Иванишвили продал «Российский кредит» группе частных инвесторов, сообщил вчера банк: это Георгий Генс (президент IT-компании «Ланит». — «Ведомости»), Анатолий Мотылев (бывший владелец и президент «Глобэкса»), Борис Хаит (владел страховой компанией «Спасские ворота»), Борис Пастухов (основатель Промышленно-страховой компании, сейчас СГ «Уралсиб»), Виктор Лукоянов и Владимир Фаерович. Как распределились доли, не раскрывается.

Сумма сделки, которую планируется закрыть до 1 сентября, — $352 млн. Сейчас это немало, отмечает аналитик Газпромбанка Юрий Тулинов: цена сделки соответствует 1,26 капитала банка — весьма щедро на фоне более крупных и рентабельных российских банков. Он приводит в пример Сбербанк и Номос-банк, которые торгуются с коэффициентами 1,32 и 0,95 капитала.

Сделка включает не только банк, но и другие активы группы «Уникор» Иванишвили — «Интерфин трейд» и «Интерфин капитал» — и «премию за бренд», поясняет президент УК «Уникор» Павел Лысенко, добавляя, что банком интересовалось четыре группы инвесторов и было выбрано лучшее предложение. Цена адекватная и включает рыночную оценку активов с учетом объектов недвижимости в центре Москвы, отмечает Лысенко, не называя их. Он отмечает, что девелоперские проекты «Уникора», в частности гостиницы InterContinental Moscow Tverskaya (бывшая «Минск») и «Люксъ отель» (бывшая «Центральная»), не находятся на балансе банка, как и особняк на Смоленском бульваре, его банк арендует.

«Российский кредит» в 90-е гг. был одним из ведущих банков страны: Иванишвили избегал публичности, но его партнер Виталий Малкин входил в состав «семибанкирщины». По числу платежек «Российский кредит» превосходил Сбербанк, гордился Иванишвили в интервью «Ведомостям». Однако кризис 1998 г. подкосил банк — его спасало Агентство по реструктуризации кредитных организаций.

Иванишвили сосредоточил бизнес в Импэксбанке, который затем продал Raiffeisen Bank International, а прошедший санацию «Российский кредит» стал, по сути, инвестиционным банком, обслуживающим операции «Уникора».

По активам банк входит лишь в третью сотню — 11,9 млрд руб., зато по капиталу он 61-й — 8,4 млрд — аномальное соотношение для банка (обычно 10—12%). В последние годы «Роскред» в основном исполнял задачу расчетного банка для бизнеса Иванишвили, признает бывший топ-менеджер банка. В систему страхования вкладов банк был принят только прошлым летом.

«Банк владеет небольшим пакетом акций голубых фишек, гособлигациями, кредитным портфелем предприятий различных отраслей экономики и рядом объектов недвижимости в центре Москвы», — подтверждает Мотылев.

Новые владельцы намерены вернуть «Российскому кредиту» былую славу. По словам Мотылева, они планируют «создание многофилиального универсального банка как за счет органического роста, так и за счет присоединения других банковских активов».

Среди них не будет «АМБ банка», уверяет Мотылев, которого участники рынка считают владельцем банка (он входит в его совет директоров). «Эти проекты [АМБ и «Роскредит»] друг с другом никак не связаны, — уверяет Мотылев. — «Российский кредит» — это совместный проект группы инвесторов. Он никак не связан ни с профилем, ни с масштабами деятельности «АМБ банка».

Среди шестерых инвесторов ведущий — Мотылев, полагает один из банкиров. Генс заявил «Ведомостям», что не собирается участвовать в управлении «Российским кредитом»: «среди инвесторов есть люди, более профессионально разбирающиеся в банковском бизнесе».

Хаит возглавлял Мост-банк Владимира Гусинского (лицензия отозвана в 2000 г.), а Мотылев — Глобэксбанк, который пришлось спасать ВЭБу (см. врез).

«Для меня это частная инвестиция, никак не связанная с моим основным бизнесом, через какое-то время я рассчитываю выйти с прибылью из этого проекта», — говорит Генс. Однажды ему это удалось: Генс владел долей в Оргрэсбанке, который в 2006 г. был продан скандинавской Nordea.

Связаться с другими инвесторами не удалось.

Банк за 5000 руб.

«Глобэкс» рухнул осенью 2008 г. Банк финансировал девелоперские проекты в основном за счет частных вкладов. ВЭБ выкупил банк у Мотылева за 5000 руб., но для спасения банка в него пришлось вложить 87 млрд руб. Когда рынок недвижимости восстановился, ВЭБ сообщил, что заработал на этой операции.

Наталия БИЯНОВА, Ольга ПЛОТОНОВА