Одним из главных отличий сегодняшнего пандемийного кризиса от последнего кризиса 2014–2015 годов стала мягкая процентная политика Банка России. В прошлый кризисный период ЦБ РФ руководствовался прежде всего необходимостью сдержать отток капитала из России, поэтому резко повысил ключевую ставку. В 2020 году главной темой на повестке дня стала помощь экономике в условиях беспрецедентного кризиса. В отсутствие возможностей осуществлять прямые выплаты населению и бизнесу в масштабных объемах главным инструментом поддержки экономики стала рекордно низкая ключевая ставка Банка России. С начала 2020 года она была снижена с уровня в 6,25% до 4,25% годовых. Вместе с ключевой ставкой ЦБ снижалась стоимость пассивов банковского сектора и кредитных ресурсов для экономики. Рассмотрим, помогли ли рекордно низкие ставки запустить процесс кредитования и как они повлияли на динамику основного источника пассивов банков — средств населения.

Корпоративный сегмент: кредиты не для всех

На первый взгляд, ежемесячная динамика темпов роста кредитования банками предприятий и организаций отражает постепенное возобновление кредитного процесса после резкого спада в начале пандемийного периода. Так, в конце марта можно было наблюдать ажиотажный спрос на кредитные ресурсы. Некоторые компании брали кредиты для замещения доходов в период нерабочей недели; другие кредитовались для выплаты зарплат, аренды и налогов; часть предприятий и организаций боялась дальнейшего повышения ставок в кризис; а кто-то и вовсе запасался кредитными ресурсами впрок, не зная, чего ожидать в ситуации, с которой все столкнулись впервые. По итогам марта темп роста кредитов юрлицам достиг 2,6% (здесь и далее данные ЦБ с исключением влияния валютной переоценки), что стало рекордным уровнем: за весь 2019 год кредиты выросли лишь на 5,8%. Но уже в последующие месяцы кредитная активность пошла на спад и по итогам мая оказалась нулевой. С июня темпы роста начали постепенно восстанавливаться и вплоть до октября (последний месяц с доступной отчетностью) сохранялись положительными, вернувшись, по сути, на допандемийные уровни. Однако такое восстановление скрывает в себе ряд нюансов.

Еще в июне ЦБ в своих аналитических обзорах отмечал, что основными заемщиками банков выступали финансовые организации (то есть брокеры, управляющие и лизинговые компании), вероятно, тесно связанные с самими кредиторами. В июле, по данным статистики ЦБ, рост кредитного портфеля банков на 1,6% обеспечили всего несколько крупных корпоративных заемщиков, а также системообразующие предприятия, имевшие доступ к государственным программам льготного кредитования. При этом концентрация прироста кредитного портфеля постепенно сместилась в сторону так называемых системно значимых кредитных организаций (СЗКО, на тот момент это, по сути, 11 крупнейших банков). В августе ЦБ и вовсе отмечал существенный вклад в прирост кредитования всего лишь одного крупного банка и его нескольких заемщиков из сырьевого сектора экономики. В сентябре темп роста портфелей несколько замедлился, при этом снова был обеспечен кредитованием заемщиков из финансового и сырьевого секторов экономики, а также программой проектного финансирования жилья (то есть заемщиками выступали застройщики). Наконец, в октябре кредитный рост, по данным ЦБ, был полностью сконцентрирован в СЗКО, кредитовавших преимущественно крупных представителей нефтегаза, электроэнергетики и розничной торговли. Значимым фактором для прироста кредитов оставалось и проектное финансирование строительства жилья.

Вышеописанная картина позволяет сделать сразу три важных вывода о корпоративном кредитовании в период пандемии. Во-первых, восстановление кредитной активности началось не с момента перехода ЦБ к снижению ключевой ставки, а со снятием карантинных мер. Второй вывод заключается в том, что основную кредитную поддержку банков получили представители прежде всего стратегических и сырьевых отраслей экономики, тогда как заемщики из остальных сегментов, в том числе наиболее пострадавших в период пандемии, вероятно, столкнулись с огромным нежеланием банков кредитовать их в кризис. Наконец, судя по всему, снижение процентных ставок происходило прежде всего для самых крупных и наиболее платежеспособных предприятий и организаций, в том числе в рамках льготных государственных программ, тогда как для всего остального бизнеса «с улицы» стоимость кредитования могла даже повыситься с учетом возросших экономических рисков.

Розница: ипотечный локомотив

Темпы роста кредитования физических лиц восстановились довольно быстро. Отрицательная динамика розничных ссуд наблюдалась лишь в апреле, в последующие же месяцы происходило постепенное ускорение темпов роста. В результате уже с августа темпы роста кредитов населению вышли на отметку в 1,8–1,9% ежемесячно, превысив таким образом даже допандемийную динамику. Как теперь уже не сложно догадаться, основной вклад в такую динамику вносило ипотечное жилищное кредитование, разгоняемое льготной государственной программой на первичном рынке (ипотека под 6,5%).

В потребительском и автокредитовании также не обошлось без всплеска активности, однако наблюдался он лишь в отдельные месяцы и, вероятно, был связан с реализацией отложенного спроса после снятия карантина и традиционным ажиотажным интересом к покупкам товаров длительного пользования в периоды девальвации рубля (например, прирост автокредитов на 2,3% в июле, когда новая волна девальвации ослабила рубль на 4,4% к доллару). С конца лета — начала осени можно было наблюдать постепенное замедление темпов роста розничного кредитования, хотя в этот период ключевая ставка уже находилась на историческом минимуме в 4,25% годовых.

В результате можно отметить, что системное восстановление темпов розничного кредитования произошло лишь в ипотеке, то есть в наиболее платежеспособном сегменте, в котором к тому же была задействована льготная программа господдержки (то есть часть процентного риска банков взяло на себя государство). В остальных сегментах банковской розницы повышенная кредитная активность наблюдалась лишь в периоды ажиотажного потребительского спроса, однако впоследствии сходила на нет, даже несмотря на формальное снижение ключевой ставки ЦБ. Не исключено, что снижение ключевой ставки на практике просто не доходило до основного числа розничных заемщиков в силу нежелания самих банков кредитовать в условиях кризисного падения доходов населения.

Вклады населения: ставки все ниже, денег все меньше

Смягчение процентной политики, безусловно, не могло не отразиться на динамике основного источника фондирования банковского сектора — средств населения. С начала пандемии и до последних отчетных месяцев средства физических лиц демонстрировали крайне слабую динамику. Отток средств населения в конце марта не перерос в панику (в том числе благодаря карантину), и уже в апреле темпы роста вернулись в положительную область. Однако в последующие полгода, за исключением июня, средства физлиц на счетах и депозитах в банках либо почти не росли, либо вовсе снижались. Июнь стал исключением (рост на 1,9%) по той простой причине, что именно на этот месяц пришелся основной объем выплат населению по программам поддержки семей с детьми. За десять месяцев 2020 года средства физлиц выросли на 1,4%, но без учета июньского прироста (+1,9%) динамика была бы, вероятно, близка к нулевой.

Безусловно, слабой динамике средств населения в 2020 году способствовали прежде всего рекордно низкие процентные ставки. Однако помимо этого можно выделить целый ряд дополнительных факторов, ограничивших интерес населения к банковским вкладам. Это и девальвация рубля, и ажиотажный потребительский спрос в кризис на товары длительного пользования, и снижение доходов населения.

Средства в валюте: с депозитов в недвижимость

Весьма примечательна динамика средств населения и в разрезе валютной структуры обязательств. Например, за январь — октябрь объем валютных депозитов населения сократился на 13,1 млрд долларов США (–17,6%). Часть средств ушла с депозитов на счета (+4,1 млрд долларов США), однако в целом за десять месяцев 2020 года население забрало почти 10% всех валютных средств, или порядка 9 млрд долларов США. Средний курс доллара на Мосбирже за период с января по октябрь включительно составил порядка 72 рублей. Соответственно, отток в 9 млрд долларов США — это примерно 650 млрд рублей по среднему курсу. На весьма близкую величину за январь — октябрь пополнились рублевые средства населения на счетах эскроу, связанных с покупкой недвижимости (+694 млрд рублей). Таким образом, в список факторов, негативно повлиявших на динамику средств населения в банках, можно смело добавить бум на рынке недвижимости, спровоцированный программой льготной ипотеки.

Прогнозы

Можно предположить, что в условиях ограниченных финансовых возможностей для прямой денежной поддержки населения и бизнеса российское правительство и ЦБ сохранят курс на поддержание низких процентных ставок и в 2021 году. Однако эффективность такой политики для экономики останется неоднозначной. В условиях действия эпидемиологических ограничений и слабой потребительской активности отдельные сегменты бизнеса вряд ли спасут кредиты даже по нулевым ставкам. Да и сами банки не будут гореть желанием кредитовать тех заемщиков, чьи перспективы будут казаться им туманными на период пандемии.

В части розничного кредитования ЦБ уже сейчас проявляет беспокойство относительно темпов роста сегмента и удорожания недвижимости. Свернуть программу льготного ипотечного кредитования у регулятора вряд ли получится, ощутимо повысить ключевую ставку тоже не удастся, поэтому единственным решением станут регулятивные ужесточения для банков при выдаче ипотечных ссуд. В этом случае даже при сохранении низкой ключевой ставки и действия льготной ипотечной программы темпы роста розничного кредитования могут замедлиться, а население и вовсе перестанет получать какую-либо отдачу от мягкой процентной политики.

Наконец, при текущих низких процентных ставках частные клиенты продолжат терять интерес к размещению средств как на рублевых, так и на валютных счетах и депозитах. В случае с валютными средствами важную роль также будут играть сроки открытия зарубежных границ и возобновления иностранных турпоездок. По всей видимости, отток средств населения со счетов и депозитов в банках продолжится в связи с поисками более доходных инструментов. Если покупка недвижимости в ипотеку станет менее доступной из-за ужесточения регулятивных требований ЦБ, основной объем средств вкладчиков, по-видимому, хлынет на финансовые рынки и брокерские счета.

Обзор подготовлен аналитическим центром Банки.ру