасти в очередной торговый конфликт между двумя самыми крупными экономиками мира. «При реализации этого сценария S&P 500 может вновь опуститься к границе «медвежьего» рынка — 2 700 пунктов. Однако дальнейшее падение будет сдерживаться безлимитной программой количественного смягчения ФРС США, которую регулятор объявил в марте текущего года», — отмечает эксперт.

Масштабного обвала на рынках, скорее всего, уже не будет, считает Андрей Кочетков из «Открытие Брокера». «Мартовский провал был связан не с экономическими прогнозами, а с жесточайшим дефицитом ликвидности, хотя коронавирус и послужил последней каплей для краха чрезмерно разогретых надежд, — говорит он. — На текущий момент денежные вливания столь масштабны, что больше существует рисков необоснованного роста цен на активы, чем на их падение. Хотя рынки не умеют постоянно двигаться в одном направлении. Поэтому сюрпризы в статистике будут отыгрываться ростом тревожности с продажами широкого набора инструментов».

Согласен с ним и Андрей Русецкий из УК БКС, по словам которого еще одна волна пандемии будет слабее, а медицина (количество коек, доступность лекарств) уже будет готова к ней. «Полагаю, мы можем больше говорить о коррекции как после хорошего ралли. Тем более что никто не отменял сезонный фактор на рынках sell in May and go away — довольно часто в мае происходит фиксация прибыли, и рынки уходят «в отпуск» до осени», — поясняет эксперт.

Андрей Кочетков рекомендует инвесторам обращать внимание на показатели деловой активности в сфере услуг — именно они укажут на реальное возвращение экономики к нормальному функционированию, так как в промышленности ограничительные меры не были столь строгими.

Среди других показателей, за которыми стоит следить, чтобы понять, куда будет двигаться рынок и грозит ли ему новый обвал, эксперты называют динамику распространения вируса, котировки нефти, процентные ставки, корпоративные и суверенные дефолты, обращения государств в Международный валютный фонд (новые кредитные линии, реструктуризация долгов).

Признаками начала восстановления экономики могут стать позитивные данные о безработице в США или выход индексов PMI (Purchasing Managers' Index — индекс деловой активности) на уровни выше 50. Из косвенных признаков может быть интересно следить за динамикой авиа- и автомобильного трафика в мире, полагает Максим Бирюков.

За что держаться

Эксперты сходятся в том, что в период шока из-за COVID-19 инвестиционные предпочтения существенно не изменились, а бумаги с хорошей дивидендной доходностью стали лишь более привлекательными. Самое выгодное и перспективное сегодня в тех ценных бумагах, которые наиболее сильно просели во время мартовского падения.

Наиболее привлекательными остаются акции таких секторов, как телеком, IT, энергетика. Неизбежно восстановится и нефтяной рынок, хотя, возможно, не так быстро, как предполагалось. «Как только нефть нащупала локальное «дно», бумаги нефтяных компаний стали покупать на опережение, и, как следствие, мы увидели восстановление в некоторых случаях до 50%», — рассказывает Ольга Мещерякова. При этом она советует инвесторам оставить часть денег на случай второй волны эпидемии и второго «дна», когда точно нужно будет покупать.

Сергей Дроздов рекомендует сокращать позиции в бумагах черной металлургии и банков и предупреждает игроков на понижение не увлекаться, поскольку центробанки, памятуя о событиях 2008 года, держат руку на пульсе финансовых рынков и более слаженно и быстро, чем 12 лет назад, реагируют на снижение биржевых котировок.

Инвесторам с повышенным аппетитом к риску и желанием заработать на восстановлении рынка Максим Бирюков рекомендует заходить в ресурсные компании или даже авиакомпании.

Наиболее пострадавшим в нынешнем кризисе сектором Андрей Кочетков называет облигации, доходность которых заметно упала и уже обладает не столь высокой привлекательностью для розничных инвесторов. Ситуация с нулевыми ставками ФРС и европейских центробанков сохранится еще очень долгое время, подчеркивает эксперт, поэтому инструменты денежного рынка вряд ли стоит рассматривать в качестве интересных инвестиций.

Андрей Русецкий предлагает обратить внимание на рынок долларовых облигаций развивающихся стран, который «сейчас выглядит более интересно, так как премия на нем находится на максимальных уровнях с 2008 года, в отличие от акций, где в оценку рынка заложено восстановление прибылей до 2021–2022 годов». В цикле снижения ключевой ставки на российском рынке выгодно «сидеть» в длинных облигациях (ОФЗ), отмечает он.

Ольга КУЧЕРОВА для Banki.ru